Глаукома катаракта операция

Оглавление:

Глаукома катаракта операция

Несмотря на значительный прогресс в области оперативного лечения глаукомы и катаракты, сочетание этих двух патологических процессов в одном глазу встречается довольно часто и представляет определённые трудности в выборе тактики лечения.

Из существующих методов хирургии катаракты, сочетающейся с глаукомой, предпочтение чаще всего отдается одномоментной экстракции катаракты с антиглаукоматозной операцией, если нет убедительной медицинской аргументации в пользу другого способа. Эффективность данной методики в отношении зрительных функций в большой степени зависит от стадии глаукоматозного процесса.

Указанным способом операция выполнена у 25 больных с сочетанной патологией: глаукома и катаракта. Средний возраст пациентов 71,5±4,1 лет; мужчин — 10, женщин — 15. По степени развития глаукоматозного процесса все больные распределились следующим образом: начальная стадия — 9, развитая — 10, далекозашедшая — 6. Все больные получали гипотензивные препараты. При этом относительная нормализация давления была отмечена у 12 больных. Средний уровень офтальмотонуса в этой группе составил 24,86±0,86 мм рт. ст. У 13 пациентов нормализация внутри глазного давления отсутствовала, его средний уровень составил 29,85±0,66 мм рт. ст. По данным тонографии, истинное внутриглазное давление у больных с нормализованным офтальмотонусом составило 21,95±0,45 мм рт. ст., а там, где он был повышен, Ро находилось в пределах 28,31 ±0,66 мм рт. ст. Последняя группа больных глаукомой отличалась и более выраженной ретенцией камерной влаги: 0,1 0±0,002 против 0,17±0,007 (в среднем по группе С = 0,135±0,006). Показатель продукции внутриглазной жидкости также был снижен, соответственно 1,14±0,03 и 1,95±0,07. Степень помутнения хрусталика являлась медицинским показанием для экстракции катаракты. Исходная острота зрения в оперированном глазу колебалась от правильной проекции света до 0,08. Операции выполнялись под местной анестезией по обычной методике. В разные сроки наблюдения осуществлялся контроль за состоянием офтальмотонуса, гидродинамики, остроты зрения.

Результаты. По данным тонометрии, в первые шесть дней после операции внутриглазное давление было нормализовано у всех оперированных больных. Средний уровень офтальмотонуса составил 18,55±0,68 мм рт. ст. В дальнейшие полтора года наблюдения внутриглазное давление было стойко нормализовано у 21 больного из 25 (84%). Его уровень не превышал 19,31 мм рт. ст. Двум больным через два и двум больным через шесть месяцев после операции потребовалась двукратная инстилляция 0,25% раствора окупреса для получения стойкой нормализации внутриглазного давления в связи с его повышением до верхней границы физиологической нормы. У этих пациентов глаукоматозный процесс находился в далекозашедшей стадии, а ретенция водянистой влаги характеризовалась низкими цифрами. У других больных наблюдалась стойкая нормализация внутриглазного давления.

Истинное внутриглазное давление без дополнительного использования гипотензивных препаратов за весь период наблюдения колебалось от 16,24 до 19,32 мм рт. ст. Снижение офтальмотонуса до указанных цифр было обеспечено значительным улучшением оттока камерной влаги. Если исходный показатель С до операции в целом по группе был равен 0,135, то после операции его среднее значение составило 0,22±0,007. При этом у больных с исходной относительной нормализацией офтальмотонуса коэффициент легкости опока увеличился на 23,7%, а у больных с выраженной ретенцией этот показатель улучшился более чем в 2 раза.

Пятнадцати больным коррекция афакии была достигнута путем имплантации интраокулярных линз. Функциональные исходы экстракции катаракты оценивались в разные сроки, но наиболее полная информация возможна в отдаленный период после операции. По данным наблюдения за период от полугода и в более отдаленный после операции срок, острота зрения у больных с артифакией составила: от 0,1 до 0,3 — 3 глаза; 0,4-0,5 — 4 глаза; 0,5 и выше — 8 глаз. Там, где комбинированная экстракция катаракты завершилась афакией (10 глаз), очковая коррекция аметропии дала следующую остроту зрения: до 0,5 — 6 глаз; выше 0,5 — 4 глаза.

Таким образом, результаты комбинированной экстракции катаракты с антиглаукоматозным компонентом говорят о высоких функциональных исходах.

(Научно-исследовательский проект № 07-06-00617а, поддержан грантом РГНФ)

Глаукома и катаракта: одна операция вместо двух

Одной из основных причин слепоты и слабовидения является сочетание катаракты и глаукомы в одном глазу. Более 70% людей с плохим зрением имеют эту проблему. Об этом порталу Vladmedicina рассказал заместитель главного врача по лечебной работе Приморского центра микрохирургии глаза, врач-офтальмолог, к.м.н. Глеб Федяшев:

— При глаукоме с повышенным внутриглазным давлением (25 мм ртутного столба и выше) выполнять операцию по поводу катаракты до последнего времени считалось крайне нежелательным. Часто это приводило к еще большему росту внутриглазного давления, а, следовательно, и к быстрому прогрессированию глаукомного поражения и последующей гибели зрительного нерва. Поэтому лечение такой сочетанной патологии состояло из несколько этапов. Вначале проводилась антиглаукомная операция, чем достигалась нормализация внутриглазного давления, затем (не ранее чем через месяц) выполнялась операция по поводу катаракты — удалялся мутный хрусталик и имплантировался искусственный.

Однако в этом случае удлиняются сроки как зрительной, так и социальной реабилитации пациента. Человек, перенесший две операции, испытывает двойной психоэмоциональный стресс. А ведь это, как правило, люди преклонного возраста, зачастую страдающие общими сопутствующими заболеваниями — гипертонией, ишемической болезнью сердца, сахарным диабетом и т.д.. Необходимость дважды собирать анализы, проходить специалистов – еще одна сторона проблемы, которую мы не имеем права не учитывать.

С недавнего времени в мировой офтальмохирургической практике начала широко применяться методика, заключающаяся в проведении одномоментного хирургического лечения катаракты и открытоугольной глаукомы: удаление мутного хрусталика + антиглаукомный компонент + имплантация искусственного хрусталика через один или два хирургических доступа. Это эффективно, безопасно и малотравматично.

В нашей клинике сегодня чаще всего выполняются сочетанные операции по технологии — факоэмульсификация катаракты + непроникающая хирургия глаукомы. Факоэмульсификация – операция т.н. «закрытого» типа, при которой удаление хрусталика проводится без резкого падения внутриглазного давления. При непроникающей хирургии глаукомы мы также имеем дозированное постепенное снижение внутриглазного давления методом контролируемой фильтрации внутриглазной жидкости, что, в свою очередь, позволяет избежать выраженной гипотонии в послеоперационном периоде. Все это позволяет максимально уменьшить риск развития осложнений как во время, так и после операции; добиться высокого зрения уже в первые часы после вмешательства; обеспечить сохранность зрения на протяжении длительного срока. Технологии малых хирургических доступов и современные расходные материалы позволяют нам выделить качественно новый стандарт оказания офтальмохирургической помощи больным с сочетанием катаракты и глаукомы в одном глазу.

OОО «Приморский центр микрохирургии глаза»

Владивосток, ул. Борисенко, д. 100 е.

Контактные телефоны: 8(423) 246-60-90, 246-59-95

Телефон дежурной службы (активен в выходные и праздничные дни): 8(423) 291-12-76

Электронная почта: primglaz@mail.ru

Официальный сайт: www.primglaz.ru

Лицензия № ЛО-25-01-000875

Имеются противопоказания.

Необходима консультация врача.

Ранее по теме:

Пациентам Приморского центра микрохирургии глаза больше не нужны очки

Приморскому центру микрохирургии глаза — три года

В частной клинике лечат глаукому по новой технологии

Ваш браузер не поддерживает воспроизведение видео! Пожалуйста обновите его.

Операция в прямом эфире. Екатеринбургские хирурги показали челябинским коллегам современную технологию лечения глаукомы и катаракты. Операция длилась 15 минут. А через несколько часов пациент уже мог видеть. Где можно сделать такую операцию, узнал Константин Гришенков.
На операционном столе лежит Михаил Матвиишин. Ему 73 года. Несколько лет назад зрение мужчины резко ухудшилось. Врачи поставили диагноз — глаукома. Левый глаз перестал видеть — Михаил слишком поздно обратился к врачам. А зрение на правом еще можно восстановить. Операцию проводят в 2 этапа — сначала нужно устранить сопутствующую болезнь — катаракту. Для этого хирурги меняют пенсионеру хрусталик глаза. Затем начинается второй этап — лечение самой глаукомы. Вся операция проходит под местным обезболиванием , и пациент находится в сознании и сразу может уйти домой.

Ответы на часто задаваемые вопросы

Глаукома – это хроническое заболевание глаз, наиболее характерным, но не обязательным, признаком которого является повышение внутриглазного давления. Диагноз устанавливается не только по уровню внутриглазного давления, а по целому комплексу признаков.

Глаукома опасна тем, что вызывает необратимые изменения в волокнах зрительного нерва, что в итоге может привести к слепоте. При возникновении подозрения на глаукому больного обычно некоторое время наблюдают, чтобы не спутать это заболевание с гипертензией, вызванной какими-то другими временными причинами. Если диагноз глаукома установлен, то обычно больным подбирают глазные капли в режиме, позволяющем поддерживать внутриглазное давление на уровне, безопасном для функций зрительного нерва.

Если капли не помогают, то прибегают к хирургическому вмешательству. Наиболее совершенная операция – непроникающая глубокая склерэктомия. Она позволяет надежно стабилизировать давление в глазу, легко переносится и достаточно безопасна. Кроме того, существуют методики снижения внутриглазного давления с помощью лазерного воздействия.

Нужно помнить, что снижение зрения при глаукоме необратимо, и начинать лечить это заболевание нужно как можно раньше. Раннее обращение пациентов за консультацией – залог успешной борьбы с глаукомой.

В отличие от глаукомы, при катаракте снижение зрения обратимо, т.е. после лечения высока вероятность восстановления зрения до 100%.

Катаракта – это помутнение хрусталика глаза. Единственный эффективный способ лечения данного заболевания – операция. Различные консервативные лечебные мероприятия (закапывания капель, уколы и капельницы и др.) могут лишь несколько замедлить процесс прогрессирования заболевания и оттянуть момент операции.

Современные методы хирургического лечения позволяют выполнять операции без наложения швов, с минимальным риском возникновения осложнений, обеспечивают быстрое анатомическое и функциональное восстановление глаза. Зрение восстанавливается уже через несколько часов после операции.

После удаления мутного хрусталика, для достижения высокого зрения требуется дополнительная коррекция с помощью либо мощных – свыше +10 диоптрий – очков, либо интраокулярной линзы (искусственного хрусталика), последний способ является наиболее физиологичным.

Однако преимущества современной хирургии проявляются только при сочетании нескольких важных условий: точного соблюдения всех технологических этапов операции, использовании современного высокоточного оборудования, инструментов, расходных материалов и искусственных хрусталиков и, самое важное, высокой квалификации хирурга. В нашей клинике 99% операций по лечения катаракты выполняются с применением новейших технологий.

Операция глаукомы. Проверено на себе

Глаукома — это хроническое заболевание глаз, при котором нарушен отток глазной жидкости, что приводит к резкому увеличению внутриглазного давления, отмиранию глазного нерва и, как следствие, к частичной или полной потере зрения. Все зависит, на какой стадии болезнь была выявлена и начато соответствующее лечение – медикаментозное или оперативное.

Как говорит статистика, процент больных глаукомой в мире непрерывно растет. Если раньше это была, в основном, болезнь людей пожилых, то сейчас она все больше и больше «молодеет». По некоторым источникам, сейчас в России и индустриально развитых странах Запада больны глаукомой около 20 процентов людей старше 40 лет…

Такой диагноз поставили и мне. Года три я лечил больной глаз каплями, которые прописал мне врач, но недавно они перестали мне помогать. Давление превысило норму, и меня в конце декабря прошлого года направили на операцию в Москву, в МНТК «Микрохирургия глаза» им. Святослава Федорова. Для жителей Подмосковья это бесплатно.
Положили в пятницу, а уже в понедельник прооперировали. Есть перед операцией запретили, но так как питание в клинике довольно приличное, к тому же на завтрак давали бутерброды с красной икрой (вспомним с горечью нашу районную больницу), то мы с коллегами по несчастью не удержались и слегка нарушили предписание.
Перед операцией нас переодели в специальную униформу, состоящую из широких брюк и просторной рубахи, и повезли на 8-й этаж, где располагается операционный блок. В коридоре ждала сидячая очередь. Одетые в зеленые рубахи – на операцию катаракты, в синие, как у нас, — на операцию глаукомы.
Мучительно ждем. Внутри, естественно, все напряжено. Очко, как говорится, не железное. Все-таки операция на глазу – это не укол в ягодицу.
Наконец, из операционной выходит врач и называет мою фамилию. Я усаживаюсь в мобильное кресло, и он закапывает мне дезинфицирующие капли. Сижу, снова жду.
Вот отодвигается стеклянная дверь в операционный бокс, откуда с периодичностью в 15-20 минут вывозят сидящих в креслах прооперированных пациентов с заклеенным марлей глазом, и везут меня…

В операционном блоке справа и слева темные кушетки. По центру громоздятся мощные высокие станки с микроскопами, похожие на рентгеновские аппараты. Вокруг люди в темноцветных комбинезонах. Врачи и медсестры.
Меня укладывают на правую кушетку. Слева, слышу, кому-то вставляют в глаз искусственный хрусталик — значит, оперируют катаракту. А у нас – глаукому.
Мой хирург – кандидат медицинских наук Юрий Эдуардович Нерсесов, могучий мужчина интеллигентного вида.
Меня укладывают на спину, головой в фиксирующий обруч. Руки свободно лежат вдоль тела. В левую кисть вонзают иголку от капельницы, на указательный палец правой руки натягивают резиновый набалдашник датчика кардиограммы. Лицо накрывают специальным покрывалом с отверстием под оперируемый глаз. Жду с покорностью фаталиста.
Мне делают два укола рядом с глазом. Терпимо. Обезболивающая заморозка. В глазницу что-то вставляют.
А дальше начинается операция. Врач говорит: «Помогите мне. Смотрите вниз и влево». Я отвечаю: «Да» и пытаюсь следить за своим зрачком, но он все время куда-то уплывает. Я снова судорожно опускаю его вниз. Эта борьба занимает все мое сознание.
Чувствую, как скальпель разрезает мою плоть, готовя каналы для оттока внутриглазной жидкости. Именно засорение этих каналов и повышает внутриглазное давление, давящее на зрительный нерв и постепенно убивающее его. Глазной нерв отмирает – зрение падает – это и есть глаукома. Цель операции — прорезать новые каналы для оттока жидкости.

Ознакомьтесь так же:  Небольшое косоглазие у детей

Боли не чувствую совершенно. Только ощущаю сильные и точные движения инструмента в руках хирурга, делающего сегодня четырнадцатую (!) подряд операцию.
В конце мне делают еще один укол. Операция окончена. Она заняла, думаю, как и у других, 15-20 минут. И она не страшнее пломбировки зуба в кабинете стоматолога.
Слышу голос Юрия Эдуардовича: «Все. Операция прошла успешно. Вставайте». Сил поблагодарить нет. Об этом вспоминаю только позже.
Меня снова усаживают в кресло и вывозят в коридор. На прооперированном глазу повязка, в руках история болезни. Медсестра оттаскивает кресло к лифту, и мы спускаемся на этаж отделения глаукомы. В душе покой и удовлетворение, что все уже позади.
На следующий день меня выписывают.

Через два дня я снова приезжаю в институт на врачебную комиссию. Там нас осматривает представитель страховой медицинской компании. Если операция проведена успешно, компания оплачивает институту операцию. Если нет – соответственно, тоже нет. Мою операцию признают успешной. Еще месяц нужно закапывать специальные капли, и о болезни можно забыть. Но раз в три месяца проверять давление. На всякий случай…

Эх, если бы операцию сделать пораньше, на более ранней стадии болезни! Об этом я говорю при встрече с Юрием Эдуардовичем, с которым заранее договорился об интервью.
Он соглашается.

— Юрий Эдуардович, вы в тот день, когда оперировали меня, провели 14 операций. Это, наверно, очень тяжело?
— Вы знаете, это количество не всегда такое. Это связано с тем, что в клинике был последний операционный день перед Новым годом. Обычно же количество операций в день у меня бывает десять-одиннадцать. Это, конечно, не намного меньше, но мы привыкли так работать. За все годы, что я работаю в МНТК, это средняя норма.

— А, кстати, сколько вы здесь работаете?
— Я пришел в Московскую лабораторию экспериментальной клинической хирургии глаза с клиникой под руководством профессора Святослава Федорова сразу после окончания 1-го Московского медицинского института в 1975 году. Два года я учился в ординатуре, а потом стал уже штатным сотрудником.

— Вы не считали, сколько операций вы уже сделали за свою жизнь?
— Трудно сказать, потому что в разные годы проводилось разное количество операций. Я начинал работать под непосредственным руководством Святослава Николаевича, в его бригаде. Тогда была совсем другая техника хирургии катаракты и глаукомы, и времени на проведение одной операции требовалось несравнимо больше.
Но время шло, и изменения происходили прямо у меня перед глазами. Сейчас техника и технологии операций изменились радикально. Сегодня вся глазная хирургия – это хирургия на микроуровне. Даже операции на стекловидном теле, операции по замене хрусталика проводятся только через минимальные разрезы, которые в последующем не требуют наложения швов. Поэтому и количество операций различное. Оно выросло.
Сейчас я делаю в год порядка восьмисот-девятисот операций. Вот и считайте.

— Я перезнакомился со многими пациентами в клинике. Они в основном из Московской области…
— Да, в основном это жители Подмосковья и москвичи, они лечатся бесплатно, по ОМС.

— И благодарить за это, по-видимому, нужно нашего губернатора…
— Да, и в этом отношении пациентам из Московской области особенно повезло, потому что все операции, включая и антиглаукоматозные, и по замене хрусталика, проводятся для них абсолютно бесплатно.

— Я видел, что вы и в субботу приезжаете на службу, жертвуя своим выходным днем.
— Если я оперирую по пятницам, а это происходит уже на протяжении порядка десяти лет, то утром в субботу я обязательно приезжаю в клинику, чтобы посмотреть, как чувствуют себя мои пациенты. Я уже как-то привык…

— То есть, живете без выходных и проходных…
— Ну, в воскресенье-то выходной есть и половинка субботы…

— А от чего еще приходится отказываться в быту, чтобы держать себя в нужной форме? Чтобы, скажем, руки не тряслись? Отказаться от вождения машины, не пить коньяк?
— Нет, машины есть практически у каждого сотрудника института, и это не мешает. Что же касается потребления горячительных напитков, то тут, конечно, все очень и очень ограничено. Тут помогает внутренняя дисциплина. И наши хирурги, которые много и качественно оперируют, они, в общем-то, не любители алкоголя. Они больше занимаются спортом, оздоровительными процедурами и т.п.

Глаукома, как и сифилис, не вылечивается

— Глаукома, как говорят, не вылечивается, но лечение способно «заморозить» ситуацию с больным глазом, чтобы состояние больного не ухудшалось. Это так?
— Возможно, это не совсем корректное сравнение, но я бы сравнил глаукому с сифилисом. Она, так же как и сифилис, не вылечивается, а ЗАлечивается (смеемся). Поэтому разговор о том, что глаукома не лечится, — это устаревшее представление. Сейчас метод лечения – это так называемая непроникающая хирургия. То есть, мы не входим в полость глаза, мы работаем на той зоне, где имеется препятствие оттоку жидкости из глаза. Это минимальные величины, и выполнение таких тонких операций возможно только под микроскопом. И они не несут в себе никаких осложнений – ни во время операции, ни в послеоперационный период.
Наша задача – остановить процесс болезни, «заморозить» ситуацию со зрением на том уровне, какой был до операции. Поэтому чаще всего пациенты, как они видели до операции, так они и видят после нее.
Но вот повернуть процесс вспять мы не можем, потому что отмершие в процессе болезни волокна зрительного нерва не восстанавливаются.

— Я слышал, кого-то оперируют скальпелем, кого-то лазером. Почему?
— Это зависит от сложности заболевания. Если оно на начальной стадии, без изменений полей зрения, при умеренном повышении внутриглазного давления – то тогда можно провести лазерную антиглаукоматозную операцию. А там, где ситуация запущенная, — то там используют скальпель.
Плюс лазерная операция проводится в случае узкоугольной глаукомы. Это частный случай глаукомы. Есть и другие случаи применения лазера.

— Считается, что результат операции глаукомы может иметь для пациента три исхода: 1. Человек уже никогда не будет делать повторных операций и закапывать капли, снижающие внутриглазное давление. 2. Повторная операция не нужна, но капли надо будет капать до конца жизни. 3. Нужна повторная операция, а иногда и не одна с периодичностью года в два. Это так?
— В принципе, все три пункта имеют место быть. И все зависит, в какой стадии развития болезни оперируется пациент. Конечно, имеет влияние и возрастные параметры, особенно сопутствующие пожилому возрасту сердечно-сосудистые заболевания и диабет. Довольно много больных имеют на фоне диабета повышение внутриглазного давления. Мы это учитываем.
О процентах. Если делать операцию глаукомы на начальной стадии ее развития, то по статистике благоприятный исход наблюдается в районе 85-90 процентов случаев.
С более запущенной стадией болезни процент, конечно, уменьшается. И при запущенных стадиях – процент успешных операций составляет где-то около 60 процентов.
Это статистика нашего отделения, нашего института. В других клиниках методы лечения могут быть другими, и, соответственно, статистика будет своя.

— Провокационный вопрос. Если результат лечения не тот, который хотелось бы получить в итоге, — в чем причина? Чего здесь больше – ошибки медицины или каких-то особенностей состояния организма больного?
— Вы понимаете, в чем дело – в любой хирургии стопроцентного результата никогда не бывает. Поэтому, конечно же, существует определенный процент – замечу, очень мизерный процент – возникновения каких-либо ситуаций, при которых либо операция не выполнена в том плане, в котором она должна была быть выполнена, либо результат непосредственно после хирургического вмешательства не удовлетворяет ни пациента, ни самого хирурга. Но с ростом медицинских технологий этот процент уменьшается.
Почему мы ратуем сегодня за раннюю хирургию? – Потому что меняются технологии, появляются современные методы, — например, с применением дренирующих устройств, которые пролонгируют положительный результат операции. И вообще – чем меньше объем хирургического вмешательства, тем меньше ответ организма на это вмешательство. Тем меньше всевозможных процессов, которые могут привести к снижению эффективности проведенной операции.
Кроме того, бывают случаи с предварительным отягощенным состоянием глаза – это травмы, ранения, близорукость в высокой степени (выше 6 диоптрий) и т.п. Это тоже влияет, конечно, на конечный результат операции.

Хирургия – работа творческая

— Профессия хирурга – это, как я увидел, тяжелейший труд, требующий и личного здоровья, и дисциплины, и величайшей концентрации внимания. А для вас и для ваших коллег – это только рутинная работа, как на конвейере, или тут есть место для творчества?
— Я всегда считал, что нет двух одинаковых операций, так же как нет двух абсолютно одинаковых пациентов. У каждого больного есть какое-то свое отличие, своя индивидуальность – и в человеческом плане, и в плане отличия его заболевания. Поэтому я не считаю, что это такая же рутинная однообразная работа, как заколачивание гвоздей. Это все-таки творческий труд.

— То есть зачастую вам приходится принимать решение в последний момент?
— В той или иной степени да. К тому же вы, наверно, заметили, что мы обязательно встречаемся с пациентами до операции, осматриваем их, изучаем анализы, другие данные их обследования, которые позволяют нам уже на подготовительном этапе приблизительно прикинуть план будущей операции.

— Вы этот план записываете или держите в голове?
— Нет, обычно в голове.

— То есть, работа хирурга — это дело, которое способно приносить и моральное удовлетворение от его результата?
— Вы знаете, когда я пришел сюда работать, то первые годы я настолько был увлечен всем этим, потому что студенческие годы, проведенные до этого на кафедре офтальмологии, по сравнению с тем, что я здесь увидел – это совсем другое. То, что делал профессор Федоров, например, установка искусственного хрусталика при лечении катаракты, в советское время многими светилами медицинской науки категорически отвергалось. И Святослава Николаевича в те годы просто заклевывали коллеги, которые считали, что он ставит инородное тело, что он портит глаза.
До сих пор эти люди живы и занимают большие посты в медицинской науке, только они уже несколько поменяли свое отношение к тому, что сделал Святослав Николаевич, потому что жизнь сама показала, кто был прав. И мне тоже приятно, что и я имел и имею отношение ко всему этому делу.

— На ваш взгляд, состояние отечественно микрохирургии глаза соответствует мировому уровню? Если человек достаточно обеспечен, то где ему лучше лечиться – у нас в стране или за рубежом?
— Техника основных операций – она, что в России, что за рубежом, практически одинакова, стандартна. Даже приборы мы используем одни и те же, как, например, при операции по замене хрусталика глаза — прибор «факоэмульсификатор». То же самое и при проведении других операций.
Единственное отличие, что у нас лечение почти наверняка дешевле…

— У вас не только огромный практический опыт хирурга, но еще и научный опыт. Можете дать какой-нибудь ценный совет людям, больным глаукомой, который помог бы им в жизни?
— Меня учили в институте, когда мы проходили курс глазных болезней, что абсолютно все люди после 40-45 лет должны периодически измерять внутриглазное давление, следить за состоянием своего здоровья. Хотя, конечно же, я голову даю на отсечение (грустно улыбается), что большинство из этих людей никогда не пойдет в больницу сидеть многочасовую очередь к окулисту, если у него ничего не болит.
Но все-таки к своему здоровью нужно относиться достаточно серьезно. И если появились какие-то дискомфортные признаки – например, затуманенность зрения, то это уже ярко выраженный симптом заболевания глаукомой, когда идет отек роговой оболочки. Это означает очень сильное повышение внутриглазного давления. И тут надо незамедлительно обращаться к врачу. Обязательно к врачу.

— Как говорил один мой знакомый, никогда не лечись по справочнику – умрешь от опечатки.
— Это точно (смеемся)…

Ознакомьтесь так же:  Могут ли девушки болеть дальтонизмом

На прощание нас ведут в процедурный кабинет, чтобы сделать прощальный укол. Попадаю в первую мужскую пятерку. Заходим и начинаем расстегивать ремни на брюках. Укол, наверно, в ягодицу, а, может быть, в руку. За дверью бухтит женская пятерка, которая только что скандалила с нами за право первоочередности.
«Вы что?» — удивляется медсестра. – «Укол в глаз!»
Обычный укол рядом с глазом, по-видимому, дезинфицирующий. Не больно. Но выходя из кабинета, мрачно говорю ожидающим скандальным старушкам: «Вы думали, укол будет в руку? Укол делают в глаз. Не все выдерживают…»
И гордо иду по коридору. Не оглядываясь, чувствуя спиной, как в очереди начинает закипать тихая паника…

Лечение глаукомы и катаракты

Катаракта

Катаракта — греческое слово, обозначающее в переводе «водопад», что связано с представлением о мутной плёнке, закрывающей зрачок в виде водопада.
На самом деле, катаракта — это помутнение прозрачного хрусталика. Точно неизвестно, отчего возникает катаракта, почему один глаз поражается больше другого и что необходимо предпринять, чтобы замедлить процесс развития помутнений в хрусталике. Помутнение хрусталика глаза неизбежно приводит к расстройству остроты зрения.

Следует отметить, что с помощью медикаментозного лечения никак не получится восстановить первоначальную прозрачность хрусталика глаза. Он будет продолжать мутнеть, но замедлить этот прогрессирующий процесс, особенно на начальной стадии болезни, вполне возможно. Консервативное лечение подразумевает закапывание в органы зрения специальных капель, улучшающих в структурах глаза обмен веществ.
Если патологический процесс продолжает развиваться, то единственный способ спасти зрение – микрохирургическая операция. Существует несколько способов удаления помутневшего хрусталика, но в любом случае на его место устанавливают искусственную эластичную интраокулярную линзу.

Глаукома
Глаукома является серьёзнейшей медицинской и социальной проблемой. Успех лечения для каждого конкретного пациента зависит от целого ряда факторов.
Глаукома – опасное заболевание, при котором повышается внутриглазное давление. Отсутствие лечения вызывает необратимое снижение зрения, вплоть до полной слепоты. Пациент длительное время не замечает никаких изменений в своем зрении, в то время как глаукома губительно действует на зрительный нерв.
Особое внимание в Центре уделено ранней диагностике глаукомы, чем раньше она будет выявлена, тем больше шансов сохранить зрение.
Глаукома глаза — хроническое, прогрессирующее заболевание. Если глаукома однажды диагностирована, то она останется на всю жизнь и может привести к полной слепоте. Залогом успешной борьбы с глаукомой является своевременное и регулярное обращение к врачу при первых же симптомах, знание пациентом современных возможностей медицины.
Задача любой методики лечения глаукомы заключается в нормализации внутриглазного давления. На сегодняшний день существуют три направления лечения данного заболевания: медикаментозное, лазерное и хирургическое.
Для каждого пациента составляется индивидуальная схема лечения глаукомы, зависящая от формы, стадии заболевания и наличия сопутствующей патологии.
В случае если внутриглазное давление не удалось нормализовать с помощью консервативного лечения глаукомы, требуется операция. Её суть заключается в создании новых путей оттока внутриглазной жидкости. Выбор метода оперативного вмешательства определяется хирургом с учетом многих критериев.
После 40 лет каждому человеку необходимо проходить профилактический осмотр у врача-офтальмолога не реже 1-2 раза в год. Особенно важно это для пациентов с дальнозоркостью, наследственностью по глаукоме и после глазных операций. Чрезвычайно опасна глаукома, характеризующаяся нормальным и низким внутриглазным давлением.

Глаукома — самое коварное заболевание глаз, ведущее, при отсутствии своевременного адекватного лечения, к необратимой потере зрения. Наши врачи могут обнаружить заболевание еще на самых ранних стадиях, выявить мельчайшие нарушения в тканях глаза, когда пациент еще сам не замечает каких-либо изменений в своем зрении.

Отзывы о офтальмологической больнице в Кирове

Оперировался 25 апреля 2018 у Левановой О.Г., лечащий врач Ермолова А.А. Прекрасное отношение к пациентам, как и всего персонала. Операция прошла успешно. Всем огромное спасибо за их нелегкий труд!

Перед операцией всем — и с катарактой, и глаукомой — выдают памятку о вещах, которые надо принести, и — внимание(!) — три вида глазных капель. Выкупить до операции, которая назначена на завтра и ненавязчиво намекается, что данные капли в аптеке при клинике. Выкупил. Операцию делали минуты три, потом врач назначает совершенно другие капли антибактериального действия, вторые совпадают, третьи вообще не нужны. А деньги потрачены. Вот пишу и думаю, оставить свое оценочное мнение при себе или поговорить со своим адвокатом и проверить, нет ли в данной схеме факта мошенничества или другого чего-то неправомерного. В общем, это не врачи, а девчонки глупенькие с ураганным ветром в голове.

Летом была операция по лечению катаракты. Сразу после операции в глазу было воспаление, но сказали, что всё хорошо! Через месяц-два зрение начало снижаться, в глазу стало двоиться, читать невозможно. До сих пор глаз болит, тянет. Сходил на приём, и опять говорят, что все хорошо! Сходил на приём платно, и там сказали, что в глазу фиброз, хрусталик децентрирован и что во время операции хрусталик был поставлен неправильно. Для справки: операцию делала: Леванова Ольга Геннадьевна, на приём ходил к Обсековой Катерине Сергеевне, которая ничего этого не увидела!

Ужасное обращение. В кабинете дежурного врача внутриглазное давление определили надавливанием пальцами на глаза, не изменили ни грузиками, ни аппаратом. Прописали Тауфон и отправили домой. Впоследствии выяснилось, что причина потери зрения — глаукома. По направлению от офтальмолога из поликлиники по месту жительства через регистратуру областной офтальмологической клиники записаться невозможно. Изначально до регистратуры не дозвониться, бросают трубки. Хотя на официальном сайте есть информация, что по направлению можно записаться на консультацию по телефону регистратуры 236433, либо при личном обращении по адресу: Октябрьский проспект, 10/а. Отказали записать, отправили в поликлинику по месту жительства. Там сразу не записывают. Потерявшему зрение человеку приходится бегать за талончиком. Полное безобразие. И это вытворяют «врачи», давшие клятву Гиппократа.

Ужасное впечатление от посещения пол-ки, ждала приёма 2 недели, в рез- те, толком не посмотрели, к врачу во время приема зашел муж, в верхней одежде с контейнерами (принёс обед, время 10 утра) и врач, не обращая внимания на пациента стала вместе с мужем обсуждать еду. Бардак!

Всем жителям г. Кирова и области, не дай Бог вам попасть на операцию к офтальмологу-хирургу Семёнову Александру Николаевичу. Сделал этот (врач) мене операцию — замена хрусталика, на Октябрьском, 10, заплатил 37000 руб. После его операции глаз практически ничего не видит. Хотя гарантии давала заведующая, но почему-то делал операцию Семёнов. Зрение не восстановилось. После ещё трёх операций, тоже на Октябрьском, 10, но делал уже не Семёнов, глаз так и не видит. После всех приёмов и консультаций более профессиональных специалистов, выяснилось, что при первом вмешательстве Семёнова, он сделал операцию неправильно. Сейчас встречи со мной избегает и прячется при виде меня. Вот такие у нас врачи. За наши деньги не хотят сделать свою работу полноценно и качественно, без осложнений. Старайтесь не попадать на приём и операцию к Семёнову Александру Николаевичу.

Назначают дату операции, а когда подходит день говорят, извините, нет хрусталиков. На вопрос, когда будут ответ: «Звоните». Спрашивается, как планируются операции или вынуждают делать платно. Такого отношения еще нигде не встречал. Но зато сейчас в области министерство здравоохранения, а как была неразбериха и сидели равнодушные и бесталанные люди, так все и осталось. Так и хочется спросить, зачем вы нужны?

В июне 2015 года делала операцию по замене хрусталика. Врач Демакова Л. В. едва не оставила меня инвалидом. Отпустили домой с внутриглазным давлением 32, хотя я жаловалась на сильную головную боль. Пришлось спасать глаз, обращаясь к настоящим врачам. Не доверяйте своё здоровье таким специалистам!

Никому не рекомендую обращаться в эту больницу, если вам дорого своё здоровье! Просто кошмар, вам поставят не правильный диагноз и выпишут препараты, которые приведут вас к потере зрения. Пришла по предварительной записи, принимали по 3 человека в кабинете, всё быстро, всуе, наспех, при мне позвонила по телефону, договорилась, что примут в стационар 12 октября, когда пришла 12 октября, отстояв 1 час в очереди, сказали, что мест нет, приходите 26 октября. Пришла 26 октября в 8-00, пришлось снова ждать 2 часа, пока приняли, сказали, что анализы, которые я сдавала уже не действительны, т.к. прошло уже больше 2-х недель!? Врачи недовольные, народу тьма.

Обратились в офтальмологическую поликлинику с острой болью. Прождали 2 часа у дверей кабинета. После этого нас не приняли, объяснив, что у них и так народу много. Такой бесчеловечности нигде не встречала!

Здравствуйте! Обращался в офтальмологическую больницу, в кабинет неотложной помощи. Врач Кривенко П. В. Надо было срочно, болел глаз. Попасть на приём по месту жительства невозможно, запись на неделю вперёд. Организована работа великолепно, просто, легко, без задержек, чётко и внимательно! Все заняты только работой. Регистратура работает тоже превосходно. Нет скопления пациентов, шума, непонимания. В больнице присутствует дресс-код вежливости, спокойствия и тишины.

Последовательные операции по поводу глаукомы и катаракты у больных первичной открытоугольной глаукомой Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Алексеев В. H., Короев О. А., Короев А. О.

Целью нашего исследования было изучение результатов двухэтапного метода лечения этих больных при длительных наблюдениях. Исследования проведены у 100 больных первичной открытоугольной глаукомой , оперированных по поводу катаракты . В первую группу включили 50 пациентов, страдающих глаукомой , перенесших лишь экстракапсулярную экстракцию катаракты с имплантацией заднекамерной ИОЛ. Все они получали консервативное гипотензивное лечение . Вторая группа также сформирована из 50 больных. Все они ранее перенесли оперативное вмешательство по поводу глаукомы , а лишь затем оперированы по поводу катаракты . Прогрессирование глаукомного процесса коснулось практически всех пациентов, несмотря на относительно стабилизированный уровень внутриглазного давления. Произведенная до экстракции катаракты антиглаукоматозная операция во многом облегчает течение глаукомы у больных и делает прогноз заболевания более благоприятным.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Алексеев В. H., Короев О. А., Короев А. О.,

SEQUENTIAL GLAUCOMA AND CATARACT OPERATIONS AT PATIENTS WITH PRIMARY OPEN-ANGLE GLAUCOMA

The aim of our investigation was to study the results of the two-stage treatment mode at these patients during the long-term follow-up. We examined 100 patients with primary open-angle glaucoma who were operated for cataract. The first group included 50 patients with glaucoma who undergone extracapsular cataract extraction with the posterior chamber intraocular lence implantion. All these patients received the conservative hypotensive treatable. The second group also included 50 patients. All these patients were operated at first for glaucoma and only then for cataract. The glaucoma process progressed almost at all patients in spite of the relatively stabilized intraocular pressure level. Anti-glaucoma operation held before cataract extraction mostly eases glaucoma course and makes more favorable prognosis for a disease.

Текст научной работы на тему «Последовательные операции по поводу глаукомы и катаракты у больных первичной открытоугольной глаукомой»

УДК 617.7 — 089 Кубанский научный медицинский вестник № 4 (127) 2011

В. Н. АЛЕКСЕЕВ1, О. А. КОРОЕВ2, А. О. КОРОЕВ2

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ ПО ПОВОДУ ГЛАУКОМЫ И КАТАРАКТЫ У БОЛЬНЫХ ПЕРВИЧНОЙ ОТКРЫТОУГОЛЬНОЙ ГЛАУКОМОЙ

кафедра глазных болезней Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И. И. Мечникова,

Россия, 195067, г. Санкт-Петербург, Пискаревский пр., 47;

2кафедра оториноларингологии с офтальмологией Северо-Осетинской государственной медицинской академии,

Россия, 362019, г. Владикавказ, ул. Пушкинская, 40. E-mail: okoroev@ya.ru

Целью нашего исследования было изучение результатов двухэтапного метода лечения этих больных при длительных наблюдениях. Исследования проведены у 100 больных первичной открытоугольной глаукомой, оперированных по поводу катаракты. В первую группу включили 50 пациентов, страдающих глаукомой, перенесших лишь экстракапсулярную экстракцию катаракты с имплантацией заднекамерной ИОЛ. Все они получали консервативное гипотензивное лечение. Вторая группа также сформирована из 50 больных. Все они ранее перенесли оперативное вмешательство по поводу глаукомы, а лишь затем оперированы по поводу катаракты. Прогрессирование глаукомного процесса коснулось практически всех пациентов, несмотря на относительно стабилизированный уровень внутриглазного давления. Произведенная до экстракции катаракты антиглаукоматозная операция во многом облегчает течение глаукомы у больных и делает прогноз заболевания более благоприятным.

Ключевые слова: глаукома, катаракта, экстракция катаракты, гипотензивное лечение.

V. N. ALEXEEV1, О. А. KOROEV2, А. О. KOROEV2

SEQUENTIAL GLAUCOMA AND CATARACT OPERATIONS AT PATIENTS WITH PRIMARY OPEN-ANGLE GLAUCOMA

1Eye diseases chair of the Saint-Petersburg state medical academy after 1.1. Mechnikov,

Russia, 195067, Saint-Petersburg, Piskarevskii avenue, 47;

2otorhinolaryngology and ophthalmology chair of the North-Ossetian state medical academy,

Russia, 362019, Vladikavkaz, Pushkinskaya str., 40. E-mail: okoroev@ya.ru

The aim of our investigation was to study the results of the two-stage treatment mode at these patients during the long-term follow-up. We examined 100 patients with primary open-angle glaucoma who were operated for cataract. The first group included 50 patients with glaucoma who undergone extracapsular cataract extraction with the posterior chamber intraocular lence implantion. All these patients received the conservative hypotensive treatable. The second group also included 50 patients. All these patients were operated at first for glaucoma and only then for cataract. The glaucoma process progressed almost at all patients in spite of the relatively stabilized intraocular pressure level. Anti-glaucoma operation held before cataract extraction mostly eases glaucoma course and makes more favorable prognosis for a disease.

Ознакомьтесь так же:  Лечение миопии высокой степени

Key words: glaukoma, cataract, cataract extraction, hypotensive treatable.

Наиболее часто в практике катаракту оперируют после выполнения антиглаукоматозной операции [3]. Это объясняется тем, что имеющиеся до хирургического лечения глаукомы помутнения хрусталика после операции начинают достаточно быстро прогрессировать. Увеличение или даже возникновение катаракты после антиглаукоматозных (АГ) операций отмечает целый ряд авторов [4, 8]. Помутнение хрусталика, безусловно, объясняется изменением его обменных процессов. Утверждать конкретно, какой механизм играет в этом процессе решающую роль, пожалуй, невозможно. Это и наличие прямого шунта из задней камеры в переднюю через базальную колобому радужки, офтальмогипотония после операции и др. Факт остается фактом: хрусталик после оперативного лечения глаукомы имеет тенденцию к помутнению. В связи с этим многие пациенты в последующем нуждаются в операции по поводу катаракты.

Двухэтапный способ лечения данной патологии является с точки зрения практики наиболее безопасным

и оправданным [1, 3, 6]. Сначала больному производят ту или иную АГ операцию. После оперативного лечения офтальмотонус нормализуется. Вторым этапом выполняют экстракцию катаракты с имплантацией инт-ракапсулярной линзы.

Целью нашего исследования было изучение результатов двухэтапного метода лечения этих больных при длительных наблюдениях.

Нами проведены исследования на материале 100 больных первичной открытоугольной глаукомой (ПОУГ), оперированных по поводу катаракты. В первую группу мы включили 50 пациентов, страдающих глаукомой, но перенесших первым этапом лишь экс-тракапсулярную экстракцию катаракты (ЭЭК) с имплантацией заднекамерной интраокулярной линзой (ИОЛ). Все они получали консервативное гипотензивное лечение. Но, несмотря на это, после операции по

поводу катаракты 32 (64,0%) перенесли АГ операцию, а четверо (8,0%) оперированы дважды. Лазерная дис-цизия задней капсулы хрусталика была проведена 19 пациентам (38,0%). Вторая группа, почти идентичная первой по антропологическим и возрастным показателям, также сформирована из 50 больных. Все они ранее перенесли оперативное вмешательство по поводу глаукомы, а лишь затем оперированы по поводу катаракты. АГ операции были проведены более чем за 6 месяцев до экстракции катаракты. Таким образом, у них реакция на повторную операцию была минимальной [5]. В свое время (8-9 лет назад) им было проведено хирургическое лечение глаукомы; выполнены синустрабекулэктомия (6), глубокая склерэктомия (17) и непроникающая глубокая склерэктомия (27). Затем проведена ЭЭК с имплантацией заднекамерной ИОЛ. Один пациент перенес повторную АГ операцию, и 12 человек при длительных наблюдениях в качестве гипотензивного средства применяли ксалатан или азопт.

Для обследования пациентов и наблюдений за ними нами применялись визометрия, периметрия, биомикроскопия, офтальмоскопия, тонометрия и тоногра-фия. Больные находились под диспансерным наблюдением.

Статистическую обработку полученных результатов проводили на персональном компьютере, включая анализ до- и послеоперационного состояния.

Первым и, пожалуй, основным показателем для наших пациентов было состояние остроты зрения. В качестве исходного показателя нами принималась острота зрения (ОЗ) у пациентов, имевшая место непосредственно после экстракции катаракты. В последующем показатели сняты через 0,5-1 год и 8-9 лет после операции. Данные представлены в таблице 1.

Из приведенной таблицы видно, что динамика ОЗ у пациентов разных групп была неодинаковой, что, скорее всего, связано с динамикой глаукомного процесса и значительным числом пациентов второй группы (64,0%), перенесших в этот период АГ операцию.

Как обычно принято, выделим пациентов с высокой ОЗ. Их числовая динамика в первой группе представляет собой ряд: 26-30-16%, а во второй — 34-34-24%. Таким образом, если сравнивать начальный и конеч-

ный результаты, в обеих группах падение этой зрительной функции произошло у 10% больных. В то же время если сравнивать показатели низкой ОЗ (до 0,1), то здесь данные достаточно отличаются. В первой группе при длительных наблюдениях такую ОЗ имели 34% пациентов, а во второй — 18%, т. е. почти в два раза меньше.

Помимо глаукоматозного процесса и катаракты многие из них имели сопутствующую патологию глаз, равно как и сопутствующие соматические заболевания. Практически у всех отмечалась сегментарная атрофия радужной оболочки с деструкцией пигментной каймы зрачка. Все изменения глазного дна были диагностированы в послеоперационном периоде при появлении возможности детальной офтальмоскопии. В подавляющем большинстве случаев это были явления возрастной макулярной дегенерации, распределявшиеся в обеих группах примерно одинаково.

Обратимся к другим показателям. Оценку состояния поля зрения (ПЗ) у пациентов мы проводили с сум-мацией границ ПЗ. Для оценки результатов исследования пользовались нормативами С. Б. Поляк (1960). Демонстрировался трехмиллиметровый объект с четвертой степенью яркости. В этом случае нижней границей нормы является сумма в 628°.

Сохранить уровень суммации границ ПЗ при длительных наблюдениях не удается. В первой группе эти средние показатели ухудшились на 59°, а во второй -на 14°, причем интересно, что у больных первой группы ухудшение этой зрительной функции наблюдалось сразу после операции, а у пациентов второй группы -примерно спустя год после оперативного лечения по поводу катаракты. К сожалению, далеко не у всех больных второй группы удалось проследить динамику изменений ПЗ после антиглаукоматозной операции, поэтому делать определенные выводы в этом отношении представляется затруднительным.

Гидродинамика глаза. Показатели внутриглазного давления (ВГД) хоть и не играют решающей роли в глаукомном процессе, но являются одним из основных факторов риска заболевания, на который возможно оказать более или менее значительное влияние. Тонографические показатели представлены в таблице 2.

Рассмотрим динамику каждого показателя в отдельности. В первой группе истинное ВГД имело тенденцию к подъему в отдаленном периоде, но

Острота зрения у больных в различные сроки после экстракции катаракты

I группа II группа

Острота После В отдаленном При длительном После В отдаленном При длительном

операции периоде наблюдении операции периоде наблюдении

От 0 до 0,01 — — 3 (6,0%) — — 1 (2,0%)

0,02-0,05 2 (4,0%) 2 (4%) 6 (12,0%) — — 2 (4,0%)

0,06-0,1 8 (16,0%) 7 (14,0%) 8 (16,0%) 7 (14,0%) 9 (18,0%) 6 (12,0%)

0,2-0,4 27 (54,0%) 26 (52,0%) 25 (50,0%) 26 (52,0%) 24 (48,0%) 29 (58,0%)

0,5-1,0 13 (26,0%) 15 (30,0%) 8 (16,0%) 17 (34,0%) 17 (34,0%) 12 (24,0%)

Итого 50 (100%) 50 (100%) 50 (100%) 50 (100%) 50 (100%) 50 (100%)

Кубанский научный медицинский вестник № 4 (127) 2011

Кубанский научный медицинский вестник № 4 (127) 2011

Тонографические показатели у больных в различные сроки после операции

Непосредственные результаты Отдаленные результаты Длительные наблюдения

I группа II группа I группа II группа I группа II группа

Ро (мм рт. ст.) 20,0 16,6 21,2 16,6 20.4 17,4

с (мм3/мин. мм рт. ст.) 0,13 0,24 0,10 0,22 0.11 0,22

F (мм3/мин.) 1,3 1,58 1,12 1,45 1,14 1,63

Ро/С 153,8 69,2 212,0 75,5 185,5 79,1

потом вновь наблюдалось его снижение при длительных наблюдениях. Это достаточно легко объяснимо, так как 32 пациента из 50 за это время перенесли АГ операцию. Состояние этого показателя у пациентов второй группы более стабильно, хотя 12 человек (24,0%) после операции дополнительно получали гипотензивную терапию. В первой группе также не обошлось без гипотензивных препаратов. Помимо больных, постоянно находящихся на гипотензивной терапии (18 человек — 36,0%), после операции ее получали еще 13 человек (26,0%). Таким образом, дополнительную гипотензивную терапию в первой группе получал 31 человек (62,0%), а во второй — 12 человек (24,0%). Наблюдая за показателями коэффициента легкости оттока также заметна разница. Непосредственно после операции по поводу катаракты коэффициент у пациентов второй группы был заметно выше, чем в первой, и при длительных наблюдениях значительных изменений с этими показателями не произошло. То же можно сказать и о минутном объеме внутриглазной жидкости. Коэффициент Беккера у пациентов первой группы постоянно был повышен, что говорит о затруднении оттока водянистой влаги. Полученные данные достаточно трудно объяснить, ведь большинству больных первой группы в период после экстракции катаракты так-

же произведена АГ операция. По-видимому, в этом случае гипотензивная операция производилась после достаточно объемной и травматичной экстракции катаракты, которая так или иначе влияла на восстановительные, иммунные, рубцовые процессы у этих больных.

Что касается течения глаукомного процесса в целом, здесь мы имеем следующие данные (табл. 3).

Из приведенной таблицы видно, что прогрессирование процесса в той ли иной степени коснулось практически всех пациентов, несмотря на относительно стабилизированный уровень ВГД, что говорит о глубоких механизмах проявления глаукоматозной оптикопатии и сложных изменениях в головке зрительного нерва, влекущих за собой снижение зрительных функций.

В первой группе ни одному больному не удалось сохранить начальную стадию процесса (падение составило 14%). Во второй группе переход в более выраженную стадию наблюдался у 2,0% больных. Развитую стадию процесса при длительных наблюдениях удалось сохранить в первой группе 68,0% больных, а во второй — 78,0%. Далеко зашедшую и терминальную стадии глаукомы в первой группе получили 32,0% пациентов, т.е. их количество по сравнению с исходным увеличилось на 24%. Гораздо лучше дело обстояло

Прогрессирование глаукомного процесса у больных при длительных наблюдениях

Стадия глаукомы Группа I Группа II

Начальная 7 (14,0%) 4 (8,0%)

Развитая 40 (80,0%) 42 (84,0%)

Далеко зашедшая 3 (6,0%) 4 (8,0%)

При длительном наблюдении

Начальная — 3 (6,0%)

Развитая 34 (68,0%) 39 (78,0%)

Далеко зашедшая 12 (24,0%) 8 (16,0%)

Терминальная 4 (8,0%) —

Итого 50 (100,0%) 50 (100,0%)

во второй группе — уровень таких больных 16,0%, таким образом, прирост составил 8,0%, что по сравнению с первой группой является явно положительным моментом.

Проведение АГ операции перед экстракцией катаракты у больных с ПОУГ является вполне оправданным. Нормализация ВГД позволяет устранить один из основных факторов риска. Нормализация офтальмотонуса в целом благоприятно влияет на течение глаукомного процесса [7]. Проведение экстракции катаракты на фоне нормализованного ВГД является практически безопасной процедурой, сравнимой с обычной ЭЭК с имплантацией ИОЛ.

Прогрессирование глаукомного процесса практически не зависит от экстракции катаракты с имплантацией заднекамерной ИОЛ и продолжается после таковой.

Произведенная до экстракции катаракты антигла-укоматозная операция во многом облегчает течение глаукомы у больных и делает прогноз заболевания более благоприятным.

При сравнительном исследовании глаукомных больных, оперированных по поводу катаракты, явное преимущество имеют больные, перенесшие ранние гипотензивные вмешательства.

1. Антонюк Т. Н., Салдан И. Р., Андрушкова О. А. и др. Результаты современного хирургического лечения больных глаукомой и осложненной катарактой // Офтальмология на

рубеже веков: Сборник научных статей конференции. — СПб, 2001. — С. 136.

2. Бабушкин А. Э. Сравнительная оценка непосредственных результатов трабекулэктомии с периферической иридэктомией и без нее при открытоугольной глаукоме // Офтальмологический журнал. — 1992. — № 3. — С. 159-160.

3. Егорова Э. В., Толчинская А. И., Яновская Н. П. и др. Результаты хирургического лечения больных с осложненной катарактой, перенесших ранее антиглаукоматозные операции // Материалы научно-практической конференции «Современные технологии хирургии катаракты». — М., 2003. — С. 110-115.

4. Курышева Н. И. Ультраструктура катарактального хрусталика при различных методах лечения первичной глаукомы (клинико-морфологическое исследование) // Тезисы докладов VII съезда офтальмологов России. — Часть I. — М., 2000. -С. 153-154.

5. Леванова О. Г. О сроках проведения факоэмульсифика-ции катаракты с имплантацией ИОЛ после антиглаукоматозной хирургии // Русский офтальмологический журнал. — 2010. — Т. 3. № 1. — С. 13-16.

6. Тахчиди Х. П., Егорова Э. В., Толчинская А. И. Интраокулярная коррекция в хирургии осложненных катаракт. — М.: Медицина, 2004. — 170 с.

7. Штилерман А. Л., Михальский Э. А, Лысяк И. В. Комбинированное лечение больных глаукомой с нестабилизированным течением // Вестник офтальмологии. — 2010. — Т. 126. № 5. -С. 26-28.

8. Sugar H. S. Postoperative cataract in successfully filtering glaucomatous eyes // Am. j. ophthalmol. -1970. — Vol. 69. № 5. -P. 740-746.

А. В. БАБКО1, М. В. ПОКРОВСКИЙ2, Е. Г. ТЕРЕХОВА3, М. В. КОРОКИН4, А. П. ГРИГОРЕНКО2, Ю. А. ХОЩЕНКО2

ЭНДОТЕЛИО- И КАРДИОПРОТЕКТИВНЫЕ ЭФФЕКТЫ ФИКСИРОВАННОМ КОМБИНАЦИИ ЛОЗАРТАНА И ГИДРОХЛОРОТИАЗИДА В ОДНОЙ ТАБЛЕТКЕ ПРИ L-NAME-ИНДУЦИРОВАННОЙ

ЭНДОТЕЛИАЛЬНОЙ ДИСФУНКЦИИ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ

кафедра фармакологии Курского государственного медицинского университета,

Россия, 305000, г. Курск, ул. К. Маркса, 3;

2кафедра фармакологии и фармацевтических дисциплин Белгородского государственного университета,

Россия, 308015, г. Белгород, ул. Победы, 85;

3кафедра клинической фармакологии Курского государственного медицинского университета,

Россия, 305000, г. Курск, ул. К. Маркса, 3;

4НИИ экологической медицины Курского государственного медицинского университета,

Россия, 305000, г. Курск, ул. К. Маркса, 3. E-mail: bavor@mail.ru

В лаборатории кардиофармакологии НИИ экологической медицины КГМУ проведено изучение эндотелио- и кардиопро-тективной активности лозартана, гидрохлоротиазида и фиксированной комбинации лозартана и гидрохлоротиазида в одной таблетке в экспериментах на крысах. Полученные результаты позволили установить выраженную коррекцию эндотелиальной дисфункции при применении фиксированной комбинации лозартана в дозе 8 мг/кг и гидрохлоротиазида в дозе 2 мг/кг в одной таблетке.

Ключевые слова: эндотелиальная дисфункция, L-NAME, фиксированная комбинация лозартана и гидрохлоротиазида.

Кубанский научный медицинский вестник № 4 (127) 2011 УДК 615.225.2: 616.018.74.008.6 — О92.4