Могу ли я работать врачом с вич

ФОРУМЫ ВИЧ+ Работа и карьера

Страница: 1 (всего — 1)

Статья 17, Федеральный закон о СПИДе “Запрет на ограничение прав ВИЧ-инфицированных”.

“Не допускаются увольнения с работы, отказ в приеме на работу. а также ограничение иных прав и законных интересов ВИЧ-инфицированных на основании наличия у них ВИЧ-инфекции. ”. При этом, согласно статье 9 закона, “работники отдельных профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации, проходят обязательное медицинское освидетельствование для выявления ВИЧ-инфекции при проведении обязательных предварительных при поступлении на работу и периодических медицинских осмотров”.

В Международных руководящих принципах ООН “ВИЧ/СПИД и права человека” говорится: “Государствам следует принять меры к обеспечению того, чтобы лицам, инфицированным ВИЧ и больным СПИДом разрешалось работать в течение всего периода, пока они в состоянии выполнять функциональные обязанности на рабочем месте. К подающему заявление о приеме на работу или работнику не должно предъявляться требование о предоставлении работодателю информации относительно его инфицированности ВИЧ. Обязательства государства предотвращать любые формы дискриминации на рабочих местах, в том числе на основании ВИЧ/СПИД, следует распространить и на частный сектор. В подавляющем большинстве профессий и сфер деятельности выполняемая работа не связана с риском приобретения или передачи ВИЧ во время контактов между работниками, а также от работника к клиенту или от клиента к работнику”. Последнее положение было подтверждено широкомасштабными исследованиями под эгидой Всемирной организации здравоохранения и Международной организации труда.

Запрет на дискриминацию в сфере труда отражен и в российском законодательстве.

Перечень профессиональных работников, которые обязаны проходить обследование на ВИЧ, приводится в постановлении правительства; он включает следующие специальности:

а) врачи, средний и младший медицинский персонал центров по профилактике и борьбе со СПИДом, учреждений здравоохранения, специализированных отделений и структурных подразделений учреждений здравоохранения, занятые непосредственным обследованием, диагностикой, лечением, обслуживанием, а также проведением судебно-медицинской экспертизы и другой работой с лицами, инфицированными вирусом иммунодефицита человека, имеющие с ними непосредственный контакт;

б) врачи, средний и младший медицинский персонал лабораторий (группы персонала лабораторий), которые осуществляют обследование населения на ВИЧ-инфекцию и исследование крови и биологических материалов, полученных от лиц, инфицированных вирусом иммунодефицита человека;

в) научные работники, специалисты, служащие и рабочие научно-исследовательских учреждений, предприятий (производств) по изготовлению медицинских иммунобиологических препаратов и других организаций, работа которых связана с материалами, содержащими вирус иммунодефицита человека.

Иными словами, обязательному обследованию подлежат работники, которые:

а) лечат и обследуют пациентов с ВИЧ-инфекцией;

б) исследуют кровь и биоматериалы, содержащие ВИЧ;

в) работают на производствах, где используются ВИЧ-содержащие материалы.

Из содержания этого постановления можно сделать вывод, что оно защищает в первую очередь интересы работников, имеющих риск заразиться ВИЧ при исполнении своих профессиональных обязанностей. Логично предположить, что обследование на ВИЧ при поступлении на работу и периодических медицинских осмотрах призвано вовремя установить случаи производственного заражения и, в частности, решить вопрос о выплате компенсации (пособия) работникам, заразившимся ВИЧ на рабочем месте. Об этом говорится и в федеральном законе.

Федеральный закон “О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)”. Статья 21. Государственные единовременные пособия.

«Работники предприятий, учреждений и организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения, осуществляющие диагностику и лечение ВИЧ-инфицированных, а также лица, работа которых связана с материалами, содержащими вирус иммунодефицита человека, в случае заражения вирусом иммунодефицита человека при исполнении своих служебных обязанностей имеют право на получение государственных единовременных пособий”.

Обратите внимание, что перечень специальностей, подлежащих обязательному медицинскому освидетельствованию, полностью совпадает с перечнем имеющих право на получение компенсации в случае заражения. Этим же профессиональным категориям, согласно Федеральному закону о СПИДе, предоставляются дополнительные льготы.

Федеральный закон “О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)”. Статья 22. Льготы в области труда.

«Работникам предприятий, учреждений и организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения, осуществляющим диагностику и лечение ВИЧ-инфицированных, а также лицам, работа которых связана с материалами, содержащими вирус иммунодефицита человека, выплачивается надбавка к должностному окладу, устанавливаются сокращенный рабочий день и дополнительный отпуск за работу в особо опасных условиях труда”.

Обязательное освидетельствование работников, таким образом, является звеном единого комплекса мер по защите интересов этих работников, куда входит контроль за состоянием их здоровья в связи с опасными условиями труда.

В Федеральном законе не сказано, каковы могут быть последствия выявления ВИЧ-инфекции у работников названных специальностей, в частности, могут ли они быть уволены. В свете вышесказанного отказ принять на работу или увольнение работника в связи с выявленной ВИЧ-инфекцией лишены смысла: ведь комплекс законодательных мер призван защитить интересы работника в ситуации опасности заражения, а если заражение уже произошло, этот вопрос автоматически снимается.

Тем не менее, в Правилах проведения обязательного медицинского освидетельствования на выявление вируса иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции), утвержденных Правительством РФ, разъясняется:

“17. В случае выявления ВИЧ-инфекции у работников отдельных профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации, эти работники подлежат в соответствии с законодательством Российской Федерации переводу на другую работу, исключающую условия распространения ВИЧ-инфекции.

18. При отказе от прохождения обязательного медицинского освидетельствования на выявление ВИЧ-инфекции без уважительных причин работник подлежит дисциплинарной ответственности в установленном порядке”.

Почему человек, заразившийся ВИЧ, — неважно, каким путем, — должен быть переведен на работу, “исключающую условия распространения ВИЧ-инфекции”? Что значит “исключающую условия”? Работу, где она/он не будет иметь контакта с ВИЧ-инфекцией? (Какая разница, ведь заражение уже произошло?) Или где от нее/него не заразятся другие? (Кто? ВИЧ-инфицированные пациенты или “материалы, содержащие вирус иммунодефицита человека”?).

Несмотря на эту непоследовательность и неопределенность законодательных формулировок, совершенно ясны два момента:

при ВИЧ-инфекции уволить нельзя, можно лишь перевести на другую работу;
сдавать анализ на ВИЧ при поступлении на работу и при плановых медосмотрах должны лишь работники четко установленных специальностей, которые к тому же пользуются льготами по причине опасных условий труда.
Помимо этого ограниченного круга работников, по закону никто не обязан проходить обследование на ВИЧ по требованию работодателя. Также никому нельзя отказать в приеме на работу или уволить с работы на основании ВИЧ-статуса. В статье 5 Федерального закона “Гарантии соблюдения прав и свобод ВИЧ-инфицированных” сказано: “Права и свободы граждан Российской Федерации могут быть ограничены в связи с наличием у них ВИЧ-инфекции только федеральным законом”.

Федеральный закон “О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)”. Статья 1(2).

«Федеральные законы и иные нормативные правовые акты, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут снижать гарантии, предусмотренные настоящим Федеральным законом.»

Это означает, что никакие внутренние инструкции и ведомственные постановления не могут служить законным основанием для увольнения работника с ВИЧ-инфекцией, если ее или его специальность не входит в цитируемый выше правительственный перечень. Тем не менее, положения Федерального закона о СПИДе систематически и безнаказанно нарушаются как государственными, так и частными предприятиями.

“Я медицинский работник, ВИЧ-положительная. Работаю на станции скорой медицинской помощи. Имеет ли право администрация моей больницы уволить меня по этой причине, несмотря на то, что я, выполняя свои прямые медицинские обязанности, принимаю исключительные меры предосторожности (обработка рук антисептиками, использование перчаток)? Чем мне руководствоваться (в смысле нормативно-правовой базы), отказываясь писать заявление об уходе по собственному желанию, которое настойчиво требует от меня администрация?”

“Я работала продавцом, и мне должны были поменять медицинскую книжку. Я не смогла получить новую медкнижку, потому что там должен быть анализ на ВИЧ. В Макдональдсе, куда я пыталась устроиться, мне тоже сказали, что нужен анализ. ВИЧ-положительных не берут в Макдональдс, это я точно знаю. В моей СЭС ответили, что медкнижку мне не дадут. Я нигде не могу устроиться на работу по своей профессии, как продавец. Поэтому я пока не работаю, мы с бабушкой живем на ее пенсию”.

Согласно постановлению Главного санитарного врача Департамента госсанэпиднадзора г. Москвы, в 1997 году были выпущены новые санитарные книжки, где есть графа “обследование на ВИЧ”, хотя, по словам руководителя отдела лицензирования Департамента госсанэпиднадзора, обследование на ВИЧ-инфекцию для получения санитарной книжки не является обязательным. Если это обследование не является обязательным, для чего оно было включено в санитарную книжку?

«От отчаяния я написала президенту»: как живут в России люди с ВИЧ

ВИЧ стал самой смертоносной инфекцией в России, – заявил во вторник руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик РАН Вадим Покровский. С начала этого года от инфекции в России скончалось 233 тысячи человек. Летальную статистику посчитать нетрудно. А вот статистики, когда больным ВИЧ отказывали в приеме на работу или не оказывали срочную медицинскую помощь, увы, крайне мало – многие ВИЧ-положительные люди просто не обращаются в суд и не идут к правозащитникам.

Ознакомьтесь так же:  Куры породы несушек леггорн

В Международный день борьбы со СПИДом корреспондент «МИР 24» поговорил с ВИЧ-положительными людьми, которые столкнулись в своей жизни с непониманием и страхом, и узнал у юриста, можно ли защитить свои права, когда люди думают, что ты опасен для окружающих.

Андрей Скворцов. Правозащитник.
Проблема: отказано в операции.

Несколько лет назад я упал с мотоцикла. Ударился сильно: был перелом ключицы со смещением, в теле остались осколки.

Меня доставили в Железнодорожную больницу Санкт-Петербурга [Дорожная клиническая больница ОАО «РЖД» – прим.].

Врачи назначили мне операцию. Обещали поставить имплант, вынуть осколки.

Я рассказал медикам, что у меня ВИЧ. Рассказал, что наблюдаюсь в специальном центре и принимаю все препараты. Из моего центра даже прислали все необходимые справки, где было написано, что не возникнет никаких осложнений при операции. Здоровье позволяет. Как только врачи узнали про мой диагноз, то решили, что операцию делать не надо.

Я ходил к заведующему насчет операции, спрашивал: почему так? В операции мне вежливо отказали. Сказали, что достаточно наложить гипс.

Итог – мне просто наложили гипс и написали, что выправили плечо.

Зачастую пациенты не признаются в ВИЧ, потому что они запуганы – дискриминация среди врачей сильная.

Через некоторое время я обратился уже в Елизаветинскую больницу Санкт-Петербурга [СПБ ГБУЗ «Елизаветинская больница» – ред.]. Там мне сказали, что по снимку есть три показания к срочному хирургическому вмешательству. Сказали, что если не делать операцию, то могу стать уродом.

После этого случая мы планировали с правозащитником подавать в суд на Железнодорожную больницу, но пока собирали документы, заведующего хирургическим отделением застрелили. И мы решили, что не будем судиться с больницей.

Надо отметить, что в палате жд-больницы нас было четыре человека – и у одного из них тоже был ВИЧ. Правда, он не стал говорить про свой диагноз врачам. В итоге, в отличие от меня, ему операцию сделали.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА
Дмитрий Беликов, руководитель юридической компании «Кооператив»:

Доказать, что врачи отказались проводить операцию из-за наличия у пациента ВИЧ будет проблематично. Скорее всего, прямого отказа в проведении операции из-за наличия ВИЧ у пациента не было. Ни устного, ни – главное – письменного.

Врачи, к сожалению, ввиду своего непрофессионализма, решили просто избавиться от пациента с ВИЧ инфекцией. Переквалифицировать его диагноз в другой – требующий в дальнейшем более легкого способа оперативного лечения.

Другой вопрос: является ли данный способ лечения именно тем, который должен быть применен?

В данном случае, скорее всего, стоит говорить о ненадлежащем выполнении врачами своих обязанностей. Исходя из последствий (увеличение сроков реабилитации, утраченного заработка, расходов на лекарственные средства, осложнений, нравственных страданий и т.п.) к медицинской клинике можно предъявить требования о возмещении вреда, причиненного здоровью, и компенсации морального вреда.

Факт некачественно оказанной услуги, причинно-следственную связь действий/бездействия и последствий лучше подтвердить заключением экспертов.

Мария Иванова(имя изменено по просьбе девушки). Медсестра.
Проблема: не взяли на работу.

У нас так повелось с советских времен, что ВИЧ – это болезнь проституток и наркоманов. Именно поэтому к нам часто относятся с опаской даже во врачебной среде.

В 2010 году я поступила в фельдшерский медицинский колледж. И в тот же год у меня нашли ВИЧ. Я заразилась от мужа.

На лекции в колледже я услышала: если среди ваших знакомых есть люди с ВИЧ, то никогда не садитесь с ними рядом, не ешьте с ними из одной тарелки… Но ведь хороший медик отлично знает, что так заразиться нельзя. Меня тогда подруги держали за халат, чтобы я не выступила перед лектором.

Когда пришло время проходить практику фельдшером скорой, я рассказала в колледже про свой «ВИЧ плюс». Мне первоначально сказали, что практику с таким диагнозом проходить нельзя. Потом разрешили.

После практики открывалась частная скорая помощь, меня пригласили туда работать, так как я хорошо показала себя на практике. Откровенно прям сказали: берем. Но когда я прошла медкомиссию, то терапевт сказала, что надо обязательно сообщить о ВИЧ начальнику.

«Мы вас не возьмем», — неожиданно заявил мне начальник. Мол, мы часто встречаемся с бомжами, а они заразные, и вы заболеете, на улице вообще — холодно. Я ему говорила, что у меня все нормально. Что принимаю все препараты. И риск заболеть минимальный. Но они продолжали отпираться.

Вот вы говорите, подать на них в суд… Ну, взяли бы меня на работу после такого скандала, хорошо. Но нужна мне такая работа после суда? Думаю, нет. Отношения будут иные.

А все рядовые коллеги, которые знали про мой диагноз, всегда относились ко мне хорошо. Каких-то предрассудков среди них я не встречала.

Варвара Бобова. Администратор торгового центра.
Проблема: не могла найти работу из-за отказа сдавать анализы.

Я давно пыталась устроиться на работу в сфере обслуживания: официанткой, уборщицей, так как опыта не было никакого. Но при каждом прохождении собеседования мне давали список анализов для медкнижки. И в каждом таком списке стояла графа с анализом на ВИЧ. Я переспрашивала: точно ли мне надо проходить анализ на ВИЧ? Мне говорили, что – да, надо.

Отказ на таких собеседованиях был стандартным. Говорили, что это обязательная процедура. Что работа заключается в контакте с людьми. И тому подобное. Не принесете анализы – мы вас не возьмем, говорили мне. Объяснять таким людям, что с ВИЧ работать безопасно, оказалось бессмысленно – я просто перестала что-либо доказывать работодателям. Когда мне говорили об обязательном прохождении этого анализа, я разворачивалась, уходила и искала другую работу.

Так прошло около года. От отчаяния я даже написала письмо президенту. Получила ответ – в ответе четко было написано о том, что меня не имеют права заставлять сдавать эти анализы.

Было трудно, но, в конце концов, знакомые взяли меня на работу уборщицей на завод. Работа была в клининговой компании, они медкнижку не требовали. В этой компании я стала администратором, а в дальнейшем взяли на работу менеджером объектов по уборке: торговые и бизнес-центры, квартиры еще убирали. На такой должности медкнижку уже никто не просит. Теперь я администратор в торговом центре. Эта должность не требует прохождения проверки на ВИЧ.

Юрист
Дмитрий Беликов, руководитель юридической компании «Кооператив»:

Стоит обратить внимание на то, что обязательным условием при приеме на работу является сдача анализа на ВИЧ только для некоторых работников медицинских учреждений в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 04.09.1995 N 877, официанты или уборщицы в нем не указанны. Если же у работодателя нет основания в отказе в приеме на работу, то претендент может обратиться в суд с требованием о понуждении заключить трудовой договор.

Пять правовых положений о ВИЧ

ВИЧ-инфекция давно уже перестала быть редкостью. По данным Федерального центра СПИД (www.hivrussia.ru), в России до 31 декабря 2013 год зарегистрировано 798 866 ВИЧ-инфицированных. Пораженность составила 479 человек на каждые сто тысяч населения, то есть инфицирован примерно каждый двухсотый. За 2013 год зафиксировано 77 896 новых случаев заражения среди граждан ­РФ.

И это только официальная статистика. Реальные цифры — намного больше, поэтому врачу необходимо хорошо знать законы, регламентирующие работу с ВИЧ-инфицированными ­пациентами.

Медицинское освидетельствование на ВИЧ-инфекцию проводится добровольно и по желанию освидетельствуемого лица может быть анонимным.

Статья 8 Федерального закона № 38‑ФЗ

Основной документ, определяющий правовой статус ВИЧ-инфицированных, это Федеральный закон № 38‑ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», принятый в 1995 году. Этот закон регламентирует государственные гарантии по диагностике и лечению, защиту прав ВИЧ-инфицированных и финансовое обеспечение профилактических мероприятий. Несмотря на солидный возраст закона, он соответствует современным гуманистическим принципам и незначительно отличается от европейского законодательства на ту же ­тему.

Права и обязанности ВИЧ инфицированных граждан в России

Исследование на ВИЧ — добровольно

Обязательную диагностику на ВИЧ проходят только доноры крови, органов и тканей, а также работники, которые обязаны проходить профилактические медицинские осмотры. При этом последствием выявления вируса, указанным в законе, будет лишь пожизненное отстранение от донорства. Другими словами, ВИЧ-инфекция — это «личное дело» ­каждого.

Нельзя навязывать или обязывать пациента сдавать анализ на ВИЧ, даже если у вас есть подозрения. Можно только рекомендовать. Но скажем прямо, соблюдение этого пункта идет со скрипом, особенно при оказании экстренной ­помощи.

Дело в том, что в ургентных ситуациях часто действует «презумпция согласия», то есть считается, что пациенты, которые не отказались от анализа, согласились его сдавать. Требование об обследовании на ВИЧ перед плановой операцией или госпитализацией также неправомерно. С юридической точки зрения оно определяется приказами Минздрава, то есть документами, которые не должны нарушать федеральный закон и утвержденные им гарантии. В случае нежелания пациента сдавать анализ нужно зафиксировать это в документах, но отказать в госпитализации на основании отсутствия данного анализа ­неправомерно.

В докладе фонда «Имена» от 1998 года, посвященном нарушениям прав ВИЧ-инфицированных людей, приведены многочисленные примеры того, как медработники, работодатели и даже государственные органы вынуждают людей обследоваться на ВИЧ. С тех пор для соблюдения прав сделано многое, но нарушения ­остаются.

Права ВИЧ+ на медпомощь такие же, как у всех

Статья 14 Федерального закона № 38‑ФЗ гласит: «ВИЧ-инфицированным оказываются на общих основаниях все виды медицинской помощи по клиническим показаниям, при этом они пользуются всеми правами, предусмотренными законодательством Российской Федерации об охране здоровья ­граждан».

Ознакомьтесь так же:  Осп октябрьский район самара

Но выполнение этой статьи на практике — серьезная проблема. Мне не раз приходилось слышать от среднего медицинского персонала: «Кладите куда хотите, мне за это не платят, я с „вичухой“ ничего делать не буду. Пусть вон в спидовском центре лечится». При этом возможные дисциплинарные взыскания кажутся им менее устрашающими, чем инфицированный пациент, а уговоры просто не действуют. Но не предупредить персонал о наличии ВИЧ у пациента, с которым предстоит работать в операционной или процедурной, — это хотя и сохранение медицинской тайны, но по сути глубоко ­неэтично.

Типичный способ давления на врачей и персонал — угрозы уголовной ответственностью по статье 124 Уголовного кодекса «Неоказание медицинской помощи». Напоминаем, что ответственность по этой статье наступает только при причинении вреда здоровью этим ­бездействием.

Несмотря на гуманное и передовое законодательство, восприятие ВИЧ-инфекции обществом, в том числе медработниками, находится на уровне глубокого средневековья. Не исключено, что администрация клиники, узнав о диагнозе, постарается всеми силами избавиться от работника, опасаясь не столько случаев внутрибольничного заражения, сколько проблем с общественным ­мнением.

Право ВИЧ инфицированного пациента на тайну

Имеют ли право врачи разглашать диагноз ВИЧ? Общественное мнение в отношении ВИЧ еще недостаточно гуманно и не вполне цивилизованно, поэтому не стоит рассчитывать на то, что пациенты, узнав о таком диагнозе соседа в очереди или по палате, будут спокойны. Сохранение медицинской тайны в этом случае требует от врача большого внимания и такта, а также разъяснительной работы со средним ­персоналом.

Бывает, что сестра «невзначай» намекает пациентам о диагнозе соседа по палате, чтобы они сами «выжили» того, с кем не хочется и страшновато контактировать. Медсестры и персонал должны быть четко проинструктированы, что подобное деяние уголовно ­наказуемо.

Права врача

ВИЧ+ медработник не обязан увольняться

Если ВИЧ-инфекция личное дело, то имеет ли право, например, продолжать работу ВИЧ инфицированная медсестра процедурного кабинета? Теоретически да. Более того, сообщать на работу о результатах анализов никто не имеет права, это уголовно наказуемое нарушение медицинской тайны. Если диагноз стал известен руководству, то на основании закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» № 52‑ФЗ от 30.03.1999 г. работник должен быть переведен на работу, не связанную с угрозой распространения ВИЧ, либо отстранен от работы с выплатой пособия по социальному ­страхованию.

В этом плане разумно снизить опасность заражения пациентов, не дожидаясь административных мер. Врач может перейти на консультативный прием, экспертную работу, медсестра — работать в регистратуре, архиве, физиотерапии. Возможно, это не лучший вариант, но учитывая, что по поводу каждого впервые выявленного случая ВИЧ-инфекции проводится эпидемиологическое расследование, разумнее не участвовать в инвазивных манипуляциях вовсе, чем доказывать при случае свою непричастность к ­заражению.

Медработники имеют право на доплату

А что насчет «нам за это не платят»? Действительно, чаще всего не платят. Право на получение надбавки за вредные условия труда, связанные с опасностью инфицирования ВИЧ, и на страховку на случай профессионального заболевания имеют только работники специализированных медицинских учреждений для ВИЧ-­инфицированных.

Вопрос о праве на надбавку в прочих ЛПУ довольно спорный, но согласно приказу Минздравмедпрома № 307/221 непрофильные ЛПУ входят в перечень организаций, работа в которых дает право на получение двадцатипроцентной надбавки к окладу за диагностику и лечение ВИЧ+ ­пациентов.

Проблема в том, что администрация не всегда знает, как правильно оформить эту надбавку, и попросту отказывается от лишних бумажек, потому что это «всё равно копейки». Деньги действительно небольшие, поскольку рассчитываются по часам и исходя из оклада. К тому же рассчитать эти часы получится только в стационаре, а, например, в процедурном кабинете поликлиники технически ­невозможно.

Этика прежде всего

При работе с ВИЧ+ пациентами прежде всего нужно помнить, что это обыкновенные люди, которые попали в беду и нуждаются в вашей поддержке, возможно, больше остальных. Им нужна не только помощь в борьбе с болезнью, но и защита от безграмотных обывателей, которые готовы запереть ВИЧ-инфицированных в конц-лагеря и резервации, лишь бы уберечься от ­заражения.

Положение врачей в данном случае непростое и двойственное. Необходимо бороться с распространением вируса и в то же время поддерживать пациентов, которые являются потенциальными источниками заражения. Но никто кроме врачей в современном обществе не сможет грамотно провести границу между рискованными и допустимыми действиями в отношении ВИЧ-инфицированных — чтобы обеспечить не только общую безопасность и соблюдение юридических прав, но и человеческое ­отношение.

Могу ли я работать врачом с вич

Производится перенаправление с сайта

Всероссийской акции по тестированию на ВИЧ-инфекцию

Авторизация

Восстановление пароля

  • Главная
  • Образ жизни
  • Где могут работать ВИЧ+

Процесс становления гражданского общества, который происходит сегодня в России, очень трудоемкий и долгий по времени. Сейчас происходят значительные изменения в головах людей, однако, еще не пришло то время, когда многие вещи станут нормами для каждого человека. Так, в нашем обществе до сих пор существуют стигмы и стереотипы относительно людей, живущих с ВИЧ. Например, принять на работу ВИЧ-положительного человека сегодня добровольно согласны не во всех организациях. Но законно ли это? Или, возможно, существует лишь какой-то ограниченный перечень профессий, где ВИЧ-позитивный человек может работать? Ответы на вопросы пробуем найти в статье.

Сегодня нет ни одного закона, который бы ограничивал ВИЧ-положительных в выборе места работы. Поэтому ВИЧ-позитивные граждане могут трудоустраиваться абсолютно в любое место, и работодатель ни при каких условиях, противоречащих законодательству РФ, не может отказать соискателю в трудоустройстве из-за ВИЧ-инфекции. Согласно статье 17 Федерального Закона «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)» работодатель, с юридической точки, ни в коем случае не может отказать в устройстве на работу или уволить с нее из-за того, что человек является ВИЧ-позитивным. Единственным законным поводом для увольнения ВИЧ-положительного станет тот факт, что он по состоянию здоровья не сможет выполнять должным образом свои рабочие обязанности, и это будет подтверждено медицинской комиссией. Об этом гласит 81 статья Трудового Кодекса Российской Федерации.

Однако есть совершенно конкретный свод профессий, утвержденных постановлением правительства Российской Федерации, представители которых должны сообщать о своем ВИЧ-статусе, для чего должны проходить тестирование на наличие этого заболевания при устройстве на работу, а также при плановых медицинских проверках. Врачи, медицинские сестры центров по профилактике и борьбе со СПИДом, учреждений здравоохранения и лабораторий, а также научные сотрудники, работа которых связана с изготовлением препаратов иммунологического характера, должны следить за своим ВИЧ-статусом и проходить тестирование на ВИЧ. Полный перечень профессий можно посмотреть в данном постановлении. Сюда относятся профессии повара, сиделки и, кроме того, им нельзя работать в пищевой отрасли, в образовательных организациях и полиции/МЧС.

Во всех остальных же случаях, работодатель не должен использовать положительный ВИЧ-статус как аргумент в отказе при принятии на работу. Кроме того, организация, в которую ВИЧ-позитивный человек устраивается на работу, не может потребовать информацию о тестировании на ВИЧ. Если же такая ситуация случилась, то стоит напомнить работодателю о своих правах, а если же это не изменило ситуацию, тогда нужно искать правду в суде, куда необходимо обратиться.

Люди, живущие с ВИЧ, по закону могут работать в любой организации, профессиональной области и занимать любую должность. Ограничения касаются лишь медицинских и научных профессий, и то, лишь тех, которые вошли в перечень, утвержденный постановлением Правительства РФ № 877 от 04.09.1995г. Поэтому при поступлении в образовательную организацию ВИЧ-позитивные люди могут выбирать любые профессии, которые приходятся им по душе. Впоследствии проблем с трудоустройством возникнуть не должно. Но если вдруг возникают какие-то проблемы, тогда нужно идти в суд и отстаивать закрепленное конституцией РФ право на работу, тем более, что закон на вашей стороне.

Медики с ВИЧ: стоит ли их опасаться?

Подпишись на нас в Telegram

За фронтовыми сводками об «успехах» МЗ РФ в борьбе с ВИЧ-инфекцией проблема распространения ВИЧ среди медицинских работников как-то отошла на задний план. Может быть, она вдруг стала не актуальной? В самом начале борьбы с эпидемией в России не было страшнее пугала для больных, чем ВИЧ-инфицированный медицинский работник, и больной ВИЧ-инфекцией – для медиков.

Совершенно очевидно: по мере роста пораженности населения ВИЧ (на фоне постоянно снижающегося, но всё-таки роста заболеваемости, показатель которой остается в России выше, чем в Европе, в десять раз) растет количество больных ВИЧ-инфекцией, поступающих в стационары и обращающихся в поликлиники с разными и вполне обычными для среднестатистических граждан заболеваниями.

Одновременно должны увеличиваться и риски внутрибольничной передачи ВИЧ, к которой относится не только инфицирование больных при оказании им медицинской помощи, но и заражение врачей, медицинских сестер, санитарок при выполнении ими своих профессиональных обязанностей.

В официальной медицинской и околомедицинской литературе медицинских работников по признаку уязвимости перед ВИЧ ставят, подчас, на одну ступеньку с представителями уязвимых и особо уязвимых групп населения: «к числу первых относятся беспризорные дети, молодежь, подсевшая на новые наркотики, беременные женщины, бомжи, медработники и мигранты».

Ну, а коли медработники – почти то же самое, что и потребители наркотиков, то опасаться их сам Бог велел. Психологически это воспринимается населением именно так, но… между потребителем наркотиков (который сам легко инфицируется ВИЧ и так же легко его передает окружающим) и медицинским работником есть все же существенная разница.

Ознакомьтесь так же:  Пневмония симптомы отзывы

После почти 30 лет эпидемии в России выяснилось, что не так уж легко медицинском работнику инфицироваться ВИЧ или, напротив, передать ВИЧ пациенту в случае своего заболевания. Эти слухи сильно преувеличены, хотя информации о статистике инфицирования медицинских работников в России очень мало. А та, что есть, свидетельствует: «к 2011 году выявлено 380 россиян, зараженных ВИЧ в медицинских учреждениях, из них только трое – при выполнении своих профессиональных обязанностей». Из них же причиной инфицирования пациентов в 282 случаях было проведение медицинских манипуляций нестерильным медицинским инструментарием, в 73 – заражение реципиентов крови от ВИЧ – инфицированных доноров, 21 женщина заражена ВИЧ от детей при грудном вскармливании и один пациент– при пересадке органов.

Всё! Заражений пациентов от ВИЧ-инфицированных медицинских работников не было! У врачей больше оснований бояться за свое здоровье при оказании медицинской помощи ВИЧ-инфицированным, чем у больных – по поводу получения помощи от ВИЧ-инфицированного врача или медицинской сестры. Кроме того, медработник далеко не всегда знает, кому он оказывает помощь, но, чаще всего, знает о своем заболевании (их обследуют на ВИЧ регулярно, часто вопреки действующим инструкциям, но об этом – дальше).

Кто из медицинских работников чаще инфицируется ВИЧ? И сколько их? В Пособии для медицинских работников по постконтактной профилактике инфицирования ВИЧ указано, что с 1987г. по 2008г. в России было обследовано более 3 млн. медицинских работников, из которых ВИЧ-инфекция была выявлена у 537 человек. За исключением указанных выше случаев профессиональных заражений все они были связаны с незащищенными сексуальными контактами или с употреблением наркотиков. А инфицированы были медицинские сестры.

В общем, всё как у обычных людей. Включая последствия разглашения информации об инфицировании, только намного хуже. Дело в том, что взятие крови на ВИЧ-инфекцию, как правило, проводится по месту работы сотрудника в медицинской организации. И любая медсестра знает: если результат анализа лабораторией «задерживается» – всё, приехали! И далеко не всякая медицинская сестра знает, что уголовная ответственность за разглашение медицинской тайны может все-таки наступить. Чаще болтливость сходит им с рук, а за «длинный язык» никто не отвечает.

Они же, медицинские работники, воспитаны вот на таких утверждениях врачей, отвечающих сами на собой же поставленный вопрос: «Можно ли работать с ВИЧ в медицине?» – безапелляционно: «Медсестры и врачи с ВИЧ не могут быть допущены к работе. Также, инфицированным сотрудникам нельзя работать на станциях переливания крови». И еще: «Для медицинских сотрудников сдача анализов на вирусы иммунодефицита человека является строго обязательной».

И то, и другое – дезинформация. Вопрос в том, кому эта дезинформация выгодна? На мой взгляд, только тем, кому выгодно бессмысленное и эпидемиологически необоснованное наращивание обследований на ВИЧ-инфекцию. Самые сладкие романсы звучат там, где лежат «финансы» и текут денежные потоки. Для этого, собственно, постоянно поддерживается не имеющее под собой никаких оснований представление об опасности ВИЧ-инфицированных для больниц и поликлиник (вне зависимости от того, больные это или медицинские работники). Проигрывают все: больным стараются не оказывать помощь, а от медицинских работников с ВИЧ – стараются избавиться. Причем, если рядовые врачи уже привыкли к своим пациентам с ВИЧ, то вожди местечковых медицинских организаций проявляют изрядную непоколебимость (или непрофессионализм и профнепригодность, если хотите).

Мне лично пришлось принимать участие в трудоустройстве трёх своих коллег с ВИЧ, которых до этого, беспощадное в своей «принципиальности» и тупости медицинское начальство под любыми предлогами «выдавливало» с работы и из профессии. И этот процесс продолжается. Причем иногда истории медицинских работников с ВИЧ выглядят просто дико, что и подвигло написать петицию против дискриминации на Change.org «Установите ответственность за дискриминацию работодателями людей в связи с заболеванием». Удивительно, но в стране почти с миллионом живущих ВИЧ-инфицированных, из которых почти тысяча инфицированных ВИЧ медработников, нашлось только 250 человек, готовых ее поддержать. Где были организации ВИЧ-инфицированных?

Неужели им так комфортно жить в постоянном страхе увольнения и опасности «разоблачения»? Находить «ходы» для получения «чистой» справки об отсутствии ВИЧ-инфекции, «подгонять» за себя на обследование своих знакомых? Тайна эта для меня весьма великая есть. Впрочем, людьми, живущими в страхе, легче манипулировать. Возможно, это всё объясняет?

Автор: Сергей Олейник, врач-эпидемиолог, специалист по социально значимым заболеваниям

Как сообщалось ранее, всемирный день памяти умерших от СПИДа заставляет напрягаться всех: и медицинских работников, и педагогов, и журналистов. Дни «вокруг» этой даты (третье воскресенье мая) традиционно заполнены активностью «выше фоновых значений». Кто-то проводит «круглые столы», кто-то участвует в проведении лекций в учебных заведениях, а где-то заказывают молебны в храмах или запускают в воздух шарики в память об умерших от ВИЧ-инфекции родственниках и знакомых. Подробнее читайте: Россия и ВИЧ: к чему приведёт чиновничья погоня за показателями

ВИЧ-инфицированный врач подтвердил, что работал в перинатальном центре Первоуральска

В дело ВИЧ-инфицированного врача-анестезиолога первоуральского перинатального центра готовы вмешаться специалисты Свердловского областного центра по профилактике и лечению ВИЧ-инфекции

Только сегодня главврач ГБ №1 Николай Шайдуров опроверг информацию о работавшем в его ведомстве ВИЧ-инфицированного врача-анестезиолога. Тем не менее выяснилось, что это не так — недолго, но все-таки медик, усиленно скрывавший страшное заболевание, проработал в перинатальном центре.

По нашей информации, ВИЧ-инфицированный анестезиолог проработал в перинатальном центре буквально две смены: первую — нормально, во время второй потерял сознание. После того, как ему была оказано помощь и взята кровь для выяснения причины обморока, выяснилось, что медик инфицирован.

«Городским вестям» удалось дозвониться до ВИЧ-инфицированного врача. Большого желания разговаривать с представителями СМИ у него не было, в связи с событиями последних дней он плохо себя чувствует и находится в откровенно подавленном состоянии.

— Мне все равно, как отзываются обо мне в перинатальном центре, я там и проработал-то всего недельку, — рассказывает наш собеседник (по этическим причинам мы не указываем его персональные данные — ред.), — Сегодня пришел в отдел кадров, сдал больничный, и там мне сказали, мол, так и так… Меня выгнали. Я знаю, что имею право работать в медицине, но вот видите как. Я их обманул, получается, подал эти анализы… Конечно, хотелось работать, не обязательно даже там, жить-то как-то надо. С мамой вдвоем живем.

ВИЧ-инфицированный врач подтвердил, что является гражданином Украины и именно там до последнего времени состоял на учете. Однако выразил намерение встать на учет в филиал областного Центра СПИД по Западному округу в Первоуральске. Хотя, не исключил вариант, что попробует обратиться к екатеринбургским специалистам — в центр на ул. Ясной.

— Шесть лет я работал врачом-анестезиологом в больнице в Невьянске, — рассказал наш собеседник, — Работа, конечно, тяжелая, но кто-то же должен ее делать.

«Городские вести» попросили прокомментировать ситуацию юриста Михаила Хохолкова — уточнить, действительно ли медики, инфицированные ВИЧ, имеют право работать в сфере здравоохранения.

— Прямого запрета нет, ВИЧ-статус действительно не является ограничением при приеме на работу или увольнении, — пояснил Михаил Хохолков, — Закон предусматривает, что медицинские работники при трудоустройстве, а также в дальнейшем ежегодно при профосмотре должен сдавать анализ на ВИЧ. Но при этом, даже если анализ дал положительный результат, это не может быть поводом для каких-либо ограничений.

Подтвердили данную информацию и в Свердловском областном центре по профилактике и лечению ВИЧ-инфекции. Пресс-секретарь ведомства Мария Костарева заявила, что данная ситуация — проявление дискриминации ВИЧ-инфицированных.

— Федеральный закон № 38 гласит, что ВИЧ не может быть поводом для отказа в приеме на работу или увольнения. ВИЧ — не воздушно-капельная инфекция, заражение ВИЧ происходит при половых контактах, через «иглу наркомана», при кормлении грудью, то есть пути передачи таковы, что врач пациента заразить не может, тем более, что все медики, так или иначе контактирующие в кровью, работают в барьерных средствах защиты, — пояснила Мария Михайловна. — Да, в некоторых ведомствах, например в правоохранительных органах, есть внутренние приказы, которые ограничивают прием лиц с ВИЧ-статусом на работу. Но подобного рода внутренние документы противоречат ФЗ № 38, оспорить их в суде очень легко.

Другое дело, подчеркнула Мария Костарева, что вина врача в данной ситуации есть и заключается она в подделке документа.

— Для тех, кто работает в этой сфере, с ВИЧ-инфицированными, действия медика понятны. Он так поступил, потому что наше общество еще не доросло до толерантного отношения к таким людям, — так видит ситуацию Мария Михайловна. — Чтобы заразить человека, врач должен быть ВИЧ—террористом, иметь преступный умысел, но пока в России ни одного такого случая не было. В целом по Свердловской области в больницах работает около 50 ВИЧ-инфицированных врачей. Им приходится скрывать свой диагноз от коллег, чтобы не подвергаться дискриминации. Кстати, возникает еще один вопрос: а как вообще стало известно о диагнозе? Действительно ли была обнаружена подделка или имело место быть разглашение врачебной тайны, которое уголовно наказуемо? Здесь еще надо разобраться.

В заключение разговора Мария Костарева заявила, что в Свердловском областном центре по профилактике и лечению ВИЧ готовы оказать врачу всемерную помощь и поддержку — как психологическую, так и социально—правовую и предложила передать ему номер своего сотового. «Городским вестям» удалось выполнить эту просьбу.