Как закончилась эпидемия чумы

Оглавление:

«ЧЕРНАЯ СМЕРТЬ». К ЗАГАДКАМ ПАНДЕМИИ ЧУМЫ 1346-1351 гг.

Автор: Михаил Васильевич Супотницкий.

Об авторе : Михаил Васильевич Супотницкий — кандидат биологических наук.

Эта чудовищная эпидемическая катастрофа средины XIV столетия вошла в историю человеческой цивилизации, как пример совершенно невообразимого для человека разгула смерти, всеобщего ужаса и сумасшествия. Страх перед чумой, оставшийся в памяти людей, сопровождал европейцев все последующие годы и до сегодняшнего дня он не позволяет приблизиться к пониманию причин этой трагедии.

Как это было

Летом 1346 г. в Европу стали поступать настораживающие слухи с Востока. Купцы, ведшие дела с караванщиками, привозившими пряности и чай из Индии и Китая, рассказывали ужасные истории, в которые по началу никто не верил. Якобы «на востоке, рядом с Большой Индией, огонь и вонючий дым спалили все города», или о том как «между Китаем и Персией пошел сильный дождь из огня, падавший хлопьями, подобно снегу, и сжигавший горы и долины со всеми жителями», и сопровождаемый зловещим черным облаком, которое «кто бы ни увидел, тот умирал в течение половины дня». Но потом появились и очевидцы какого-то мора, бежавшие из Скифии. Они свидетельствовали, что там началась «казнь от Бога», и поразила она генуэзцев в колониях на берегах Черного и Азовского морей, что люди умирают в три дня, покрываясь мучительными язвами и пятнами, и немедленно чернеют после смерти. Однако зима прошла спокойно, и о плохом старались не думать. Весной 1347 г. ситуация изменилась и уже никогда не возвращалась в прежнее состояние.

Страшная болезнь, оставлявшая после себя трупы, черные как уголь, появилась сначала в «стране гиперборейских скифов» (Таврический полуостров) и распространилась по побережью Понта, затем она проникла во Фракию, Македонию, Грецию, Италию, острова Средиземного моря, Египет, Ливию, Иудею, Сирию. Произошла столь массовая гибель людей, что, как заметил тогда Боккаччо (1351), умерший от чумы человек «вызывал столько же участия, сколько издохшая коза»

1 ноября 1347 г. черная смерть появилась в Марселе, к январю 1348 г. волна эпидемии докатилась до Авиньона, и затем чума стремительно распространилась по всей Франции. Папа Климент VI, приказав, анатомировать трупы, чтобы найти причину болезни, бежал в свое имение рядом с Валенсией, где закрылся в одиночестве в комнате, постоянно жег огонь, чтобы выкурить инфекцию, и никого к себе не допускал. В Авиньоне смертность была так велика, что не было никакой возможности хоронить покойников. Тогда Папа освятил реку и торжественно благословил бросать в нее тела умерших от чумы людей.

К началу 1348 г. черная смерть распространилась по всей Испании. К концу января чума свирепствовала во всех крупных портах южной Европы, включая Венецию, Геную, Марсель и Барселону. В Средиземном море находили корабли, полные трупов, дрейфовавшие по воле ветров и течений. Один за другим, несмотря на отчаянные попытки изолировать себя от внешнего мира, итальянские города «падали» перед эпидемией. Весной, превратив Венецию и Геную в мертвые города, чума достигла Флоренции.

Чума «перешагнула» через Альпы, в Баварию. В Испании она настигла королеву Арагона и короля Кастилии. Первую половину 1348 г. черная смерть подбиралась к Англии. Весной она прошла по Гаскони, где погубила младшую дочь короля — принцессу Жанну, которая направлялась в Испанию для сочетания браком с наследником кастильского трона. Вскоре после этого чума вспыхнула в Париже, где умерло огромное количество человек, включая королев Франции и Наварры. В июле эпидемия охватила северное побережье Франции. В Нормандии, по свидетельству современника, «было такое критическое положение, что нельзя было никого найти, чтобы тащить трупы в могилы. Люди уверовали в то, что наступил конец света и этот мир прекращает свое существование.

В начале августа 1348 г. «бич господний» обрушился на Англию.

В течение той осени чума поражала одно южное графство за другим. Дорсет и прилегающие графства почти вымерли; Пул был настолько пустынен, что смог возродиться только через столетие. Духовенство и миряне Девоншира и Корнуолла «ложились, подобно колосьям под серпом жнеца». Шотландия держалась до конца года. Шотландцы приписывали несчастья соседей их слабости, грозя «грязной смертью Англии». Но когда они собрались в Селкиркском лесу, чтобы разорить пограничные английские земли, « их радость превратилась в плач, когда карающий меч Господень. обрушился на них яростно и неожиданно, поражая их не менее чем англичан гнойниками и прыщами», записал английский летописец. В следующем году наступила очередь Уэльских гор и долин, затем чума достигла Ирландии, поразив огромное количество англичан, проживавших там. Она едва затронула самих ирландцев, которые проживали в горах и горных территориях, но и их она безжалостно и неожиданно «уничтожила повсюду самым жестоким образом» в 1357 г.

«Посещение чумой». Фрагмент иллюстрации из Stiny Codex , XIV столетие, видимо, относится к «черной смерти» 1348-1351 гг. Университетская библиотека, Прага, Чешская республика.

Осенью 1348 г. чума смертельным катком прошлась по Норвегии, Шлезвиг-Голштинии, Ютландии и Далмации. В 1349 г. она захватила Германию, а в 1350—1351 гг. Польшу. На территории средневековой Руси чума появилась в начале 1352 г., «двигаясь» с северо-запада на юг. Количество умерших было так велико, что их не успевали хоронить, хотя в один гроб клали по 3–5 трупов. Богатые раздавали свое имущество, даже детей, и спасались в монастырях. К концу года чума прекратилась, уничтожив своим первым натиском до 1/3 населения Европы.

Почему все это произошло?

Объяснение происхождения «черной смерти» уже давно есть, простое и убедительное. Оказывается, в 1348 г., татарский хан Джаныбек, осадивший генуэзскую крепость Кафу (современная Феодосия), с помощью катапульт забрасывал туда трупы людей, умерших от чумы. Когда среди генуэзцев началась чума, то они покинули город на судах, и разнесли легочную чуму по Европе. «Родные, друзья и соседи поспешили к нам, но мы принесли с собой убийственные стрелы, при каждом слове распространяли мы своим дыханием смертельный яд», — записал очевидец этих событий, нотариус де-Мюсси. Его версия, высказанная в те годы, когда считалась, что болезни передаются загнившим воздухом (миазмами), удачно сочетается с современными представлениями о контагиозности (заразности) больных с легочной чумой. Однако все оказалось гораздо сложнее.

Прежде всего, с версией де Мюсси не согласуется клиника самой чумы. Из его же описания следует, что болезнь в Кафе протекала в бубонной форме, т.е. люди заражались чумой в результате укуса инфицированных ее возбудителем (Y.pestis) блох, а те, в свою очередь, заражались от больных чумой крыс. Легочная форма болезни появлялась лишь как осложнение бубонной. Во многих итальянских городах легочной чумы вообще не было, а десятки тысяч людей погибли от бубонной чумы. И тут начинаются новые загадки. Еще с начала ХХ столетия известно, что бубонная чума не «выходит» из своих природных очагов. Тогда получается, что в средине XIV столетия, огромные и населенные территории Европы были природными очагами чумы? Этот вопрос уже задавался отдельными учеными. Но вот только им не удалось найти ответ на него в рамках господствующего и по сей день учения о природной очаговости чумы. Его фундаментом стало положение о первичности животных (различные виды грызунов), как резервуара возбудителя чумы. Но диких грызунов, известных в таком качестве, ареалы которых бы еще и простирались столь далеко на север, установить не удалось. Не дает это учение ответа ни на один из следующих вопросов. Почему пандемия «черной смерти» поразила Европу в той же последовательности и по тем же территориям, и за то же время, что и первая пандемия — чума Юстиниана (531-589)? Каким образом ее очаги разгораются синхронно на весьма протяженных территориях Европы, например эпидемии чумы в Москве и Лондоне в средине XVII столетия? Почему, если заштриховать на карте все территории, на которых свирепствовала чума в XIV-XVIII, столетия, они занимают, в основном, равнины, долины рек и морские побережья?

И, наконец, существует еще одна закономерность, не имеющая никакого отношения к учению о природной очаговости чумы, но которую из истории эпидемий уже не выкинешь. Обе пандемии чумы начинаются на фоне свирепствующей уже несколько столетий проказы, и постоянно растущего количества заболевших натуральной оспой. Невольно складывается впечатление, что чума как бы завершает какой-то многовековой пандемический цикл, в котором последовательно участвуют малоконтагиозные возбудители медленных инфекций и высококонтагиозный вирус натуральной оспы.

Реликтовый очаг чумы

Здесь я прошу Вашего разрешения сначала дать его определение, а уже потом его объяснить.

Реликтовый очаг чумы — территория, неопределенно долго включающая природный очаг чумы, о существовании на которой в прошлом вспышек чумы среди людей известно из исторических источников. Что говорит в пользу их существования?

Прежде всего, строение генома возбудителя чумы. В отличие от своего эволюционного предшественника, возбудителя псевдотуберкулеза, геном возбудителя чумы дегенеративен. Много генов, кодирующих факторы вирулентности, у него выключены, а вот у маловирулентного псевдотуберкулезного микроба, они присутствуют. Но утрата генов у паразитов происходит вследствие их большей специализации к организму хозяина. Это явление называется дегенеративной эволюцией и имеет характер общебиологического закона. Например, у ленточных червей при специализации к человеку до предела упрощаются нервная и пищеварительная системы. В отличие от ортопоксвирусов, имеющих широкий круг хозяев среди грызунов, упрощен геном и у высокоспециализированного к человеку возбудителя натуральной оспы.

Недавно был установлен предполагаемый хозяин Y.pestis, это одноклеточные почвенные животные – амебы. Наличие паразитирующих в них чумных бацилл доказано с помощью методов молекулярной диагностики. Обычно такие бактерии не удается размножать на искусственных питательных средах. Это состояние называют некультивируемостью бактерий. Следовательно, для описания эпидемических процессов вне учения о природной очаговости чумы, оставляющего основную роль в поддержании Y.pestis в природе за грызунами, необходимо предложить другие определения ее природного резервуара и природного очага.

Природный резервуар возбудителя чумы — совокупность одноклеточных организмов — биологических хозяев Y.pestis, без которых ее существование в природе, как биологического вида, невозможно.

Природный очаг чумы — географический ландшафт, в почве которого методами молекулярной диагностики доказано присутствие возбудителя чумы в некультивируемом состоянии (холодный очаг), и/или на его территории фиксируются эпизоотии и эпидемии чумы (пульсирующий или активизировавшийся очаг).

Проникновение возбудителя чумы в популяции грызунов и человека, — катастрофическая случайность. Вследствие глобального разрушения экосистем, вмещающих чумной микроб, происходит «выход» Y. pestis за пределы ее биологических хозяев в почву, откуда она проникает в сосудистые растения, либо другие объекты, способствующие инфицированию грызунов и их эктопаразитов. В результате этого процесса Y. pestis «отрывается» от своего природного резервуара и при наличии благоприятных условий (особенности биологии грызунов и их паразитов, увеличение их численности, восприимчивости и др.) формирует вторичные резервуары, также представляющие собой экосистемы, однако менее устойчивые, чем те, которые образуются простейшими. Во вторичных резервуарах Y. pestis может сохраняться десятилетиями, вызывая отдельные эпизоотии и вспышки чумы среди людей в регионах, ранее считавшиеся от нее свободными. Но вследствие малой устойчивости, новые (вторичные) экосистемы, вмещающие Y. pestis, разрушаются, и вспышки чумы прекращаются. При продолжающемся дестабилизирующем воздействии извне на экосистемы «простейшие-Y.pestis», промежутки времени между такими циклами сокращаются, интенсивность образования вторичных экосистем, вмещающих чумной микроб, скачкообразно возрастает — вспышки чумы среди людей приобретают катастрофический характер (они воспринимаются людьми, как пандемия чумы) и продолжаются либо до полного разрушения хотя бы одной из экосистем, либо до прекращения на них дестабилизирующего воздействия (период «упадка чумы» — современное состояние с заболеваемостью чумой в мире). После разрушения вторичных экосистем, вмещающих Y.pestis, остаются огромные территории — реликтовые очаги, в которых Y. pestis продолжает поддерживаться в некультивируемом состоянии, как истинный паразит одноклеточных организмов.

Ознакомьтесь так же:  Куры болезни и профилактика

Попав организм человека или грызуна, Y.pestis использует те же механизмы специализации, которые позволяют ей поддерживаться среди почвенных одноклеточных организмов, эволюционных предшественников фагоцитов. Так как жизнь или смерть случайно инфицированного теплокровного организма ничего не значит для поддержания такого паразита в природе, то его вирулентность не лимитируется необходимостью сохранения жизни своим жертвам.

Гравюра «Демон чумы» . Из немецкой рукописи XV столетия.

Синхронность масштабного появления чумы и проказы объясняется тем, что возбудители этих болезней поддерживаются в сходных экосистемах. Та же последовательность событий, которая приводит к колебательным процессам в экосистемах лепрозного микроба, оказывает аналогичное действие и на экосистему “простейшие—Y.pestis”.

Анализ клинических описаний, проведенных нами по историческим источникам, позволяет утверждать, что «черная смерть» — это патологический синдром, возникающий во время вспышек бубонной чумы у людей с определенными генотипами. Он характеризуется развитием вторичной чумной пневмонии, геморрагическим проявлениями, симптомами шока и обширными кожными поражениями (карбункулы, петехии). Вспышки легочной чумы в Европе прекратились уже вначале XV столетия, к началу XIX значительно уменьшились кожные проявления чумы. Можно также предположить, что эпидемическая выраженность «черной смерти» зависит от количества людей, носителей определенных аллелей генов, проживающих на территориях пульсирующих очагов чумы. Существуют также и неизученные факторы, делающие “востребованными” возбудителей контагиозных инфекций отдельными человеческими популяциями.

Закончилась ли Вторая пандемия чумы?

Анализ хронологии вспышек чумы привел нас к пониманию условности выделения третьей пандемии из второй, по крайней мере, если использовать общепринятые временные критерии. И вот почему. Если считать третью пандемию явлением хронологически самостоятельным, то тогда между ней и второй пандемией чумы должен быть временной промежуток, который можно охарактеризовать как прекращение чумы. Новая пандемия по масштабу охваченных ею территорий, должна, по крайней мере, превышать масштабы активизации очагов чумы последнего всплеска их активности в прошлую пандемию. Такую границу можно провести между первой и второй пандемиями, но вот с третьей, начало которой относят на 1894 г., это сделать невозможно.

Сопоставление же территориальных масштабов так называемой “третьей пандемии” с предыдущими пиками активности чумы “второй пандемии”, показывает, что она значительно уступает по этому показателю последнему, четвертому ее пику. Всего же таких периодов после окончания «черной смерти» и последовавших за ней пульсаций очагов чумы в более северных широтах (первый пик – 1346–1382 гг.), можно насчитать еще не менее трех: 1440–1530 гг. (второй); 1545–1683 гг. (третий — по площади охваченных чумой территорий его можно прировнять к «черной смерти»); 1710–1840 гг. (четвертый – чума уже за пределами западной и центральной Европы). С потеплением климата, начавшегося в средине XVII столетия, постепенно происходит отступление чумы в направлении с севера и запада на юго–восток. Учитывая также и искусственность даты начала “третьей пандемии”, правильнее будет считать ее не самостоятельным явлением, а пятым, самым “низким” пиком второй пандемии чумы.

Начатая здесь тема продолжается в статье «ГДЕ СКРЫВАЕТСЯ ЧУМА?»

Супотницкий М.В. «Черная смерть». К загадкам пандемии чумы 1346-1351 гг. // Универсум. – 2004. — № 3. – С. 14-22.

Как человечеству удалось победить чуму, тиф и оспу

12 августа 2016 0:19 15

На волне эпидемии лихорадки Эбола, вспоминаем как человечество побеждало самые страшные болезни Фото: REUTERS

ЧУМА: СПАСИБО ЗА ПОБЕДУ КРАСНОЙ АРМИИ

Первой из страшнейших зарегистрированных эпидемий стала Юстинианова чума. Она охватила всю территорию тогдашнего цивилизованного мира во время правления византийского императора Юстиниана I, свирепствовала в 541—750 гг. и унесла жизни более 100 млн человек. В XIV веке случилась вторая крупнейшая эпидемия, которая прокатилась по Европе , Азии и Северной Африке , погибло 60 млн больных. Всего жертвами чумы по оценкам экспертов стало от 200 до 300 млн человек.

Чумная палочка (Yersinia pestis) живет в организмах грызунов , а ее переносчиком являются блохи. Болезнетворная бактерия размножается в пищеводе блохи и создает чумной блок (пробку). При укусах часть микробов смывается током крови и попадает в организм жертвы, вызывая заражение.

При бубонной форме чума в первую очередь поражает лимфоузлы человека: из-за воспаления они увеличиваются до размера грецкого ореха или даже яблока. В древности это называли «чумные бубоны». На 10 — 11 день лимфоузлы вскрываются, инфекция распространяется в другие органы и ткани, часто начинается септическое воспаление, которое быстро приводит к смерти. При легочной форме чумы болезнь начинается с сухого кашля, который вскорости переходит в кашель в кровью из-за разрушения легких.

Чума очень контагиозна: передается и воздушно-капельным путем, и трансмиссивным (через укусы блох), и контактно-бытовым. В средневековье врачи, пытаясь избежать заражения, придумали специальные защитные костюмы — «противочумные доспехи». Изображение их завораживающе-устрашающего вида можно встретить на гравюрах: кожаный плащ и маска с длинным носом. В этот нос закладывали травы, которые нагревались выдыхаемым воздухом и испаряли антисептические вещества.

Победить чуму удалось благодаря разработкам советских ученых из НИИ эпидемиологии и гигиены Красной Армии. Они создали антибиотик стрептомицин, в 1947 году лекарство помогло полностью излечить первых пациентов. Сейчас в мире случаются отдельные вспышки чумы, при правильном лечении смертность не превышает 5 — 10%.

ОСПА: БОЛЕЮТ ВСЕ

С XV века болезнь плотно поселилась в Европе, каждый год от нее умирало до 1,5 миллионов человек, а всего оспа унесла жизни до 4 млрд больных. «Излишне вдаваться в описание этой болезни, так как она хорошо известна почти каждому», — писали в своих трактатах английские врачи.

Натуральной оспой страдают только люди, ее возбудитель — вирус variola. Инфекция передается воздушно-капельным путем и через предметы обихода. Сначала на коже появляются пузырьки (оспины), вскоре они превращаются в эрозии. Также оспины развиваются на слизистых оболочках носа, ротоглотки, гортани, на внутренних органах. У больного может развиться инфекционно-токсический шок и внутренние кровотечения.

Победить оспу удалось благодаря вакцинации. Еще в 1796 году английский врач Эдуард Дженнер втер в надрез на руке восьмилетнего мальчика содержимое из пузырьков с кожи доярки, заразившейся коровьей оспой (это легкая форма болезни, передающаяся людям от коров). Затем ребенку привили натуральную человеческую оспу, мальчик не заболел.

В 1800 г. ввели обязательную вакцинацию в английской армии и на флоте, в 1807 г. началось первое в мире всеобщее оспопрививание в Баварии . В Советском Союзе обязательная прививка от оспы появилась в 1924 году, а в 1958 году СССР предложил программу искоренения оспы во всем мире. ВОЗ поддержала разработки советских медиков, приняв соответствующую резолюцию. Благодаря всеобщей вакцинации человечества оспу удалось полностью уничтожить, о чем ВОЗ торжественно объявила в 1980 г.

ТИФ: СПУТНИК ВОЙН ПАЛ ЖЕРТВОЙ АНТИБИОТИКОВ

Эта лихорадка, которая сопровождается помрачением сознания, часто была спутником войн. Историки отмечают, что в Русско-турецкую войну 1768 — 1774 гг. от сыпного тифа людей погибло больше чем на поле сражений. В голодное послереволюционное время в 1917 — 1921 гг. в России тиф унес жизни более 3 млн человек.

Сыпной тиф переносят платяные вши, брюшной передается через продукты питания. Возбудители сыпного тифа поражают стенки сосудов, в том числе в центральной нервной системе, что ведет к появлению бреда , помутнению сознания. Высок риск внутренних кровотечений, в том числе мозговых, в результате которых больные погибают.

При брюшном тифе быстро происходит интоксикация организма, пациент страдает от диареи, развивается обезвоживание, часто также происходит нарушение сознания, начинаются бред и галлюцинации.

В 1942 году в СССР появилась эффективная вакцина от инфекции, а полностью победить болезнь удалось благодаря антибиотикам. Сейчас вспышки тифа встречаются в Северной Африке и Юго-Восточной Азии. Чаще всего люди заражаются через воду и продукты. Туристам рекомендуется делать прививки против брюшного тифа и строго соблюдать правила гигиены.

ХОЛЕРА: СПАСЛА ВАКЦИНА ОТ УЧЕНИКА ИЛЬИ МЕЧНИКОВА

Об этой болезни писал еще Гиппократ, она очень быстро распространялась и уносила миллионы жизней. Крупнейшая эпидемия в России случилась в 1848 г., когда официально было зарегистрировано более 1,8 млн заболевших и 690 150 случаев смерти.

В конце XIX века появилась первая вакцина от холеры. Ее создал Владимир Хавкин , ученик знаменитого биолога, нобелевского лауреата Ильи Мечникова . Хавкин эмигрировал в Париж , устроился в Институт Пастера , и в 1892 г. испытал на себе и нескольких друзьях новую вакцину. Эксперимент прошел успешно. Сейчас ВОЗ считает вакцинацию основным средством борьбы в очагах холеры. Лечится инфекция антибиотиками.

Вспышки холеры регулярно случаются в развивающихся странах. Этим летом инфекция свирепствует в Южном Судане , где по официальным данным зарегистрировано больше 1700 больных и несколько десятков умерших.

ВОПРОС-РЕБРОМ:

Могут ли вернуться в нашу жизнь катастрофические эпидемии?

— Конечно, мы должны постоянно быть начеку — разрабатывать новые инновационные лекарства, жестко контролировать применение антибиотиков, чтобы из-за их беспорядочного приема не развивалась резистентность (устойчивость микробов к препаратам. — Ред.), — считает главный инфекционист Москвы Николай Малышев . — Но с учетом темпов развития науки и медицины вряд ли нам грозят массовые непобедимые инфекции — опасаться какой-нибудь новой «чумы» или «оспы», пожалуй, не стоит.

КСТАТИ

История показывает, что даже при самых страшных эпидемиях человечество всегда как-то выживало, приспосабливалось. Например, когда свирепствовала чума, около 3% заболевших выздоравливали благодаря особым вариантам генов. А еще было замечено, что болезнь часто обходит стороной кавалеристов — оказалось, чумные блохи не выносят конский пот. В общем, выход так или иначе находится. Когда-то казалось, что люди могут вымереть от сифилиса, а сейчас его без особых сложностей полностью вылечивают антибиотиками.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Человечеству угрожают «непобедимая бактерия» и верблюжий грипп

Всемирная организация здравоохранения объявила о том, что лихорадка Эбола опасна для всей планеты. Но, как выясняется, не только она

В пятницу, 8 августа, Всемирная организация здравоохранения объявила о международной угрозе лихорадки Эбола. Также на официальном сайте ВОЗ сообщается о других «инфекционных вызовах человечеству». Ожидают ли нас новые страшные эпидемии вроде средневековой чумы?

САМАЯ ЗЛАЯ ЛИХОРАДКА

Вспышку лихорадки Эбола, которая сейчас бушует в странах Западной Африки, уже назвали самой смертоносной за все время после обнаружения вируса в 1976 году. Число погибших приближается к тысяче человек, случаев заражения более 1700. Нынешний штамм « Заир » считается наиболее опасным из всего семейства вирусов Эбола: умирают 8 — 9 человек из каждых 10 заболевших. Ни вакцины, ни лекарств от этой лихорадки до сих пор не существует. При лечении медики лишь пытаются облегчить состояние пациентов доступными средствами: обезболивающими, капельницами с питательными растворами, искусственной вентиляцией легких и т.п. (читайте далее)

«Чёрная Смерть» в России

Нельзя исключить того факта, что мир может снова поразить эпидемия чумы. Слово «чума» несмотря на своё страшное звучание, в настоящее время не воспринимается как реальная опасность. В Советском Союзе был очень серьёзный подход к эпидемиям. Однако сейчас эпидемиологическая обстановка в непосредственной близости от границ России явно неспокойна: различные эпидемии, в том числе чума, распространяются и имеется постоянная тенденция роста. А какую огромную опасность представляет чума и как эта болезнь может быстро распространиться, мы можем узнать из примеров прошлого.

Ознакомьтесь так же:  Энтеровирусные инфекции в инвитро

Число чумных эпидемий жертв порой значительно превышало потери во время самых кровопролитных войн. В мировой истории отмечены три наиболее страшные эпидемии чумы. Это т. н. «чума Юстиниана» (в 6 в. н. э.), она началась в Египте и длилась почти шесть десятилетий, опустошив почти все страны бассейна Средиземного моря. Вторая колоссальная и самая страшная в истории Европы – это «Чёрная смерть» середины 14 века. Третья пандемия произошла уже в Новое время, начавшись в 1892 году в Индии, где её жертвами стало несколько миллионов человек. Она затронула территорию Южной Америки и некоторые другие регионы планеты.

Надо отметить, что изучение истории эпидемий представляет значительный интерес. Можно выявить опасные области, с точки зрения появления и распространения эпидемий, где чума проявляется сравнительно часто. В других же регионах чума проявляется редко и виде исключений, заносится извне. История эпидемических болезней, являясь разделом истории медицины, одновременно является частью истории цивилизации.

В средние века причины эпидемий практически не были известны. Их часто связывали с «божьей карой» или стихийными бедствиями, землетрясениями, которые, как говорил немецкий историк медицины Генрих Гезер, «во все времена совпадали с опустошениями от повальных болезней». По словам других исследователей, эпидемии были вызваны «миазмами», т. е. «заразными испарениями», которые порождало «гниение», которое совершалось под землей, и выносится на поверхность при извержении вулканов. Третьи предполагали, что развитие массовых болезней зависит от положения небесных тел, и предлагали покидать населенные пункты при определённом расположении звёзд. Первую научную концепцию распространения заразных болезней выдвинул итальянский учёный Джироламо Фракасторо (1478-1533). По его мнению, инфекционное начало передавалось тремя способами: при непосредственным соприкосновении с больным человеком, через заражённые предметы и воздушным путём.

Первое, более или менее подробное сообщение о массовой болезни на Руси, можно обнаружить в русских летописях за 1092 год. «Повесть временных лет» сообщает, что в лето 6600 (1092) «предивное было чудо в Полоцке: ночью слышали цокот; со стоном, будто люди, по улицам рыскали бесы. Если кто выйдет из хоромины, желая их видеть, того невидимо уязвляли бесы, и оттого он умирал. И не смели люди выходить из хором. … Люди говорили, что души скончавшихся убивают полочан. Это бедствие шло от Друцка». По этому описанию ясно, что эта болезнь была небывалым, необычайным явлением для Руси. Внезапность заболевания и быстро наступавший роковой исход, до того поразили современников, что они начали искать сверхъестественную причину болезни. «Это было за грехи наши, ибо умножились грехи наши и неправды. Это навел на нас бог, велел нам покаяться и воздержаться от зависти и прочих злых дел враждебных». Кроме того, очевидно, что это была эпидемия – заболеваемость и смертность была весьма высокой, заболевали те, кто выходил из дома. Пределы распространения и число жертв неизвестны. Исторические источники также сообщают, что мор охватил и Киев. Кроме того, летопись сообщает, что от Филиппова дня (14 (27) ноября) до мясопуста (кануна Масленицы, по Карамзину, до 1 февраля) погибло 7 тыс. человек. Судить о характере этой, видимо, эпидемической болезни, на основании обрывочных, сказочных летописных данных, нельзя. О симптомах также нет сведений. Болезнь называется «язвой» и «раной», поэтому можно предположить, что она сопровождалась наружными признаками.

Следующая эпидемия и одновременно эпизоотия отмечены в летописях за 1158 год в Новгороде. «Мор бысть мног», сообщает летопись, «в Новгороде в людях и в конех, и нельзя было пройти сквозь город, ни на поле выйти, из-за смрада мёртвых», и скот рогатый помре».

В следующий раз мор посетил Русь в 1187 году. Летописец сообщает, что болезнь «силна в людях», не было ни единого двора без больных, а в некоторых болели все. В то же время смертность не упоминается, что обычно делалось. Поэтому можно предположить, что болезнь не сопровождалась высокой смертностью. Страшная эпидемия разразилась в 1230 году в Смоленске, она сопровождалась очень высокой смертностью. В источниках он резко отличается «от мора и глада» (смерти от голода), который в это же время свирепствовал на Руси. Число жертв эпидемии измерялось тысячами. В 1237 году эпидемия поразила Псков и Изборск, умирали и старые, и молодые люди, женщины, мужчины и дети. Смертность была настолько высокой, что при церквях вырыли братские могилы. «Моры» также отмечены в 1265 и 1278 гг. Видимо, массовые болезни, господствовавшие в 13 столетии почти по всей Западной Европе, время от времени заносились и на Русь. Так, названные города – Полоцк, Смоленск, Киев, Новгород и Псков, были в то время большими торговыми центрами, которые посещало значительное количество иностранцев. В тот период практически ничего не знали о происхождении массовых болезней, методах борьбы с ними, приписывая их божьей каре за грехи людей. Позже развились суеверные представления о том, что мор был вызван колдовством или отравлением воды татарами. Это походило на схожие представления в Западной Европе, где за эпидемии преследовали «ведьм» и «колдунов», приписывали появление чумы отравлению источников воды евреями.

Первое известие о море в 14 столетии обнаруживается под 1308 год. Новгородская летопись сообщает: «бысть казнь от Бога, на люди мор и на кони…». В 1321 году снова сообщается о море, который затронул людей и коней. Новое упоминание об эпидемии в Пскове и Изборске за 1241 год, во время войны с ливонскими рыцарями. «Бяше мор зол», говорит летопись, болезнь имела такой охват, что приходилось рыть братские могилы на целые семьи. Это последнее известие о море на Руси, которое можно найти в источниках до прихода на русские земли «Чёрной Смерти».

Чумные эпидемии на Руси со 2-й половины до конца XIV столетия. Черная Смерть

В XIV веке по Западной Европе прошла страшная эпидемия «Чёрной Смерти», занесённая из Восточного Китая. Она отличалась от предыдущих и последующих чумных эпидемий необычайными масштабами о особенной злокачественностью, которая привела к миллионам жертв. Так, в 1348 году она унесла жизни почти 15 млн. человек, что составляло четверть всего населения Европы, а к 1352 году в Европе умерло 25 млн. человек, т. е. треть населения.

Впервые чума появилась в Крыму в 1346 году, во владениях Золотой Орды, а в 1351 году в Польше и Руси. Летопись сообщает: «бысть мор силен на бесермены и на татары, и на черкесы и на всех тамо живущих яко не кому их погребати». Татары вступили в конфликт с генуэзцами в Кафе и осаждали три года эту итальянскую колонию. Среди татар началась чума, и ежедневно их умирало огромное количество. Тогда они в ярости и отчаянии стали бросать трупы погибших от чумы при помощи метательных машин, в крепость, с целью погубить врага. Среди итальянцев началась паника и они бросив город, бежали на родину. Габриель де Мюсси сообщает, что по дороге чума началась и среди них, из 1000 отплывших осталось в живых только 10 человек. Так, с Востока чума попала в Европу. Интересно, что на Русь чума пришла не с владений Золотой Орды, а из Западной Европы, 5-6 лет спустя после появления её в Крыму. Первым русский город, который подвергся мору стал Псков, который располагался в то время в оживленных торговых сношениях с западноевропейскими, и в частности с городами Ганзы.

Мор 1352 года во всех русских летописях описывается обстоятельно, поэтому мы можем из этого описания составить себе вполне ясную картину этого чрезвычайного и страшного события. Чума появилась в городе летом 1352 г. и, видимо, сразу приняла значительные масштабы. Смертность была огромная. Люди не успевали хоронить умерших, а священники провести все необходимые обряды. За ночь у каждой церкви накоплялось до 30 и более тел. В одну могилу клали по 3-5 трупов. Псков охватил страх и ужас. Видя везде и постоянно смерть и считая печальный исход неизбежным, многие стали помышлять только о спасении души, раздавая имущество свое и принимая монашеский постриг. Горожане, не видя нигде спасения, отправили послов в Великий Новгород к архиепископу Василию, попросив его приехать в Псков благословить его жителей и помолиться с ними о прекращении болезни. Церковный иерарх выполнил их просьбу и обошёл Псков с крестным ходом. Однако на обратном пути заболел и вскоре умер. Таким образом, чума попала в Новгород – новгородцы привезли тело в город и захоронили его в соборе Святой Софии. Это говорит о том, что люди того времени не знали о необходимости карантина. Последствия этого события привели к вспышке эпидемии в Новгороде, а затем чума распространилась по другим городам, появилась в Ладоге, Смоленске, Суздале, Чернигове, Киеве и распространилась по всей Руси. Летописи сообщают и краткое описание болезни, которое схоже с описаниями западноевропейских источников. Болезнь начиналась с кровохарканья, а примерно, на третий день человек умирал. Очевидно, на Русской земле преобладала лёгочная форма чумы, т. к. о «бубонах» (появлением резко болезненных конгломератов, чаще всего в области лимфатических узлов) летописи не сообщают. Также как и в предшествующий период – 13 столетие, нет сообщений ни о способах лечения, ни о методах предупреждения.

В 1360 году новая вспышка эпидемии снова произошла в Пскове. Отчаявшиеся горожане, опять отправили послов в Великий Новгород, попросив архиепископа помочь им. Владыка Алексий приехал, благословил город, обошёл его крестным ходом, и после этого, по сообщению летописца, болезнь отступила. В описании этой эпидемии впервые сообщается о припухании желез, о кровохаркании не упоминается. В 1364 году страшная болезнь объявилась в низовьях Волги и стала подниматься вверх по реке. Особенно от мора пострадали: Нижний Новгород, Коломна, Рязань, Москва, Переяславль, Тверь, Ярославль, Владимир, Суздаль, Дмитров, Можайск, Кострома, Белозерск, Волок. Болезнь унесла огромное количество людей. В Москве не успевали хоронить погибших, тела клали в братские могилы. Летописцы довольно обстоятельно описали симптомы страшной болезни. У одних сразу началось кровохарканье и через 2-3 дня они умирали. Кровохарканью предшествовали острые боли в груди, затем начинался жар, обильный пот, озноб. У других опухали лимфатические узлы в различных местах: шейные, паховые и др. В 1374 году по Руси и также Золотой Орде прокатился ещё один мор, который сопровождался падежом скота. О симптомах этой эпидемии ничего не сказано.

В 1387 году страшная чума полностью уничтожила население Смоленска. По данным летописей, неизвестная страшная повальная болезнь свирепствовала так, что в городе осталось 5-10 человек! Однако о симптомах этой чумы ничего не сообщается. В 1388-1389 гг. чума снова ударила по Пскову, а затем проникла в Великий Новгород. В описании мора сообщается о припухании желез, поэтому можно считать, что это было новое возвращение чумы. Псковичи снова попросили новгородского архиепископа приехать в город и благословить его. Иерарх исполнил пожелание горожан. В летописях сообщается, что архиепископ и его сопровождающие вернулись в Новгород благополучно, но, тем не менее, город вскоре повторил участь Пскова. Новгородцы спаслись тем, что решили построить церковь Св. Афанасия и всем миром срубили её за один день. Болезнь после этого отступила. Надо отметить, что это была для средневековой Руси обычная практика. В случае мора жители городов и селений всей общиной-миром строили церковь. В Пскове же о чуме сообщается и в записи за 1390 год, было ли это продолжение прежнего мора, или новая волна, неизвестно. Источники сообщают, что эпидемии 1388-1390 гг. сопровождались появлением бубонов и смертельный исход наступал на 2-3 день.

Ознакомьтесь так же:  Признаки на узи синдром дауна

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Чума — вся правда о болезни, унесшей жизни миллионов

Ужасная болезнь Средневековья — чума, которую называли «великим мором» или «черной смертью», уносила миллионы жизней. Спасения от нее не было, она опустошала Европу, сея ужас в сердцах живых.

В истории чумы известны три колоссальные пандемии

Первая — «чума Юстиниана», возникла в VI веке в эпоху расцвета культуры Восточно-Римской империи, во время царствования императора Юстиниана, самого погибшего от этой болезни. Чума пришла из Египта и опустошила почти все страны Средиземноморья. В разгар эпидемии в 542 г. только в Константинополе ежедневно умирали тысячи человек. За период с 532 по 580 годы погибло более половины населения Восточной Римской империи — почти 100 миллионов человек.

Фото 1а — карта распространения бубонной чумы в Средневековье

Вторая и самая зловещая в истории Западной Европ — «черная смерть» середины XIV в. Она открыла период эпидемий, не оставлявших Европу в покое на протяжении пяти столетий. Грязь, нищета, отсутствие элементарных гигиенических навыков и скученность населения создавали условия беспрепятственного распространения заболевания.

«Черная смерть» 1346—1348 гг. была завезена в Европу через Геную, Венецию и Неаполь. Начавшись в Азии, она опустошила Фракию, Македонию, Сирию, Египет, Сицилию, территорию современных государств: Италии, Греции, Франции, Англии, Испании, Германии, Польши, России.

Гибель заболевших наступала через несколько часов после заражения.

По данным историков, в Кессарии никто не остался в живых. В Неаполе умерло около 60 тыс. человек, в Генуе — 40 тыс. (50% населения), в Венеции — 100 тыс. (70%), в Лондоне — девять десятых населения. Живые не успевали хоронить мертвых. Всего в XIV в. погибло от этого заболевания более 50 млн человек.

Фото 3 – чума в средневековом городе

Трагическую картину эпидемии чумы в 1348 году в Италии нарисовал Джованни Боккаччо в первой новелле «Декамерона»: «Славную Флоренцию, лучший город Италии посетила губительная чума…От этой болезни не помогали и не излечивали ни врачи, ни снадобья… Так как для великого множества мертвых тел, которые каждый час подносили к церквам, не хватало освященной земли, то на переполненных кладбищах при церквах рыли огромные ямы и туда опускали целыми сотнями трупы. Сколько сильных мужчин, красивых женщин, прелестных юношей, которых даже Гален, Гиппократ и Эскулап признали бы совершенно здоровыми, утром завтракало с родными, товарищами и друзьями, а вечером ужинало со своими предками на том свете».

Третья — пандемия чумы, начавшаяся в 1892 г. в Индии (где погибло более 6 млн человек) и отразившаяся эхом в XX в. на Азорских островах, в Южной Америке и других районах земного шара.

Симптомы черной смерти

Болезнь начиналась с невыносимой головной боли, которая сменялась лихорадочным жаром. Затем появлялись так называемые бубоны. Они вздувались чаще всего под мышками и в паху, увеличиваясь до размеров апельсина. Невыносимые страдания несчастного чаще всего заканчивались мучительной смертью.

Фото 4 — бубонная чума

В поисках спасения от смерти люди укрывались в церквях, где в неустанных молитвах и постах просили исцеления. Причины быстрого распространения чумы часто искали в грешной природе человека. В периоды обострения эпидемии улицы города наполнялись толпами кающихся грешников. Люди взывали к Богу и умерщвляли плоть, хлеща себя кнутами до полного телесного изнеможения.

Другая часть горожан не видела спасения в усердном служении Богу, а старалась провести возможные последние дни как можно пышнее и разгульнее.

Как лечили чуму?

Во время средневековых эпидемий чумы населению оказывали помощь специальные «чумные врачи».

Фото 6 – «чумная маска» средневекового врача

Появление их в городах означало приход «черной смерти». Они следили за соблюдением строгой изоляции районов, пораженных эпидемией. Одежда выглядела зловеще: длинный и широкий плащ и специальная маска, закрывавший лицо. Считалось, что маска с клювом, придававшая врачам вид древнеегипетского божества, предохраняет врача от вдыхания зараженного воздуха. «Клюв» маски наполнялся сильно пахнущими лекарственными травами, которые упрощали дыхание при постоянном чумном смраде. Врач помещал в ноздри и уши ладан на специальной губке и для профилактики постоянно жевал чеснок. Чтобы не задохнуться от всего этого букета запахов, в клюве имелись два небольших вентиляционных отверстия.

Фото 7 – средневековые карантинные лазареты на территории Балканского полуострова

Природа болезни оставалась неизвестной, но уже тогда медики понимали, что для прекращения распространения болезни необходимо разобщение больных и здоровых. Так был придуман карантин. Слово «карантин» происходит от итальянского «quaranta» — сорок. В Венеции в 1343 году для приезжающих были построены специальные дома, в которых они содержались сорок дней, ни при каких обстоятельствах не выходя на улицу. Морскому транспорту, прибывавшему из опасных мест, также предписывалось стоять на рейде сорок дней. Карантин стал одним из первых барьеров на пути инфекции.

Фото 8 портрет Нострадамуса

В период Позднего Средневековья с чумой боролся великий Нострадамус. Он предлагал больным употреблять родниковую воду, как можно больше находиться на свежем воздухе и использовать лекарства, которые он изготавливал сам на основе целебных трав, но собственную семью не смог спасти. Жена и двое его сыновей умерли.

Чума в России

Фото 9 – Чума в Астраханской губернии. Сожжение домов и вещей в селе Никольском

Не обошла «черная смерть» стороной и Россию. На протяжении XIII-XIV столетий она посещала Киев, Москву, Смоленск, Чернигов. В Смоленске из всех жителей города осталось в живых пять человек, которые выбрались из города, закрыли городские ворота и ушли. В XIV веке в Пскове и Новгороде чума уничтожила две трети населения, а в Глухове и Белозерске вымерли все жители.

Истоки возникновения чумы

Существует несколько версий возникновения и распространения заболевания.

Фото 10 – крепость Кафа во время осады ханом Джанибеком

По одной из них, чума пришла с Востока, и татары принесли ее в Крым. Во время осады генуэзской крепости Кафы (сейчас это Феодосия) ордынский хан Джанибек нес ужасные потери от болезни, косившей его воинов. Хан принял решение снять осаду, но напоследок с помощью катапульты через крепостную стену перебросили еще не остывший труп воина, умершего от чумы.

В городе началась эпидемия, и жители спешно покинули крепость и отправились домой. Потом болезнь дошла до Европы. Однако с этой теорией не позволяет согласиться только один факт — переносчиками чумы не являются ни трупы, ни исходящий от них запах! Но, так или иначе, хроники свидетельствуют, что в 1346 г. в Крыму погибло около 85 000 человек. 1 ноября 1347 г. первая вспышка чумы была отмечена в Марселе, а уже через три месяца смертоносная зараза распространилась по всему югу Франции. К началу 1348 г. эпидемия расползлась по Испании. Она стала причиной смерти королевы Арагона и короля Кастилии.

Фото 11 – «эпизод чумы во Флоренции», художник Франсуа Пико

Ученые полагают, что быстрое распространение чумы могло произойти из-за низкого уровня иммунитета людей, подорванного другими, не менее опасными болезнями — туберкулезом, оспой, холерой и т. д. Оставляло желать лучшего и питание большинства населения.

Еще одной причиной быстрого распространения заразы могла быть большая скученность населения, особенно в крупных городах.

К 1351 г. чума обошла весь континент. По утверждению средневекового историка Фруассара, погибло более 25 миллионов человек, что составляло треть населения Европы. Эту оценку подтверждают и новейшие исследования. Черная смерть миновала, но болезнь осталась. Чума возвращалась еще в 1361 году, 1369 году, и давала о себе знать все реже до конца XV столетия.

Кто же был основным распространителем заболевания?

Во время эпидемии Черной Смерти в 14 веке, считалось, что болезнь вызвалась и распространялась миазмами — нездоровыми запахами и парами или же дыханием инфицированных людей.

Фото 12 – переносчики и возбудители чумы

Реальный возбудитель чумы был обнаружен лишь в 1894, во время третьей пандемии, когда бактериолог Александр Йерсен выделил бактерию Yersinia Pestis, чумную палочку.

Переносчиками бактерий чумы стали блохи, живущие на черных крысах. Сами крысы обладают иммунитетом к возбудителю заболевания. В условиях антисанитарии средневековых городов, скученности населения и обилия крыс, люди заражались от укусов блох, и болезнь быстро разрасталась в эпидемию.

Ученые США выяснили истинного распространителя чумы

В официальном печатном органе Национальной академии наук США опубликовано исследование, согласно которому в распространении бубонной чумы в средневековой Европы виновны не крысы, а похожие на крыс песчанки (мелкие грызуны).

Ученые обратили внимание на то, что вспышки чумы в Европе по времени связаны с периодами теплой и влажной погоды в Центральной Азии, благоприятной для увеличения популяция этих зверьков и живущих на них блох.

По мнению ученых, песчанки и переносили чумную палочку на домашних животных и торговцев, путешествовавших по Великому шёлковому пути.

Лекарство от чумы и конец эпидемии.

Фото 13 – микробиолог Владимир Хавкин

Первую вакцину против чумы получил ученик Мечникова микробиолог Владимир Хавкин в 1897 году. Лекарство активно применялось по всему миру до 40-х годов ХХ века. Эта вакцина могла снизить заболеваемость в 2-5 раз, смертность — в 10. Более эффективная вакцина была создана в СССР при ликвидации чумы в Маньчжурии в 1945–1947 годах, когда впервые использовался антибиотик стрептомицин.

Сейчас в мире случаются отдельные вспышки чумы, при правильном лечении смертность не превышает 5 — 10%.

Современные версии возникновения чумы

Фото 14 – вулкан «Этна»

Лауреат Нобелевской премии по биохимии Дж. Ледерберг отметил, что чудовищная смертность во время эпидемии чумы Средневековья не характерна ни для одной эпидемии, которые были позднее. Свидетельства в летописях указывают, что начало эпидемии «черной смерти» проходило незаметно. Люди спохватывались лишь когда обнаруживали множество внезапно умерших больных. При этом тела заболевших быстро чернели и казались «обугленными».

Например, в Авиньоне в январе 1348 года, чуму обнаружили, только когда все монахи местного монастыря скончались в одну ночь. Есть упоминания о том, что в Багдаде смерть людей наступала через несколько часов после начала болезни.

Открытие источника заражения – чумной палочки в 19 веке, объясняет, что при бубонной чуме инкубационный период длится 3 — 6 суток, при легочной – 1 — 2 дня. Чумная палочка не способна убить человека с такой скоростью. Эти сравнения навели Ледерберга на интересную мысль, что «черная смерть» Средневековья — вовсе не чума.

Версия о извержении вулканов — виновников «черной смерти»

Средневековые летописцы практически всегда однозначно указывают на источник «морового поветрия». По их мнению, «черную смерть» приносили отравленные ветра. Не были редкостью такие записи: «на востоке, рядом с Большой Индией, огонь и вонючий дым спалили все города», «между Китаем и Персией пошел сильный дождь из огня, падавший хлопьями, подобно снегу, и сжигавший горы и долины со всеми жителями». Именно там родилось «черное облако», убивавшее всех «в течение половины дня», и именно оттуда приходила принесенная «нечистым порывом ветра с юга смерть».

Масштабное извержение вулкана Этны в 1333 году практически совпало с началом «черного поветрия» на юге Европы, которое потом распространилось дальше на север. Массовость и скорость наступления смерти от действия ядовитых облаков вулканической пыли и газов совпадают с хрониками летописцев. На мысль о том, что «черную смерть» принесли вулканические газы, наводят и многочисленные рисунки средневековых художников. На многих из них изображены погибшие люди, лошади, собаки и даже птицы.