Диэнцефальный синдром детей

Оглавление:

Синдром диэнцефальной дисфункции Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Попугаев К. А., Савин И. А., Горячев А. С., Полупан А. А., Ошоров А. В., Соколова Е. Ю., Захаров В. О., Лубнин А. Ю.

Диэнцефальные структуры (ДС) включают таламус, гипоталамус, эпиталамус, субталамус и гипофиз. Описаны синдромы, развивающиеся вследствие повреждения ДС: диэнцефальная дистермия, гипоталамическое ожирение, диэнцефальный синдром детей, болезнь Кушинга и т. д. У нейрореанимационных пациентов с черепно-мозговой травмой признаки повреждения ДС выявляются в 15-33%. Спектр клинических проявлений, которые считаются последствием повреждения ДС, у этих пациентов чрезвычайно широк, их структуризация отсутствует. В связи с этим целью настоящего исследования явилось описание синдрома диэнцефальной дисфункции (СДД) у нейрореанимационных пациентов. В исследование вошли 76 пациентов, оперированных в Институте им. Н. Н. Бурденко с 2006 по 2009 г. включительно. Возраст пациентов составил от 19 до 77 лет. Женщин было 43 (56,6%), мужчин 33 (43,4%). У всех пациентов выявлялись измененное сознание (ИС) и диснатриемия. В зависимости от количества выявляемых соматических органных дисфункций (СОД) пациенты были разделены на 6 групп. У 12 пациентов (1-я группа) выявлялось изолированное сочетание ИС и диснатриемии без СОД. Исход был благоприятным у 91,7% пациентов этой группы, неблагоприятный (ШИГ 3) у 7,3%. 2-ю группу составили 11 пациентов, которые имели одну СОД, ИС и диснатриемию. Исход был благоприятным у 45,5% пациентов, неблагоприятный (ШИГ 3) у 54,5%. 3-ю группу составили 12 пациентов, которые имели две СОД, ИС и диснатриемию. Исход был благоприятным у 25% пациентов, летальный (ШИГ 1) у 33%, а грубая инвалидизация (ШИГ 3) развилась у 42%. 4-ю гpуппу составили 25 пациентов, у которых выявлялись 3 СОД, ИС и диснатриемия. Исход был благоприятным у 24% пациентов, летальный (ШИГ 1) у 44%, а грубая инвалидизация (ШИГ 3) развилась у 32%. 5-ю группу составили 12 пациентов, у которых выявлялись 4 СОД, ИС, диснатриемия. Исход был благоприятным у 33,3% пациентов, летальный (ШИГ 1) у 58,3%, а грубая инвалидизация (ШИГ 3) развилась у 8,4%. 6-ю группу составили 4 пациента, у которых развились 5 СОД, ИС, диснатриемия. Исход был летальным у всех больных. Таким образом, у больных с нейрохирургической патологией ХСО в послеоперационном периоде СДД проявляется сочетанием ИС, диснатриемии и как минимум одной СОД. Наличие у пациента ИС и диснатриемии не достаточно для диагностики СДД. Тяжесть СДД и исход определяются количеством развившихся СОД.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Попугаев К.А., Савин И.А., Горячев А.С., Полупан А.А., Ошоров А.В., Соколова Е.Ю., Захаров В.О., Лубнин А.Ю.,

DIENCEPHALIC SYNDROME

Diencephalic structures are thalamus, hypothalamus, epithalamus, subthalamus and hypophysis. Diencephalic structures injury lead to several syndromes: diencephalic dysthermia, hypothalamic obesity, pediatric diencephalic syndrome, Cushing’s disease, etc. Diencephalic syndrome manifests in 15-33% of patients with TBI. The goal of our study was to describe diencepalic syndrome in patients in neurointensive care unit. 76 patients took part in the study, 43 women and 33 men among them. The age of patients ranged from 19 to 77 years. All patients had consciousness disorders (CD) and dysnatremia. The patients were divided into 6 groups according to the number of somatic organ dysfunctions (SOD). 12 patients had only dysnatremia and CD without SOD (91,7% of them with benign outcome; 7,3% of them with poor outcome (GOS-3)). 11 patients in the second group had CD, dysnatremia and 1 SOD (45,5% of them had benign outcome; 54,5% poor outcome). In the third group patients had 2 SOD (42% of them had poor outcome (GOS-3) and 33% lethal outcome (GOS-1)). The worst outcome was in the 6th group, where patients had 5 SOD. All the patients in that group died. So, in patients with neurosurgical pathology in chiasmal area dienchephalic syndrome manifests by combination of CD, dysnatremia and at least 1 SOD. The number of SOD determines the outcome and severity of diencephalic syndrome.

Текст научной работы на тему «Синдром диэнцефальной дисфункции»

9. Bryson G. L., Wyand A. Evidence-based clinical update: General anesthesia and the risk of delirium and postoperative cognitive dysfunction. Can. J. Anaesth. 2006; 53: 669—677.

10. Casati A., Aldegheri G., Vinciguerra F. et al. Randomized comparison between sevoflurane anaesthesia and unilateral spinal anaesthesia in elderly patients undergoing orthopaedic surgery. Eur. J. An-aesth. 2003; 20: 640—646.

11. Canet J., Raeder J., Rasmussen L. S. et al. Cognitive dysfunction after minor surgery in the elderly. Acta Anaesthesiol. Scand. 2003; 47: 1204—1210.

12. Chen X., Zhao M., White P. F. et al. The recovery of cognitive function after general anesthesia in elderly patients: a comparison of des-fluran and sevofluran. Anesth. Analg. 2001; 93: 1489—1494.

13. DiCarloA., BaldereschiM., AmaducciL. et al. Cognitive impartment without dementia in older people: prevalence, vascular risk factors, impact on disability. The Italian Longitudinal Study on Aging. J. Am. Geriatr. Soc. 2000; 48: 775—782.

14. Flatt J. R., Birrell P. C., Hobbes A. Effects of anaesthesia on some aspects of mental functioning of surgical patients. Anaesth. Intensive Care 1984; 12: 315—324.

15. Hopkins R. O., Jackson J. C. Long-term neurocognitive function after critical illness. Chest 2006; 130: 869—878.

16. KehletH., Holte K. Effect of postoperative analgesia on surgical outcome. Br. J. Anaesth. 2001; 87: 1186—1193.

17. Grichnik K. P., Ijsselmuiden A. J., D’Amico T. A. et al. Cognitive decline after major noncardiac operations: A preliminary prospective study. Ann. Thorac. Surg. 1999; 68: 1786—1791.

18. Gatchel R. J. Early development of physical and mental decon-ditioning in painful spinal disorders.Contemporary conservative care for painful spinal disorders. Philadelphia: Lea & Febider; 1991. 278—289.

19. Goldstein M. Z., Young B. L., FogelB. S. et al. Occurrence and predictors of short-term mental and functional changes in older adults undergoing elective surgery under general anesthesia. Am. J. Geriatr. Psychiatry 1998; 6: 42—52.

20. Moller J. T., Cluitmans P., Rasmussen L. S. et al. Long-term postoperative cognitive dysfunction in the elderly: ISPOCD1 study. Lancet 1998; 351: 857—861.

21. Newman S., Stygall J., Hirani S., ShaefiS. et al. Postoperative cognitive dysfunction after noncardiac surgery: a systematic review. Anes-thesiology 2007; 106: 572—590.

22. RasmussenL. S., Jonson T., KuipersH. M. et al. Does anesthesia case postoperative cognitive disfunction? A randomized study of regional versus general anesthesia in 438 elderly patients. Acta Anaesthesiol. Scand. 2003; 47: 1188—1194.

23. Price C. C., Tanner J. J., Monk T. G. Postoperative cognitive disorders. Neurosc. Found. Anesthesiol. ; 19: 255—269.

24. Starkweather A. Posterior lumbar interbody fusion: an old concept with new techniques. J. Neurol. Nurs. 2006; 38: 13—20.

25. Stockton P., Cohen-Mansfield J., Billig N. Mental status change in older surgical patients: Cognition, depression, and other comorbidity. Am. J. Geriatr. Psychiatry 2000; 8: 40—46.

© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2012 УДК 616.831-008.1-008.6-07

К. А. Попугаев, И. А. Савин, А. С. Горячев, А. А. Полупан, А. В. Ошоров, Е. Ю. Соколова, В. О. Захаров, А. Ю. Лубнин

Ознакомьтесь так же:  Инфильтративный туберкулёз дифференциальная диагностика

СИНДРОМ ДИЭНЦЕФАЛЬНОЙ ДИСФУНКЦИИ

ФГБУ НИИ нейрохирургии им. акад. Н. Н. Бурденко РАМН, Москва

Диэщефстъные структуры (ДС) включают таламус, гипоталамус, эпиталамус, субталамус и гипофиз. Описаны синдромы, развивающиеся вследствие повреждения ДС: диэнцефалъная дистермия, гипоталамическое ожирение, диэнцефалъный синдром детей, болезнь Кушинга и т. д. У нейрореанимационных пациентов с черепно-мозговой травмой признаки повреждения ДС выявляются в 15—33%. Спектр клинических проявлений, которые считаются последствием повреждения ДС, у этих пациентов чрезвычайно широк, их структуризация отсутствует. В связи с этим целью настоящего исследования явилось описание синдрома диэнцефалъной дисфункции (СДД) у нейрореанимационных пациентов. В исследование вошли 76 пациентов, оперированных в Институте им. Н. Н. Бурденко с 2006 по 2009 г. включительно. Возраст пациентов составил от 19 до 77 лет. Женщин было 43 (56,6%), мужчин — 33 (43,4%). У всех пациентов выявлялись измененное сознание (ИС) и дис-натриемия. В зависимости от количества выявляемых соматических органных дисфункций (СОД) пациенты были разделены на 6 групп. У12 пациентов (1-я группа) выявлялось изолированное сочетание ИС и диснатрие-мии без СОД. Исход был благоприятным у 91,7% пациентов этой группы, неблагоприятный (ШИГ 3) — у 7,3%. 2-ю группу составили 11 пациентов, которые имели одну СОД, ИС и диснатриемию. Исход был благоприятным у 45,5% пациентов, неблагоприятный (ШИГ 3) — у 54,5%. 3-ю группу составили 12 пациентов, которые имели две СОД, ИС и диснатриемию. Исход был благоприятным у 25% пациентов, летальный (ШИГ 1) — у 33%, а грубая инвалидизация (ШИГ 3) развилась у 42%. 4-ю гpуппу составили 25 пациентов, у которых выявлялись 3 СОД, ИС и диснатриемия. Исход был благоприятным у 24% пациентов, летальный (ШИГ 1) — у 44%, а грубая инвалидизация (ШИГ 3) развилась у 32%. 5-ю группу составили 12 пациентов, у которых выявлялись 4 СОД, ИС, диснатриемия. Исход был благоприятным у 33,3% пациентов, летальный (ШИГ 1) — у 58,3%, а грубая инвалидизация (ШИГ 3) развилась у 8,4%. 6-ю группу составили 4 пациента, у которых развились 5 СОД, ИС, диснатриемия. Исход был летальным у всех больных.

Таким образом, у больных с нейрохирургической патологией ХСО в послеоперационном периоде СДД проявляется сочетанием ИС, диснатриемии и как минимум одной СОД. Наличие у пациента ИС и диснатриемии не достаточно для диагностики СДД. Тяжесть СДД и исход определяются количеством развившихся СОД.

Ключевые слова: диэнцефальный синдром, интенсивная терапия, электролитные нарушения, органная дисфункция

DIENCEPHALIC SYNDROME K.A. Popugaev, I.A. Savin, A.S. Goryachev, A.A. Polupan, A.V. Oshorov, E. Yu. Sokolova, V.O. Zakharov, A.Yu. Lubnin

Diencephalic structures are thalamus, hypothalamus, epithalamus, subthalamus and hypophysis. Diencephalic structures injury lead to several syndromes: diencephalic dysthermia, hypothalamic obesity, pediatric diencephalic syndrome,

Cushing’s disease, etc. Diencephalic syndrome manifests in 15-33% of patients with TBI. The goal of our study was to describe diencepalic syndrome in patients in neurointensive care unit. 76 patients took part in the study, 43 women and 33 men among them. The age of patients ranged from 19 to 77 years. All patients had consciousness disorders (CD) and dysnatremia. The patients were divided into 6 groups according to the number of somatic organ dysfunctions (SOD). 12 patients had only dysnatremia and CD without SOD (91,7% of them with benign outcome; 7,3% of them with poor outcome (GOS-3)). 11 patients in the second group had CD, dysnatremia and 1 SOD (45,5% of them had benign outcome; 54,5% — poor outcome). In the third group patients had 2 SOD (42% of them had poor outcome (GOS-3) and 33% — lethal outcome (GOS-1)). The worst outcome was in the 6th group, where patients had 5 SOD. All the patients in that group died. So, in patients with neurosurgical pathology in chiasmal area dienchephalic syndrome manifests by combination of CD, dysnatremia and at least 1 SOD. The number of SOD determines the outcome and severity of diencephalic syndrome.

Key words: diencephalic syndrome, intensive care, electrolyte disturbances, somatic organ disorders

Введение. Диэнцефальные структуры (ДС) включают в себя таламус, гипоталамус, эпиталамус, субталамус и гипофиз [1]. Таламус, располагаясь ниже боковых желудочков , представляет скопление ядер, имеет овальную форму, образует боковую стенку III желудочка и занимает 4/5 пространства диэнцефальной области. Основной функцией таламуса является первичный анализ и передача информации коре мозга от всех органов чувств за исключением обонятельного анализатора. Гипоталамус — это комплекс ядер, которые формируют дно и боковые стенки III желудочка. Выделяют паравентрикулярное, супраоптическое, преоптическое, супрахиазматическое, вентромедиальное, аркуатное, мамиллярное, заднее и другие ядра. Ядра гипоталамуса имеют обширные интракраниальные связи. В гипоталамусе синтезируются пептиды — либерины и статины. Гипоталамус является высшим центром эндокринной регуляции, обеспечивает постоянство внутренней среды организма, регулирует функционирование органов и систем организма, координирует работу нервной, эндокринной и иммунной систем. Эпиталамус — шишковидное тело, поводок, его ядра и спайки, задняя комиссура образуют крышу III желудочка, к которой прилежит сосудистое сплетение. В шишковидном теле синтезируется ме-латонин. Эпиталамус регулирует цикл сон — бодрствование, принимает участие в регуляции эмоций и работы автономной нервной системы. Субталамус включает в себя субталамическое ядро, ростральные отделы красного ядра и черной субстанции, располагается между таламусом и покрышкой среднего мозга и участвует в экстрапирамидной регуляции движений. Гипофиз расположен в турецком седле клиновидной кости и имеет две доли — переднюю (аденогипофиз) и заднюю (нейрогипофиз). Нейрогипо-физ соединен с гипоталамусом ножкой гипофиза, которая представляет собой аксоны нейронов ядер гипоталамуса и эпиталамуса и по которой транспортируется вазопрессин, окситоцин и мелатонин. В передней доле гипофиза синтезируются тропные гормоны (адренокортикотропный, тиреотропный, гонадотропный, соматотропный и пролак-тин), выделение которых регулируется гипоталамически-ми пептидами. Либерины и статины поступают в аденоги-пофиз из гипоталамуса по разветвленной системе артери-ол, капилляров и венул. Эндокринная регуляция является основной функцией гипофиза.

Описаны синдромы, развивающиеся вследствие повреждения ДС: диэнцефальная дистермия (гипер-, гипо-, пойкилотермия), гипоталамическое ожирение, диэнце-фальный синдром детей, гипоталамическая кахексия взрослых, анорексия, булимия, диэнцефальная глюкозу-рия, акромегалия, болезнь Кушинга, гипоталамический

Информация для контакта.

Попугаев К. А. — НИИ нейрохирургии им. акад. Н. Н. Бурденко, ст. науч. сотр., канд. мед. наук, отд-ние реанимации и интенсивной терапии.

гипогонадизм, гипофизарный нанизм, гигантизм, синдром Прадера—Вилли и др. [2, 3]. У нейрореанимаци-онных пациентов с черепно-мозговой травмой признаки повреждения ДС выявляются в 15—33% наблюдений [4— 6]. Спектр клинических проявлений, которые эти авторы считают последствием повреждения ДС, у пациентов с черепно-мозговой травмой широк и включает нарушение сознания, расширение зрачков, повышение внутричерепного давления, артериальную гипертензию, тахикардию, брадикардию или другие нарушения сердечного ритма, лихорадку, повышение мышечного тонуса, опистотонус, гипергидроз, тахипноэ. Учитывая механизмы повреждения мозга при черепно-мозговой травме, сложно говорить об изолированном повреждении ДС у этой категории пациентов. Вышеперечисленные симптомы являются следствием первичного повреждения стволовых и подкорковых структур или дислокации ствола мозга.

У пациентов с опухолями хиазмально-селлярной области (ХСО) и осложненным течением послеоперационного периода критическое состояние обусловлено изолированным повреждением ДС. При этом формируется характерный синдром — синдром диэнцефальной дисфункции (СДД).

Цель исследования — описание СДД у реанимационных пациентов. В связи с поставленной целью было необходимо решить следующие задачи: определить структуру СДД и варианты СДД; провести корреляцию между вариантом СДД и исходом заболевания.

Материал и методы. В исследование вошли пациенты, оперированные в Институте им. Н. Н. Бурденко с 2006 по 2009 г. включительно. Критериями включения были: возраст старше 18 лет; опухоль ХСО; осложненное течение раннего (7 сут) послеоперационного периода; пребывание пациента в отделении реанимации более 48 ч.

Критериями исключения были: пребывание пациента в отделении реанимации менее 48 ч; интракраниальные осложнения, не связанные с повреждением диэнцефальных структур (оболочечные гематомы, внутримозговые гематомы на отдалении от ложа удаленной опухоли, ишемическое повреждение мозга в бассейне магистральных сосудов мозга); атоническая кома, развившаяся в течение 7 сут после операции; тромбоэмболия легочной артерии и острый инфаркт миокарда, развившиеся в течение 7 сут после операции; сепсис, развившийся в течение 7 сут после операции.

Регистрировались проявления полиорганной дисфункции. Для этого использовались критерии шкалы SOFA [7]. Исключениями стала квалификация измененного сознания (ИС) и дисфункции дыхательной системы. Сознание оценивалось по шкале RASS (табл. 1).

Шкала RASS была выбрана, поскольку у изучаемой группы пациентов развивается как угнетение сознания, так и психомоторное возбуждение. В этих условиях использование других общепринятых шкал, оценивающих уровень сознания, в том числе и шкала ком Глазго, не охватывало всех изменений сознания, характерных для пациентов с опухолями ХСО при осложненном течении послеоперационного периода. Отсутствие ИС соответствовало оценке RASS 0, при любой другой оценке RASS сознание считалось измененным.

Ознакомьтесь так же:  Простуда без температуры слабость

RASS: ричмондская шкала оценки ажитации и седации

+4 Агрессивен Пациент агрессивен, возникают эпизоды выраженного психомоторного возбуждения, возможно нанесение физического ущерба медицинскому персоналу

+3 Выраженная ажитация Пациент агрессивен, удаляет катетеры, зонды, дренажи, трубки

+2 Ажитация Частая нецеленаправленная двигательная активность, «борьба» с респиратором при проведении ИВЛ

+1 Беспокойство Пациент беспокоен, иногда испуган, но не агрессивен, а двигательная активность не имеет деструктивной направленности

0 Спокойствие и внимательность

-1 Сонливость Недостаточно внимателен, пробуждается на оклик отсроченно: открывает глаза, фиксирует взор более 10 с

-2 Легкая седация Пробуждается на оклик (открывает глаза, но фиксирует взор менее 10 с)

-3 Умеренная седация Двигательная активность или открывание глаз в ответ на оклик без фиксации взора

-4 Глубокая седация Нет реакции на оклик, но двигательная активность или открывание глаз на проприоцеп-тивные и ноцицептивные раздражители

-5 Отсутствие пробуждения Нет реакции ни на оклик, ни на проприоцептивные и ноцицептивные раздражители

Критериями дисфункции дыхательной системы являлись снижение индекса pO2/FiO2 ниже 400, как в шкале SOFA, и необходимость проведения продленной ИВЛ (более 24 ч после операции). Это связано с тем, что причиной дыхательной дисфункции у нейрореанимационных пациентов является не только паренхиматозное повреждение легких, которое отражает pO2/FiO2-индекс, но и другие механизмы, например, нарушение центральных механизмов регуляции дыхания или угнетение сознания [8].

Другие соматические органные дисфункции (СОД) квалифицировались строго в соответствии со шкалой SOFA. Дисфункция сердечно-сосудистой системы определялась как развитие артериальной гипотензии (среднее АД ниже 70 мм рт. ст.) или необходимость использования симпатомиметических препаратов; почечная дисфункция — как уровень креатинина выше 110 мкмоль/л или снижение диуреза менее 500 мл/сут; печеночная дисфункция — как уровень билирубина выше 20 мкмоль/л; гематологическая дисфункция — как тромбоцитопения (менее 150 тыс/мкл).

Водно-электролитные нарушения (ВЭН) и кишечная дисфункция часто развиваются у пациентов с опухолями ХСО и осложненным течением послеоперационного периода. Шкала SOFA не включает оценку этих нарушения, поэтому были введены следующие квалифицирующие их критерии. ВЭН определялись как диснатриемия (выше 145 ммоль/л или ниже 135 ммоль/л) вследствие несахарного диабета, синдрома неадекватной секреции вазопрессина или сольтеряющего синдрома; кишечная дисфункция — как парез желудочно-кишечного тракта.

Лихорадка определялась как температура тела выше 38,5oC, гипотермия — температура тела ниже 36oC.

Для предупреждения развития гормональной недостаточности все пациенты после операции получали заместительную гормональную терапию в дозе, которая используется у пациентов с гормональной недостаточностью, находящихся в состоянии выраженного стресса: гидрокортизон 2,5—3 мг/кг/сут, L-тироксин 2—2,5 мкг/кг/сут.

Данные представлены в виде медианы 25-го и 75-го перцен-тиля. При анализе данных использовались тест Манна—Уитни и отношение рисков. Различия считались достоверными приp

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

Диэнцефальный синдром — мощный удар по ЦНС из-за дисфункции гипоталамуса

Диэнцефальный синдром (гипоталамический) — это комплекс расстройств эндокринного, обменного, вегетативного типа.

Во время этих нарушений наблюдается поражение гипоталамической области промежуточного мозга. В большинстве случаев эти расстройства происходят из-за дисфункции гипоталамуса.

Для диэнцефального синдрома характерно:

  • изменение массы тела, в большинстве случаев она увеличивается;
  • появление головных болей;
  • проблемы с настроением, частые перемены;
  • появление состояния гипертензии;
  • проблемы с менструальным циклом;
  • повышение аппетита;
  • возникновение ощущения повышенной жажды;
  • иногда повышается и понижается половое влечение.

Данное нарушение часто возникает в эндокринологической, гинекологической, невралгической практике, при этом во время диагностирования возникают сложности, которые связанны с многообразием симптоматики и разновидностей синдрома.

Диэнцефальный синдром в большинстве случаев проявляется у подростков в возрасте от 13 до 15 лет, а также во время репродуктивного возраста от 31 до 40 лет. В репродуктивном возрасте он в основном преобладает у женщин – от 12,5 % до 17,5 %.

Заболевание приводит к серьезным расстройствам репродуктивного здоровья многих женщин. Наблюдается развитие эндокринного бесплодия, появление поликистоза яичников, а также различные патологии акушерского и перинатального характера.

Причины и провоцирующие факторы

Нарушения в функционировании гипоталамуса могут возникнуть из-за целого ряда причин и факторов:

  • наличие опухолей в головном мозгу, которые приводят к сдавливанию гипоталамической области;
  • травматические повреждения черепно-мозгового характера, во время которых возникает прямое повреждение гипоталамуса;
  • состояние нейроинтоксикации – токсикомания, наркомания, алкоголизм, вред от производственной деятельности, влияние экологических вредных компонентов;
  • различные нарушения с сосудистым характером – инсульт, остеохондроз;
  • нейроинфекции вирусного и бактериального типа – грипп, малярия, тонзиллит в хронической форме;
  • факторы с психогенным характером – проявление стрессовых и шоковых ситуаций, чрезмерных умственных нагрузок;
  • период беременности и гормональные перестройки, которые связаны с этим периодом;
  • болезни хронического типа, которые проявляются совместно с элементами вегетативного типа – бронхиальная астма, состояние гипертонии, язвенные поражения желудка и двенадцатиперстной кишки, состояние ожирения.

Классификация и клиническая картина

Насчитывается большое число исследовательских программ по изучению диэнцефального синдрома, согласно которым была создана классификация расстройства.

Дисфункция диэнцефальных структур бывает нескольких типов, у каждого из которых свои симптомы и проявления:

  1. Диэнцефальный синдром с гипоталамической (диэнцефальной) эпилепсией.
  2. Расстройство вегетативно-висцерально-сосудистого характера. Наблюдаются нарушения в сердечно-сосудистой и дыхательной системе.
  3. Расстройство терморегуляции. Возникает повышение температуры тела от субфебрильной до фебрильной. При данной форме появляется состояние озноба, мышечной дрожжи, иногда может появиться гипотермия.
  4. Нарушения нервно-мышечного типа. Эта форма сопровождается повышенной слабостью в виде физической астении.
  5. Нарушения нервно-трофического характера. Это нарушение характеризуется проявлением повышенных отеков на фоне общей слабости, жажды, головных болей, ознобоподобного тремора и гипотермии.
  6. Нейроэндокринная форма. Данное нарушение проявляется в виде возникновения гипо- и гиперфункции гипофиза и других желез внутренней секреции.
  7. Нервно-психические расстройства. Наблюдаются вегетативно-сосудистые, нейроэндокринные, обменно-трофические нарушения.
  8. Нейроэндокринно-обменные расстройства. Это эндокринные нарушения, при которых возникает ожирение, раннее половое созревание, головные боли, появляется быстрая физическая и умственная утомляемость, нарушение менструального цикла и другие сбои.

Диэнцефальная эпилепсия

Диэнцефальная эпилепсия – это своеобразные вегетативные пароксизмы, схожие с приступами обычной эпилепсии, но причиной которых служат нарушения в работе гипоталамуса. Они могут проявляться от нескольких часов до суток.

Данная форма синдрома совмещает в себе следующие симптомы:

  • за сутки до наступления приступа у человека может поменяться настроение;
  • возникновение повышенного чувства голода;
  • ощущение жажды;
  • проявление беспричинного страха;
  • примерно через два часа может появиться ощущение озноба;
  • повышение температуры тела;
  • проявление сильного потоотделения;
  • может поменяться окраска кожи;
  • возникновение частого мочеиспускания и дефекации.

Приступы обычно возникают совместно с судорогами, обмороками.

Постановка диагноза — дело непростое

Во время проведения полиморфного диагноза диэнцефального синдрома могут проявиться сложности при обследовании пациента. В целях постановки диагноза проводятся такие исследования и берутся следующие анализы:

  • проведение сахарной кривой;
  • результат термометрии в трех местах;
  • ЭЭГ;
  • берется трехдневная проба Зимницкого.

Определяется уровень глюкозы натощак с уровнем нагрузки сахара 100 грамм. При этом определяется показатель глюкозы через каждые полчаса.

Определяется ряд разновидностей сахарной кривой:

  • гипергликемического типа, когда показатель глюкозы превышает нормальный уровень;
  • гипогликемического типа, когда показатель глюкозы ниже нормального уровня;
  • двугорбового типа, когда падение показателя глюкозы меняется с новым повышением;
  • торпидного типа, когда небольшой скачок показателя глюкозы в крови останавливается на одном уровне.

Термометрия делается в трех зонах – в двух подмышечных местах и в области прямой кишки. Различные расстройства с термометрическим характером могут проявляться в виде изотермии, когда температурный режим в подмышечной области и в прямой кишке равны, в то время как уровень температурного режима в прямой кишке должен быть выше на 0,5-1 градус Цельсия.

А также в виде гипо- и гипертермии (в области подмышечных впадин температурный режим выше или ниже нормы), тероминферсии, когда уровень температурного режима в области прямой кишки ниже температурного режима подмышечной зоны.

Во время электроэнцефалографического исследования можно выявить проблемы, которые касаются глубинной структуры головного мозга.

При взятии трехдневной пробы Зимницкого делаются исследования, которые помогают определить уровень выпитого и выделяемого количества жидкости.

Помимо этого делается МРТ головного мозга, которое помогает определить высокое давление внутричерепного типа, а также различные последствия травматических повреждений, гипоксии, образований опухолевого вида.

Ознакомьтесь так же:  Народные средства от ангины ингаляции

Проводятся исследования на уровень содержания гормонов в крови и определяются биохимические данные кровяного состава, это нужно для определения эндокринно-обменных нарушений.

В обязательном порядке для определения синдрома с органическим происхождением проводится ряд исследований:

  • УЗИ надпочечников;
  • УЗИ щитовидной железы и внутренних органов;
  • МРТ и КТ надпочечников.

Комплекс лечебных процедур

Для диагностики и последующего лечения необходимо обратиться к следующим специалистам – эндокринологу, неврологу и гинекологу женщинам.

Подбор методов лечения для каждого пациента строго индивидуален. Главной целью лечения диэнцефального синдрома является корректирование нарушений и нормализация гипоталамических структур головного мозга.

Вначале терапии устраняются факторы этиологического типа. Делается очистка инфекционных очагов, лечатся травматические повреждения, опухоли.

При интоксикации алкогольными напитками, наркотиками, инсектицидами, пестицидами, тяжелыми металлами необходимо оказать активное терапевтическое лечение дезинтоксикационного типа, во время которого делаются инъекции внутривенного типа с Гемодезом, Тиосульфатом натрия, Глюкозой, физиологическим раствором.

С целью купирования обострений синдрома симпатико-адреналового типа необходимо использовать Пирроксан, Беллатаминал, Эглонил, Грандаксин, антидепрессанты.

Во время нейроэндокринных расстройств назначается корректирующая терапия, во время которой нужно применять гормональные медикаменты с заместительным, стимулирующим или тормозящим типом. А также назначается соблюдение диетического питания и прием регуляторов с нейромедиаторным обменом (Бромокриптин, Дифенин) длительностью до 6 месяцев.

Для улучшения мозговой деятельности назначается применение Пирацетама, Церебролизина, Кавинтона, витаминов группы В, аминокислот (Актовегина, Глицина), препаратов кальция.

По причине того, что симптомы гипоталамического синдрома могут проявиться в результате смены погодных условий, из-за сильного раздражения или физического перенапряжения, необходимо с целью профилактики этого нарушения принимать препараты седативного типа, антидепрессанты, транквилизаторы.

Помимо этого следует избегать стрессов, нервного перенапряжения и вовремя отдыхать.

NSICU.RU neurosurgical intensive care unit
сайт отделения реанимации НИИ им Н.Н. Бурденко

Курсы повышения квалификации

Асинхронии и графика ИВЛ

Водно-электролитные
нарушения
в нейрореанимации

Книга «Основы ИВЛ»

Рекомендации
по интенсивной терапии
у пациентов
с нейрохирургической патологией

Статьи → Синдром диэнцефальной дисфункции

НИИ Нейрохирургии им Н.Н. Бурденко, РАМН, Москва

Диэнцефальные структуры (ДС) включает в себя таламус, гипоталамус, эпиталамус, субталамус и гипофиз [1]. Таламус, располагаясь ниже боковых желудочков, представляет собою скопление ядер, имеет овальную форму, образует боковую стенку III желудочка и занимает 4/5 пространства диэнцефальной области. Основной функцией таламуса является первичный анализ и передача информации коре мозга от всех органов чувств за исключением обонятельного анализатора. Гипоталамус – это комплекс ядер, которые формируют дно и боковые стенки III желудочка.

Выделяют паравентрикулярное, супраоптическое, преоптическое, супрахиазматическое, вентромедиальное, аркуатное, маммиллярное, заднее и другие ядра. Ядра гипоталамуса имеют обширные интракраниальные связи. В гипоталамусе синтезируются пептиды – либерины и статины. Гипоталамус является высшим центром эндокринной регуляции, обеспечивает постоянство внутренней среды организма, регулирует функционирование органов и систем организма, координирует работу нервной, эндокринной и иммунной систем. Эпиталамус — шишковидное тело, поводок, его ядра и спайки, задняя комиссура — образуют крышу III желудочка, к которой прилежит сосудистое сплетение.

В шишковидном теле синтезируется мелатонин. Эпиталамус регулирует цикл сон-бодрствование, принимает участие в регуляции эмоций и работы автономной нервной системы. Субталамус включает в себя субталамическое ядро, ростральные отделы красного ядра и черной субстанции, располагается между таламусом и покрышкой среднего мозга и участвует в экстрапирамидной регуляции движений. Гипофиз расположен в турецком седле клиновидной кости и имеет две доли – переднюю (аденогипофиз) и заднюю (нейрогипофиз). Нейрогипофиз соединен с гипоталамусом ножкой гипофиза, которая представляет собою аксоны нейронов ядер гипоталамуса и эпиталамуса и по которой транспортируется вазопрессин, окситоцин и мелатонин. В передней доле гипофиза синтезируются тропные гормоны (адренокортикотропный, тиреотропный, гонадотропный, соматотропный гормоны и пролактин), выделение которых регулируется гипоталамическими пептидами. Либерины и статины поступают в аденогипофиз из гипоталамуса по разветвленной системе артериол, капилляров и венул. Эндокринная регуляция является основной функцией гипофиза.

Описаны синдромы, развивающиеся вследствие повреждения ДС: диэнцефальная дистермия (гипертермия, гипотермия, пойкилотермия), гипоталамическое ожирение, диэнцефальный синдром детей, гипоталамическая кахексия взрослых, анорексия, булимия, диэнцефальная глюкозурия, акромегалия, болезнь Кушинга, гипоталамический гипогонадизм, гипофизарный нанизм, гигантизм, синдром Прадера-Вилли и другие [2,3]. У нейрореанимационных пациентов с черепно-мозговой травмой признаки повреждения ДС выявляются в 15-33% наблюдений [4 – 6]. Спектр клинических проявлений, которые эти авторы считают последствием повреждения ДС, у пациентов с черепно-мозговой травмой широк и включает в себя нарушение сознания, расширение зрачков, повышение внутричерепного давления, артериальную гипертензию, тахикардию, брадикардию или другие нарушения сердечного ритма, лихорадку, повышение мышечного тонуса, опистотонус, гипергидроз, тахипноэ. Учитывая механизмы повреждения мозга при черепно-мозговой травме, сложно говорить об изолированном повреждении ДС у этой категории пациентов. Ряд вышеперечисленных симптомов является следствием первичного повреждения стволовых и подкорковых структур или дислокации ствола мозга.

У пациентов с опухолями хиазмально-селлярной области (ХСО) и осложненным течением послеоперационного периода критическое состояние обусловлено изолированным повреждением ДС. При этом формируется характерный синдром — синдром диэнцефальной дисфункции (СДД).

Цель исследования

Описание СДД у реанимационных пациентов. В связи с поставленной целью было необходимо решить следующие задачи: определить структуру СДД; определить варианты СДД; провести корреляцию между вариантом СДД и исходом заболевания.

Материалы и методы исследования

В исследование вошли пациенты, оперировавшиеся в Институте в период с 2006 года по 2009 год, включительно. Критериями включения были: Возраст старше 18 лет; опухоль ХСО; осложненное течение раннего (7 суток) послеоперационного периода; пребывание пациента в отделении реанимации более 48 часов. Критериями исключения были: пребывание пациента в отделении реанимации менее 48 часов; интракраниальные осложнения, не связанные с повреждением диэнцефальных структур (оболочечные гематомы, внутримозговые гематомы на отдалении от ложа удаленной опухоли, ишемическое повреждение мозга в бассейне магистральных сосудов мозга); атоническая кома, развившаяся в течение 7 суток после операции; тромбоэмболия легочной артерии и острый инфаркт миокарда, развившиеся в течение 7 суток после операции; сепсис, развившийся в течение 7 суток после операции. Регистрировались проявления полиорганной дисфункции. Для этого использовались критерии шкалы SOFA [7]. Исключениями стала квалификация измененного сознания (ИС) и дисфункции дыхательной системы. Сознание оценивалось по шкале RASS (Таблица №1).

Шкала RASS была выбрана, поскольку у изучаемой группы пациентов развивается как угнетение сознания, так и психомоторное возбуждение. В этих условиях использование других общепринятых шкал, оценивающих уровень сознания, в том числе и шкалы ком Глазго, не охватывало всех изменений сознания, характерных для пациентов с опухолями ХСО при осложненном течении послеоперационного периода. Отсутствие ИС соответствовало оценке RASS 0, при любой другой оценке RASS сознание считалось измененным.

Критериями дисфункции дыхательной системы являлись снижение индекса pO2/FiO2 ниже 400, как в шкале SOFA, и необходимость проведения продленной ИВЛ (более 24 часов после операции). Это связано с тем, что причиной дыхательной дисфункции у нейрореанимационных пациентов является не только паренхиматозное повреждение легких, которое отражает pO2/FiO2 индекс, но и другие механизмы, например, нарушение центральных механизмов регуляции дыхания или угнетение сознания [8]. Другие соматические органные дисфункции (СОД) квалифицировались строго в соответствии со шкалой SOFA. Дисфункция сердечно-сосудистой системы определялась как развитие артериальной гипотензии (снижение среднего АД ниже 70 мм.рт.ст.) или необходимость использования симпатомиметических препаратов. Почечная дисфункция определялась как повышение уровня креатинина выше 110 мкмоль/л или при снижении диуреза менее 500 мл/сут. Печеночная дисфункция определялась как повышение уровня билирубина выше 20 мкмоль/л. Гематологическая дисфункция определялась как тромбоцитопения (менее 150 тыс/мкл).

Водно-электролитные нарушения (ВЭН) и кишечная дисфункция часто развиваются у пациентов с опухолями ХСО и осложненным течением послеоперационного периода. Шкала SOFA не включает оценку этих нарушения, поэтому были введены следующие квалифицирующие их критерии. ВЭН определялись как диснатриемия (повышение выше 145 ммоль/л или снижение ниже 135 ммоль/л) вследствие несахарного диабета, синдрома неадекватной секреции вазопрессина или сольтеряющего синдрома. Кишечная дисфункция определялась как парез ЖКТ. Лихорадка определялась как повышение температуры тела выше 38,5ºС, гипотермия – снижение температуры тела ниже 36ºС. Для предупреждения развития гормональной недостаточности все пациенты после операции получали заместительную гормональную терапию в дозе, которые используются у пациентов с гормональной недостаточностью, находящихся в состоянии выраженного стресса: гидрокортизон 2,5 – 3 мг/кг/сут, L-тироксин 2-2,5 мкг/кг/сут. Данные представлены в виде медианы с указанием 25 и 75 перцентиля. При анализе данных использовались тест Манна-Уитни и отношение рисков. Различия считались достоверными при p Сторонние ресурсы
mdtube
ESICM
Critical care news
Внутренние болезни
Нервные болезни