Подслизистые опухоли пищевода

Оглавление:

Видеоэндохирургия доброкачественных подслизистых опухолей пищевода и желудка Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Оскретков Владимир Иванович, Климов Алексей Геннадьевич, Ганков Виктор Анатольевич, Гурьянов Андрей Александрович, Горбунова Светлана Анатольевна, Чуркин Игорь Альбертович, Козловский Николай Иванович

В статье представлен опыт лечения 49 больного доброкачественными подслизистыми опухолями пищевода и желудка с использованием видеоэндохирургических технологий, которые позволяют производить различные типы радикальных операций, как органосохраняющих, так и резекционных методик. Отдаленные результаты в сроки от 6 месяцев до 12 лет изучены у большего числа больных (67,7 ± 8,3 %). У 95,2 ± 1,75 % пациентов были получены отличные и хорошие результаты лечения. Выхода на инвалидность и рецидива заболевания выявлено не было.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Оскретков Владимир Иванович, Климов Алексей Геннадьевич, Ганков Виктор Анатольевич, Гурьянов Андрей Александрович, Горбунова Светлана Анатольевна, Чуркин Игорь Альбертович, Козловский Николай Иванович,

ENDOVIDEOSURGICAL BENIGN SUBMUCOUS TUMORS OF OESOPHAGUS AND STOMACH

This article deals with the experience of treatment of 49 patients with benign submucous tumors of oesophagus and stomach using endovideosurgical technologies which allow perform different types of radical surgery: resections and operations to save an organ. Afterhistory during the period from 6 months to 12 years was studied in the most patients (67,7 ± 8,3 %). 95,2 ± 1,75 % of patients have excellent and good outcomes of treatment. There was no disability and recurrent cases.

Текст научной работы на тему «Видеоэндохирургия доброкачественных подслизистых опухолей пищевода и желудка»

В.И. Оскретков А.Г. Климов В.А. Ганков А.А. Гурьянов С.А. Горбунова И.А. Чуркин 2,

Н.И. Козловский 2

ВИДЕОЭНДОХИРУРГИЯ ДОБРОКАЧЕСТВЕННЫХ ПОДСЛИЗИСТЫХ ОПУХОЛЕЙ ПИЩЕВОДА И ЖЕЛУДКА

1 Алтайский государственный медицинский университет (Барнаул) 2 Диагностический центр Алтайского края (Барнаул)

В статье представлен опыт, лечения 49 больного доброкачественными подслизистыми опухолями пищевода и желудка с использованием, видеоэндохирургических технологий, которые позволяют производить различные типы, радикальных операций, как органосохраняющих, так и резекционных методик. Отдаленные результаты, в сроки, от. 6 месяцев до 12 лет. изучены, у большего числа больных (67,7 ± 8,3 %). У 95,2 ± 1,75 % пациентов были, получены, отличные и. хорошие результаты, лечения. Выхода на инвалидность и рецидива заболевания выявлено не было.

Ключевые слова: подслизистые опухоли пищевода и желудка

ENDOVIDEOSURGICAL BENIGN SUBMUCOUS TUMORS OF OESOPHAGUS AND STOMACH

V.I. Oskretkov A.G. Klimov V.A. Gankov A.A. Guryanov S.A. Gorbunova

I.A. Churkin 2, N.I. Kozlovskiy 2

1 Altay State Medical University, Barnaul

2 Diagnostic Center of Altay Kray, Barnaul

This article deals with the experience of treatment of 49 patients with benign submucous tumors of oesophagus and stomach, using endovideosurgical technologies which, allow perform different types of radical surgery: resections and. operations to save an organ. Afterhistory during the period, from 6 months to 12 years was studied in the most patients (67,7 ± 8,3 %). 95,2 ± 1,75 % of patients have excellent and. good, outcomes of treatment. There was no disability and recurrent cases.

Key words: submucous tumors of oesophagus and stomach

Доброкачественные подслизистые опухоли составляют от 0,5 % до 5 % всех новообразований пищевода и желудка [10, 14]. По данным А.Ф. Черно-усова мезенхимальные опухоли встречают несколько чаще, чем эпителиальные. Они составляют 2,7 % всех опухолей пищевода, обычно располагаются в средней и нижней его третях, при этом 50 — 70 % случаев составляют лейомиомы [16]. Среди доброкачественных опухолей желудка также преобладают (40 — 80 %) лейомиомы [12], которые не склонны к быстрому росту, трансформации в злокачественную опухоль и обычно протекают бессимптомно. Однако при экзофитном росте опухоли возможно развитие симптомов сдавления и смещения соседних органов [12]. При эндофитных опухолях встречается изъязвление слизистой оболочки органа над новообразованием, кровотечение и перфорация его стенки, при значительных размерах опухоли

— признаки дисфагии. Расположение опухоли в выходном отделе желудка или выпадение ее через привратник в двенадцатиперстную кишку, приводит к нарушению эвакуации из желудка [3, 5, 10]. Существует пограничная группа неэпителиальных опухолей — GIST (Gastro-Intestinal Stromal Tumors

— гастроинтестинальные неэпителиальные опухоли), которые согласно Международной онкологической классификации могут быть доброкачественными и злокачественными. Эти опухоли схожи по клинической и макроскопической картине с истин-

ными опухолями нейрогенной и гладкомышечной дифференцировки, но отличающиеся по своим иммуно-гистохимическим и ультраструктурным характеристикам [1, 2]. Использование рентгеноэндоскопических исследований недостаточно для диагностики доброкачественных подслизистых опухолей и точного определения типа выявленной патологии. Внедрение в клиническую практику эндоскопического УЗИ позволяет с высокой степенью достоверности судить о расположении опухоли по отношению к слоям стенки пищевода и желудка, высказать предположение о гистологической принадлежности опухоли [13]. При малых размерах доброкачественных опухолей и наличии выраженной соматической патологии возможно динамическое наблюдение [10]. Внедрение видеоэндохирургических операций при подслизистых опухолях приводит к снижению количество интра-и послеоперационных осложнений, сокращению сроков пребывания пациентов в стационаре [1, 2,

4, 6, 7, 8, 9, 10, 11,12, 15].

Цель исследования — выяснить целесообразность использования различных видеоэндохирургических технологий в лечении доброкачественных подслизистых опухолей пищевода и желудка.

Основу работы составили наблюдения над 49 больными доброкачественными подслизистыми

minium пи 11111

опухолями пищевода и желудка. Пациенты были в возрасте от 20 до 69 лет, средний возраст составил 50,2 ± 1,7 года. Соотношение женщин и мужчин было 2 : 1. У 14 человек были подслизистые опухоли пищевода, у 30 больных — желудка, у 5 человек — в области пищеводно-желудочного перехода.

В пищеводе подслизистые опухоли чаще располагались в нижней и средней трети его, значительно реже в верхней трети. В желудке опухоли преимущественно локализовались в пилороан-тральном отделе, у равного числа больных в дне и кардиальном отделе желудка (табл. 1).

В объем инструментальных методов обследования больных доброкачественных подслизистых опухолей входили фиброэзофагогастродуодено-скопия (ФЭГДС) с прицельной биопсией слизистой оболочки органа над опухолью, контрастная рентгеноскопия пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки, эндоскопическое УЗИ пищевода и желудка, мультиспиральная компьютерная томография (МСКТ) органов брюшной полости. Первично множественная подслизистая опухоль желудка (лейомиома) была обнаружена у двух больных. Размеры опухолей, согласно данным инструментальных методов исследования и интра-операционной картины, варьировали от 0,4 до 10 см в диаметре, средний размер опухолей составил 2,97 ± 0,3 см.

У 7 человек отмечались явления дисфагии, у 1/4 больных доброкачественными подслизисты-

ми опухолями протекали бессимптомно и были случайной находкой при проведении ФЭГДС (24,5 ± 6,14 %, 12 чел.) или на операции по поводу других заболеваний (4,08 ± 0,28 %, 2 чел.). Половина пациентов предъявляли жалобы на боли различной степени выраженности, с преимущественной локализацией в эпигастральной области, у четырех человек была клиника грыжи пищеводного отверстия диафрагмы и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (8,16 ± 0,4 %), у двух больных — калькулезного холецистита (4,08 ± 0,28 %), у одного пациента (2,04 ± 0,2 %) признаки нарушения эвакуации из желудка. После выявления опухолей больным дополнительно проводилось ультразвуковое эндоскопическое исследование стенки органа в области опухоли, а также мультиспиральная компьютерная томография. Фиброэзофагогастродуоденоскопия позволяла выявить наличие подслизистых опухолей пищевода и желудка любых размеров. У большинства больных при ФЭГДС отмечена подвижность слизистой оболочки желудка, располагавшейся над опухолью, с морфологическими признаками хронического эзофагита или поверхностного гастрита, различной степени активности. Рентгенологический метод способствовал уточнению локализации опухолей, что у большинства больных соответствовало данным ФЭГДС, однако этот метод был малоинформативен при размерах опухоли менее 1,0 см. Эндоскопическое ультразвуковое скани-

Локализация подслизистых опухолей пищевода и желудка

Локализация опухоли Число больных (n) М ± m %

В/3 пищевода 2 4,08 ± 0,28

С/3 пищевода 6 12,24 ± 0,5

Н/3 пищевода 6 12,24 ± 0,5

Пищеводно-желудочный переход 5 10,2 ± 0,46

Кардиальный отдел 5 10,2 ± 0,46

Дно желудка 5 10,2 ± 0,46

Антральный отдел 14 28,6 ± 6,45

Пилорический отдел 6 12,24 ± 0,5

Виды операций Количество (n) M ± m %

Видеоторакоскопическая энуклеация опухоли пищевода 14 28,56 ± 6,45 %

Видеолапароскопическая энуклеация опухоли желудка 24 49 ± 7,14 %

Видеолапароскопическое трангастральное удаление опухоли 3 6,12 ± 0,35 %

Видеоассистированная сегментарная резекция желудка 1 2,04 ± 0,2 %

Видеоассистированная субтотальная резекция желудка с лимфодиссекцией в объеме D2 2 4,08 ± 0,28 %

Видеолапароскопическая сегментарная резекция желудка 5 10,2 ± 046 %

ÊIII Il i Ill I nil I II II I

рование позволило исключить инвазивный рост опухоли и уточнить ее размеры (средний размер опухоли = 1,48 ± 0,39 см). МСКТ выполнялась при значительных размерах опухолей и подозрении на злокачественный их характер.

У большинства больных были выполнены видеоэндоскопические органосохраняющие операции (энуклеация опухоли), у 8 человек (16,3 ± 0,58 %) — различные виды резекционных методик (табл. 2).

Видеоторакоскопическая энуклеация опухолей пищевода и видеолапароскопическая энуклеация опухолей желудка производилась при отсутствии подозрений на их злокачественную трансформацию, изъязвлений над новообразованием. При опухолях пищевода выполнялась правосторонняя торакоскопия. Производилась рассечение медиастинальной плевры над пищеводом в месте расположения опухоли. При малых ее размерах локализацию уточняли с помощью интраоперационной фиброэзофагогастроскопии. Используя диссекцию и электрохирургический крючок опухоль иссекалась в пределах здоровых тканей без вскрытия просвета пищевода, при этом у одного больного возник дефект в слизистой оболочке (6,12 ± 0,35 %). Дефект стенки пищевода ликвидировали интракорпоральным швом. Видеолапароскопическую энуклеацию опухолей желудка выполняли при расположении опухоли на передней его стенке, новообразования удаляли путем серомиотомии над ним. Целостность серозно-мышечной оболочки восстанавливали непрерывным интракорпоральным швом. У 3 человек с расположением опухолей на задней стенке желудка было выполнено трансгастральное их удаление (рис. 1).

Ознакомьтесь так же:  Боль в правой подвздошной части живота

Рис. 1. Фрагмент трансгастрального удаления лейомио-мы с изъязвлением слизистой задней стенки тела желудка.

Выполняли продольную гастротомию на передней стенке желудка в проекции опухоли. Используя электрокоагуляцию, опухоль иссекали единым блоком со слизистой оболочкой желудка с сохранением мышечного слоя. Затем ее помещали в контейнер и удаляли из брюшной полости через

10 — 12 м порт, или мини-лапаротомный доступ. Целостность слизистой оболочки задней стенки желудка восстанавливали интракорпоральным непрерывным однорядным швом, а передней стенки желудка — двухрядным непрерывным швом. При этом использовали атравматичный шовный материал — Викрил 3,0 или 4,0. Контроль герметичности швов на пищеводе и желудке осуществляли путем инсуффляции в просвет органа воздуха через зонд или фиброгастроскоп. Показанием к резекционной методики были значительного размера подслизистые опухоли (более 5см в диаметре), или опухоли сопровождавшиеся изъязвлением слизистой оболочки желудка. У 5 больных была выполнена видеолапароскопическая сегментарная резекция желудка: двум больным была произведена аппаратная резекция стенки желудка единым блоком с опухолью, у трех больных — с наложением ручного интракорпорального шва. У одного больного при выполнении сегментарной резекции желудка для восстановления целостности его стенки и удаления опухоли из брюшной полости использовали мини-лапаротомный доступ. У 1 пациента с лейомиомой антрального отдела желудка, приведшей к его обтурации, и у больного с GIST-опухолью антрального отдела желудка была выполнена видеоассистированная субтотальная дистальная резекция желудка. Большой объем резекции произведен из-за подозрения на малиг-низацию имевшихся новообразований желудка, которую не удалось достоверно исключить при экспресс-биопсии. У 9 больных с подслизистыми доброкачественными опухолями желудка были выполнены симультанные операции — видеолапароскопическая холецистэктомия (3 чел.), дозированная эзофагофундопликация (5 чел.), селективная проксимальная ваготомия (1 чел.) по разработанной в клинике методике.

При гистологическом исследовании макропрепаратов у большинства больных выявлена лейоми-ома, а также встречались лейофиброма, фиброма, липома, эктопированная ткань поджелудочной железы (табл. 3).

У трех пациентов (6,12 ± 0,35 %) после проведения иммунногистохимического метода исследования была выявлена пограничная (GIST) опухоль. В двух из этих наблюдений макроскопически опухоль выглядела как лейомиома, что было подтверждено данными срочного гистологического исследования, а у одной пациентки — как злокачественное новообразование с отсутствием изменений со стороны регионарных лимфоузлов. Этим пациентам была произведена секторальная или субтотальная дистальная резекция желудка. Осложнений во время операции и конверсии доступа не было. Средняя продолжительность органосохраняющих операций составила 150 ± 2,84 минуты. Ранний послеоперационный период у большинства больных протекал гладко. В послеоперационном периоде у 4 человек (8,2 %) с

П111111111Т1 nil I I I I I

Виды гистологических форм доброкачественных подслизистых опухолей пищевода и желудка

Гистологические формы Количество (n) М ± m %

Лейомиома 42 82,35 ± 1,27 %

Лейофиброма 2 3,92 ± 0,28 %

Фиброма 1 1,96 ± 0,19 %

Липома 2 3,92 ± 0,28 %

GIST-oпyxoль 3 5,88 ± 0,33 %

Эктопированная ткань поджелудочной железы 1 1,96 ± 0,19 %

Примечание: * — у двух пациентов было по две опухоли.

подслизистыми опухолями пищевода возникло 6 осложнений: пневмония (4 чел.), пневмоторакс (1 чел.), экссудативныый плеврит (2 чел.). Летальных исходов не было. Средний послеоперационный койко-день составил 7,8 ± 0,86. У 95,2 ± 1,75 % пациентов были получены отличные и хорошие результаты лечения. В сроки от 6 месяцев до 12 лет выхода на инвалидность и рецидива заболевания не выявлено.

Применение видеоэндохирургических технологий у больных доброкачественными подслизистыми опухолями пищевода и желудка является эффективным методом лечения, позволяет производить различные типы радикальных операций, как органосохраняющих, так и резекционных методик.

1. Анурова О.А. Морфологическая и имму-ногистохимическая диагностика стромальных опухолей желудочно-кишечного тракта (GIST) // Современная онкология (экстравыпуск): матер. выездной школы «Актуальные проблемы диагностики и лечения стромальный опухолей ЖКТ (GIST). — 2007. — С. 79-99.

2. Анурова О.А., Снигур П.В., Филиппова Н.А., Сельчук В.Ю. Морфологическая характеристика стромальных опухолей желудочно-кишечного тракта // Архив патологии. — 2006. — Т. 68, № 1. — С. 10—13.

3. Галкин В.Н., Майстренко Н.А. Диагностика и хирургическое лечение неэпителиальных опухолей желудочно-кишечного тракта // Хирургия. — 2003. — № 1. — С. 22 — 26.

4. Дуболазова Ю.В., Ивашкин В.Т. Современные подходы к диагностике и лечению лей-омиом желудка: данные литературы и описание собственного наблюдения // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктоло-гии. — 2008. — Т. 18, № 6. — С. 81—87.

5. Лемешко З.А., Расулов М.И., Османова З.М., Махмудова П.С. Комплексная диагностика лейоми-ом желудка // Российский журнал гастроэнтеро-

логии, гепатологии, колопроктологии. — 2005. — Т. 15, № 5. — С. 157.

6. Никитенко А.И. Эндовидеохирургическое лечение опухолей желудка и пищевода // Эндоскопическая хирургия. — 2001. — № 2. — С. 45.

7. Оскретков В.И., Ганков В.А., Климов А.Г., Гурьянов А.А. и др. Видеолапароскопическое трансгастральное удаление доброкачественных опухолей желудка // Эндоскопическая хирургия: матер. Х Всерос. съезда по эндоскопической хирургии. — 2007. — № 1. — С. 64.

8. Оскретков В.И., Ганков В.А., Климов А.Г., Гурьянов А.А. и др. Видеолапароскопические технологии в лечении опухолевых заболеваний желудка // Эндоскопическая хирургия: матер. Х Всерос. съезда по эндоскопической хирургии. — 2007. — № 1. — С. 64.

9. Оскретков В.И., Климов А.Г., Ганков В.А., Гурьянов А.А. и др. Видеолапароскопическая резекция желудка при доброкачественных заболеваниях и химических повреждениях гастродуоденальной зоны // Эндоскопическая хирургия. — 2008. — № 2. — С. 18 — 24.

10. Ростовцев М.В., Соколова Л.В., Братнико-ва Г.И. и др. К вопросу о тактике использования современных методов лучевой диагностики для обнаружения и определения распространенности опухолей желудка // Медицинская визуализация. — 2004. — № 2. — С. 26 — 33.

11. Старков Ю.Г. Лапароскопическое трансгастральное удаление доброкачественной опухоли желудка // Эндоскопическая хирургия. — 2001. — № 1. — С. 118.

12. Тимошенко В.О., Брюханов Е.А. Лапароскопическое удаление лейомиомы желудка под контролем гибкого эндоскопа // Эндоскопическая хирургия. — 2001. — № 1. — С. 42 — 43.

13. Фирсов Е.И. Комплексная клинико-лучевая диагностика доброкачественных неэпителиальных опухолей желудка // Курский научно-практический вестник «Человек и его здоровье». — 2009. — № 2. — С. 117 — 124.

14. Хестанов А.К. Гигантская неврилеммо-ма желудка, осложненная кровотечением // Российский журнал гастроэнтерологии, гепа-

I І І І І І І ПІ IIIII I

тологии, колопроктологии. — 2002. — № 5. — С. 94-95.

15. Черкасов М.Ф. Видеолапароскопические методы лечения доброкачественных неэпителиальных опухолей пищевода и желудка // Эндоскопическая хирургия. — 2007. — № 1. — С. 102-103.

16. Черноусов А.Ф., Богопольский П.М., Хоробрых Т.В. Доброкачественные опухоли и кисты пищевода // В кн. Клиническая хирургия; под ред. В.С. Савельева, А.И. Кириенко. — М., 2010. —

Сведения об авторах

Оскретков Владимир Иванович — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой общей хирургии Алтайского государственного медицинского университета (656038, г. Барнаул, пр. Ленина, 40; тел.: 8 (903) 958-58-08; e-mail: obhir@agmu.ru)

Климов Алексей Геннадьевич — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры общей хирургии Алтайского государственного медицинского университета (656038, г. Барнаул, пр. Ленина, 40; тел.: 8 (903) 948-52-11; e-mail: KlimAG@yandex.ru) Ганков Виктор Анатольевич — доктор медицинских наук, профессор кафедры общей хирургии Алтайского государственного медицинского университета (656038, г. Барнаул, пр. Ленина, 40; тел.: 8 (903) 992-79-79; e-mail: victorgankov@yandex.ru) Гурьянов Андрей Александрович — кандидат медицинских наук, доцент кафедры общей хирургии Алтайского государственного медицинского университета (656038, г. Барнаул, пр. Ленина, 40; тел.: 8 (913) 244-57-01; e-mail: meduniv@ab.ru) Горбунова Светлана Анатольевна — клинический ординатор кафедры общей хирургии Алтайского государственного медицинского университета (656038, г. Барнаул, пр. Ленина, 40; тел.: 8 (913) 083-11-39; e-mail: missis.gorbunova-svetlana2011@yandex.ru)

Чуркин Игорь Альбертович — заведующий эндоскопическим отделением Диагностического центра Алтайского края (656038, г. Барнаул, пр. Комсомольский, 75а; тел.: 8 (3852) 26-17-40; e-mail: igchurkin@dcak.ru)

Козловский Николай Иванович — врач-эндоскопист Диагностического центра Алтайского края (656038, г. Барнаул, пр. Комсомольский, 75а; тел.: 8 (3852) 26-17-40)

Эффективная борьба с онкологией: диагностика и лечение рака пищевода в Германии

Частью пищеварительной системы человека является пищевод — полый, сплющенный в переднем и заднем направлении мышечный орган, соединяющий глотку и желудок. Длина пищеводной трубки у взрослого человека составляет до 30 см. Пищевод начинается на уровне 6-7 позвонка в шейном отделе, проходит через грудной отдел и заканчивается в брюшине. Рак пищевода – распространенное заболевание, относящееся к онкологическим заболеваниям желудочно-кишечного тракта. Опухоль формируется в тканях пищевода и продолжительное время остается бессимптомной.

Классификация рака пищевода

Онкологи различают следующие виды рака пищевода:

  • аденокарциному (злокачественное новообразование в железистых клетках слизистой, чаще всего образуется в нижней области пищевода, распространяется на проксимальную зону желудка; пациенты с пищеводом Барретта – основная группа риска);
  • рак плоскоклеточный (встречается реже, локализуется в верхней и средней части пищевода; в основной группе риска – люди, пристрастившиеся к алкоголю и курению).

Чаще онкология пищевода встречается у мужчин зрелого и пожилого возраста. К усиливающим факторам относятся:

  • перманентный контакт с веществами группы канцерогенов;
  • хроническое облучение;
  • однообразное питание (дефицит витаминов);
  • постоянное раздражение слизистой оболочки механическим, термическим, химическим раздражителем;
  • грыжа диафрагматического отверстия пищевода;
  • рефлюкс-эзофагит.

Среди предраковых заболеваний пищевода — синдром Пламмера-Винсона, кератодермия, ожоговая стриктура, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь и т.д.

По форме развития злокачественное новообразование в пищеводе бывает:

  • экзофитное (в полости трубки);
  • эндофитное (растущее в подслизистой стенки);
  • смешанного типа (опухоль с элементами экзофитного и эндофитного вида, с ранним распадом тканей и изъязвлением).

Симптоматика рака пищевода

Если на первом этапе недуг бессимптомный, далее у пациента появляются:

  • дисфагия (трудности с проглатыванием);
  • одинофагия (боль при глотании, в частности, твердой пищи);
  • боли в груди;
  • непроходимость пищевода;
  • общая слабость;
  • резкая потеря массы тела и т.д.

Точную диагностику с целью правильного лечения рака пищевода практикуют в Германии. Немецким специалистам удается выявить и классифицировать болезнь на первичном этапе формирования опухоли. Среди методов эффективной диагностики:

  • сбор анамнеза, оценка состояния больного на основе его жалоб;
  • анализ крови;
  • рентгенография;
  • эндоскопическое ультразвуковое обследование;
  • бронхоскопия;
  • биопсия;
  • МРТ, КТ и др.

Своевременное обращение к специалистам повышает шансы на полное выздоровление пациента. Среди тех, кто приезжает на лечение рака пищевода в Университетскую клинику г.Фрайбурга (Германия) – также те, кто на родине не получил компетентного медицинского обслуживания и находится на поздних стадиях развития онкологии.

Ознакомьтесь так же:  Болит низ живота до месячных 2 недели

Рак пищевода: как проходит лечение в Германии

После комплексного обследования, разрабатывается индивидуальная терапевтическая стратегия. Ведущим методом остается хирургия: на место удаленной (вместе с фрагментом трубки пищевода) опухоли устанавливается специальный протез. Если новообразование проросло в соседние ткани, проводится целостное или частичное их удаление.

Эндоскопическая процедура с использованием высокочастотного тока – малотравматичная операция, которая позволяет отделить и вывести новообразование более эффективно. При лечении опухоли пищевода актуальна лучевая терапия, задача которой – минимизировать параметры новообразования, а также предотвратить рецидивы после операции. Часто внедряется как мобильный метод и в симбиозе с химиотерапией. При проведении брахиотерапии источник лучей находится на уровне новообразования внутри пищевода.

Как вспомогательная методика, актуальна фотодинамическая терапия опухоли пищевода. В новообразование внедряется фоточувствительный препарат, на который воздействуют лучом лазера.

Важным периодом при лечении рака пищевода в Германии считается реабилитация. Пациент находится под пристальным вниманием высококвалифицированных специалистов, которые обеспечивают ему качественный медицинский и бытовой уход до полной выписки из клиники.

Хирургическое лечение заболеваний пищевода в Университетской клинике г.Фрайбурга

В Центре висцеральной хирургии высшего уровня проводится диагностика и оперативное лечение широкого спектра заболеваний пищевода:

  • все виды новообразований;
  • дивертикула;
  • ахалазия;
  • рефлюксные заболевания и т.д.

В клинике практикуется современное лечение рака пищевода по наиболее лояльным ценам в Германии. Запишитесь на прием, используя контактные возможности официального сайта. Онкология – не приговор, это доказывает статистика по тем пациентам, которые прошли эффективную терапию и вернулись к полноценной жизни.

Подслизистые опухоли пищевода

Нарушение проходимости пищевода связано не только с сужением его про­света опухолью, но и с развитием перифокального воспаления, спазмом пи­щевода. В начальном периоде заболевания дисфагия возникает при прогла­тывании плотной или недостаточно пережеванной пищи. Больные ощуща­ют как бы прилипание ее к стенке пищевода или временную задержку на определенном уровне. Глоток воды обычно устраняет эти явления. В даль­нейшем перестает проходить даже хорошо прожеванная пища, в связи с чем больные вынуждены принимать полужидкую и жидкую пищу. Иногда после стойкого периода дисфагии возникает улучшение проходимости пищевода, связанное с распадом опухоли.

Возникновению дисфагии могут предшествовать ощущения инородного тела в пищеводе, чувство царапанья за грудиной, болезненность на уровне поражения, появляющиеся при проглатывании твердой пищи.

Боль отмечается у 33 % больных. Обычно она появляется за грудиной во время приема пищи. Постоянная боль, не зависящая от приема пищи или усиливающаяся после еды, обусловлена прорастанием опухоли в окружаю­щие пищевод ткани и органы, сдавлением блуждающих и симпатических нервов, развитием периэзофагита и медиастинита. Причиной боли могут быть метастазы в позвоночник.

Срыгивание пищей и пищеводная рвота (23 % больных) появляются при значительном стенозировании просвета пищевода и скоплении пищи над местом сужения. При раке пищевода, как и при стенозах другой этиологии, развивается усиленное слюнотечение. Обильные кровотечения из пищевода в связи с распадом опухоли бывают редко — при разрушении опухолью стенки крупного сосуда. Общие проявления заболевания (слабость, про­грессирующее похудание, анемия) бывают следствием голодания и инток­сикации.

При прорастании опухолью возвратных нервов развивается охриплость голоса. Поражение узлов симпатического нерва проявляется синдромом Бернара—Горнера. При прорастании опухоли в трахею и бронхи возникают пищеводно-трахеальный или бронхопищеводный свищи, проявляющиеся кашлем при приеме жидкости, аспирационной пневмонией, абсцессом или гангреной легкого. Вследствие перехода инфекционного процесса с пище­вода на окружающие ткани могут развиться периэзофагит, медиастинит, пе­рикардит.

Клиническое течение болезни зависит от уровня поражения пищевода.

Рак верхнегрудного и шейного отделов пищевода протека­ет особенно мучительно. Больные жалуются на ощущение инородного тела, царапанье, жжение в пищеводе во время еды. Позднее появляются симпто­мы глоточной недостаточности — частые срыгивания, поперхивание, дис­фагия, приступы асфиксии.

При раке среднегрудного отдела на первый план выступают дисфагия, боли за грудиной. Затем появляются симптомы прорастания опу­холи в соседние органы и ткани (трахея, бронхи, блуждающий и симпати­ческий нервы, позвоночник и др.).

Рак нижнегрудного отдела проявляется дисфагией, болью в эпигастральной области, иррадиирующей в левую половину грудной клетки и симулирующей стенокардию.

Важнейшими методами диагностики являются рентгенологическое ис­следование, эзофагоскопия с биопсией опухоли. В последнее десятилетие появилась возможность эндоскопического ультразвукового исследования, позволяющего определить глубину поражения стенки пищевода и метастазы в лимфатические узлы средостения.

Рентгенологическое исследование с контрастированием пищевода взве­сью бария выявляет опухоль, ее лока­лизацию, длину поражения и степень сужения пищевода, изменения в лег­ких и плевральных полостях. Харак­терные симптомы рака — дефект на­полнения, «изъеденные» контуры его, сужение просвета, ригидность стенок пищевода, обрыв складок слизистой оболочки вблизи опухоли, престено-тическое расширение пищевода (рис. 7.8).

Для определения границ распро­странения опухоли на соседние орга­ны применяют компьютерную томо­графию.

Рис. 7.8. Рак нижнегрудного отдела пище­вода. Рентгенограмма.

Отсутствие рентгенологических данных при наличии дисфагии или боли при прохождении пищи не по­зволяет исключить рак пищевода. Диагноз уточняют с помощью эндо­скопического исследования с при­цельной биопсией и последующим морфологическим исследованием по­лученного материала. Очень ценную информацию при раннем раке может дать эндоскопическое ультразвуковое исследование, позволяющее не толь­ко выявить опухоль, но и определить глубину проникновения ее в стенку пищевода. Эзофагоскопия показана во всех случаях при подозрении на рак пищевода. Начальные формы рака могут выглядеть как плотный белесова­тый бугорок или полип. При инфильтративной форме рака отмечают ригид­ность стенки пищевода, выявляемую при надавливании на нее концом эзо­фагоскопа. При экзофитных опухолях значительных размеров видна бугри­стая масса, покрытая сероватым налетом. Поверхность опухоли легко кро­воточит при прикосновении. Опухоль вызывает концентрическое или одно­стороннее сужение просвета пищевода. Биопсия легко осуществима при эк­зофитных опухолях, труднее получить участок ткани для исследования при язвенном и инфильтративном раке. В сомнительных случаях биопсию сле­дует повторить.

Цитологическое исследование в сочетании с биопсией в большинстве случаев позволяет подтвердить или отвергнуть диагноз рака.

Дифференциальная диагностика. При раке пищевода следует исключить другие заболевания, сопровождающиеся дисфагией: ахалазию, рубцовые су­жения после химических ожогов, доброкачественные стенозы у больных с пептическим эзофагитом, доброкачественные опухоли, туберкулез и др.

Следует исключить также оттеснение пищевода извне опухолями заднего средостения, внутригрудным зобом, аневризмой аорты, увеличенными лим­фатическими узлами, заполненным большим дивертикулом. Рентгенологи­ческим признаком сдавления пищевода является его смещение. Даже зна­чительное увеличение соседних органов длительное время не вызывает дис­фагии, так как смещаемость пищевода достаточно велика.

Сдавление и нарушение проходимости пищевода могут быть обусловле­ны фиброзным медиастинитом (рубцовым изменением клетчатки средосте­ния), возникающим после воспалительных заболеваний легких и лимфати­ческих узлов средостения.

Эндоскопическое исследование в сочетании с биопсией из разных мест опухоли повышает точность диагностики до 90 %.

Таким образом, план исследования больного при раке пищевода должен включать рентгенологическое исследование с контрастированием пищево­да, эзофагоскопию с множественной биопсией, эндоскопическое УЗИ при возможности провести инструмент через суженный участок пищевода, ком­пьютерную томографию легких, средостения и печени, ультразвуковое ис­следование печени, по показаниям — медиастино- и бронхоскопию.

Лечение. Хирургическое удаление пораженного пищевода является наи­более радикальным из имеющихся методов лечения рака.

Показания к операции зависят от распространенности и локализации опухоли, возраста и общего состояния пациента. Операция противопоказа­на при отдаленных метастазах, парезе возвратных нервов, прорастании опу­холи в трахею или бронхи, тяжелом общем состоянии больного.

Объем хирургического вмешательства — радикальные и паллиативные операции — может быть точно определен только во время операции. Ради­кальная операция предусматривает удаление пищевода с одномоментным пластическим замещением его трубкой, выкроенной из большой кривизны мобилизованного желудка, или толстой кишкой. Паллиативные оператив­ные вмешательства предпринимают для устранения дисфагии без удаления опухоли.

При локализации рака в абдоминальном и нижне­грудном отделах производят одномоментное оперативное вмешатель­ство из левостороннего торакоабдоминального доступа. Он дает возмож­ность удаления пищевода, регионарных лимфатических узлов и мобилиза­ции желудка. После удаления опухоли призводят пластику пищевода желуд­ком, который перемещают в плевральную полость и соединяют пищеводно-желудочным анастомозом (рис. 7.9).

При локализации рака в среднегрудном отделе произ­водят правосторонний торакоабдоминальный разрез или отдельно тора­кальный, затем абдоминальный разрезы. Этот оперативный доступ дает воз­можность мобилизовать пищевод вместе с окружающей клетчаткой и регио­нальными лимфатическими узлами. Через абдоминальный разрез создается хороший доступ к желудку и абдоминальному отделу пищевода. Он позво­ляет мобилизовать желудок и удалить лимфатические узлы. После удаления пищевода производят одномоментную пластику его мобилизованным же­лудком с наложением пищеводно-желудочного анастомоза в плевральной полости (по Lewis) (рис. 7.10)

Недостатком чресплевральных доступов является частота дыхательных осложнений и высокая летальность (15—30 %), опасность расхождения швов анастомоза в плевральной полости и рецидивов рака на уровне ана­стомоза, рефлюкс-эзофагит.

В течение последних 20 лет предпочитают производить трансгиатальную резекцию пищевода из абдоминоцервикального доступа без торакотомии (рис. 7.11). Независимо от уровня поражения пищевод удаляют полностью. Для пластики пищевода используют трубку, выкроенную из большой кри­визны мобилизованного желудка, или весь желудок, который выводится на шею через заднее средостение и соединяется анастомозом с оставшейся ча­стью шейного отдела пищевода. Разрезы делают на шее, кпереди от m.ster-

Рис. 7.9. Одномоментная резекция нижней трети пищевода и кардии с эзофагопластикой.

а — операционный доступ; б — уровень резекции пищевода и желудка; в — наложение эзофагогастроана-стомоза.

Рис. 7.10. Пластика пищевода изопери-стальтической желудочной трубкой.

а — уровень резекции пищевода и выкраива­ние из желудка; б — завершение операции эзо­фагопластикой .

Рис. 7.11. Цервикально-абдоминальное уда­ление пищевода.

Рис. 7.12. Видеоторакоскопическое удале­ние пищевода.

nocleidomastoideus, а на животе про­изводят верхнюю срединную лапаро-томию. Желудок мобилизуют по обычной методике с перевязкой ле­вой желудочной и желудочно-саль-никовой артерий и удалением лимфа­тических узлов в области чревного ствола и кардии. Во избежание спаз­ма привратника производят пилоро-миотомию. Пищевод мобилизуют снизу через дифрагмальное отверстие и сверху — через разрез на шее, затем пересекают его в шейном отделе и низводят грудной отдел в брюшную полость. Выкроенную из большой кривизны желудка трубку или тол­стую кишку через заднее средостение перемешают на шею и накладывают пищеводно-желудочный (внеплев-ральный!) анастомоз. Более аккурат­но грудной отдел пищевода может быть мобилизован с помощью видео-торакоскопической техники (рис. 7.12). Для этого в положении больного на животе в правую плевральную по­лость вводят несколько троакаров, через которые под визуальным мони-торным контролем с помощью спе­циальных эндоскопических инстру­ментов выделяют грудной отдел пи­щевода и видимые лимфатические

узлы. Пищевод, так же как при трансгиатальном выделении, пересекают на границе с шейным отделом и низводят до диафрагмы. Через разрез на шее мобилизуют и выводят в рану шейный отдел пищевода. Затем поворачивают пациента на спину, производят срединную лапаротомию, мобилизуют абдо­минальный отдел пищевода и желудка, удаляют регионарные лимфатиче­ские узлы. После удаления пищевода, низведенного до пищеводного отвер­стия диафрагмы, производят пластику его трубкой, выкроенной из большой кривизны желудка, или толстой кишкой (см. рис. 7.10). Трансплантат через заднее средостение выводят на шею для наложения анастомоза.

Ознакомьтесь так же:  Живот детей картинки

При этом типе операции нет необходимости в травматичной торакото-мии, исключается опасность инфицирования плевральных полостей, умень­шается частота послеоперационных осложнений. Летальность при этой опе­рации составляет 5 %. Пятилетняя выживаемость увеличивается в 2—3 раза и достигает у некоторых хирургов 27 %. Следует заметить, что выживае­мость в значительной мере зависит от биологических свойств клеток опухо­ли, сопротивляемости организма, тщательности лимфаденэктомии, величи­ны кровопотери во время операции.

Двухэтапную операцию Добромыслова—Торека (рис. 7.13) раньше при­меняли для удаления рака среднегрудного отдела пищевода. Из правосто­роннего чресплеврального доступа удаляли грудной отдел пищевода. Через абдоминальный разрез накладывали гастростому. В последующем (спустя 3—6 мес) создавали искусственный пищевод из толстой или тонкой кишки.

Рис. 7.13. Многоэтапная операция Добромыслова—Торека и создание искусственного пище­вода из толстой кишки.

а — операционный доступ; б — уровень резекции пищевода; в — выкраивание трансплантата из толстой кишки; г— эзофагопластика.

Трансплантат выводили на шею через подкожный тоннель или ретростер-нально и накладывали анастомоз с шейным отделом пищевода. В настоящее время эту операцию не применяют, потому что значительная часть больных погибала, не дождавшись второго этапа.

Из числа обратившихся за хирургической помощью лишь 50—60 % под­вергаются оперативному вмешательству и только у 30—40 % удается выпол­нить резекцию пищевода.

Летальность после операций на пищеводе колеблется в пределах 3— 15 %. Наиболее частыми причинами смерти при трансторакальных доступах являются расхождение швов анастомоза (36 %), пневмония (37 %), крово­течение (9 %), сепсис (6 %) и другие причины (12 %). При удалении пище­вода через абдоминоцервикальный доступ с внеплевральным анастомозом на шее послеоперационная летальность и частота осложнений существенно снизились, а пятилетняя выживаемость возросла.

Результаты операций на пищеводе далеко не утешительные. Пятилетняя выживаемость в большинстве статистик и по результатам многоцентрового исследования не превышает 5—10 %. В среднем продолжительность жизни оперированных равна 16,4 мес. Выживаемость зависит от стадии рака. При II стадии она составляет 25 %, при III — только 6 %. Оперативное удаление опухоли нечасто дает излечение больных, но оно улучшает качество жизни оперированных, устраняет один из самых тягостных симптомов — дис-фагию.

Разочарование в результатах хирургического лечения рака пищевода за­ставило искать комбинированные способы в надежде на улучшение выжи­ваемости больных. Для этих целей используют различные комбинации хи­рургического лечения с лучевой и химиотерапией. В настоящее время при­меняют: 1) предоперационную лучевую терапию; 2) предоперационную и послеоперационную химиотерапию; 3) комбинацию предоперационной лу­чевой терапии с химиотерапией в надежде на разный механизм воздействия их на раковые клетки; 4) химиотерапию и лучевую терапию без хирургиче­ского вмешательства и 5) только лучевую терапию с использованием раз­личных источников облучения, применяя соответствующие схемы и дозы.

Предоперационное облучение проводят с целью уменьшения опухоли, повышения абластичности операции и подавления роста метаста­зов в регионарные лимфатические узлы. В известной мере у небольшого числа пациентов это удается. Примерно у 14 % опухоль исчезает, число лимфатических узлов с метастазами сокращается в 3—4 раза, однако, как показали результаты хорошо спланированных рандомизированных исследо­ваний, предоперационное облучение в дозе 4000—5000 кГр не улучшает пя­тилетнюю выживаемость по сравнению с оперативным лечением без пред­операционного облучения.

Химиотерапия. Для химиотерапии до операции и после нее исполь­зуют цисплатин, блеомицин, виндезин, 5-фторурацил и другие препараты в различных сочетаниях. Рандомизированное изучение эффективности пре­доперационной и послеоперационной химиотерапии и сравнение с резуль­татами только хирургического лечения рака пищевода показали, что предо­перационная химиотерапия дала положительный результат у 47 %, позволи­ла снизить частоту послеоперационных осложнений, однако не оказала ни­какого влияния на резектабельность. Пред- и послеоперационная химиоте­рапия не повлияла на пятилетнюю выживаемость больных.

Указанные виды комбинированной терапии не имеют преимуществ пе­ред чисто хирургическим методом лечения. При строгом отборе больных для комбинированной терапии и небольшом числе наблюдений некоторые

авторы показали, что такой подход к лечению рака пищевода оправдан, так как комбинированная терапия рака позволяет угнетать рост раковых клеток за пределами локализации опухоли, повысить 2- и 5-летнюю выживаемость оперированных больных. Поиски новых, более эффективных химиотера-певтических препаратов и способов их применения продолжаются. Возмож­но, такие препараты будут найдены. В экспериментальных исследованиях изыскивают возможность применения методов генной инженерии для лече­ния рака, однако при клинических испытаниях эффекта от имеющихся ме­тодов пока не получено.

Предоперационная химиотерапия в сочетании с облу­чением не оказалась более эффективной по сравнению с только хирурги­ческим методом лечения, хотя у 17 % больных к моменту операции опухоль исчезла, на короткий период уменьшалась или исчезала дисфагия. Резекта-бельность, послеоперационная летальность и пятилетняя выживаемость в обеих группах больных были практически одинаковыми.

Химиотерапия в сочетании с облучением без хирур­гического вмешательства (см. схему) применяется редко, преиму­щественно для лечения больных, у которых хирургическое вмешательство невозможно. Более чем у 50 % больных удается получить положительный эффект, опухоль уменьшалась в размерах, в ряде случаев исчезала, пациен­ты по критериям TNM переходили в группу ТО. Некоторые из них могли быть оперированы.

Лучевая терапия без хирургического вмешательства при первой стадии хорошо дифференцированного плоскоклеточного рака, при размерах опухоли менее 5 см и отсутствии циркулярного поражения у 80 % больных дает положительный результат. Опухоль уменьшается в раз­мерах, улучшается прохождение пищи по пищеводу у 50—75 % больных. Однако по мере увеличения дозы радиации в процессе лечения у больных развивается лучевой эзофагит с последующим образованием стриктуры. Бо­лее чем у половины длительно живущих пациентов возникает необходи­мость в дилатации пищевода. Использование источников высоких энергий (тормозного излучения и быстрых электронов), обеспечивающих подведе­ние к опухоли пищевода высокой дозы излучения, не дало существенного улучшения результатов. При облучении в дозе 4000—5000 кГр пятилетняя выживаемость колеблется от 3 до 9 %.

Применение лучевой и химиотерапии как дополнение к хирургическому вмешательству оправдано, особенно при соответствующем отборе больных, так как к моменту выявления рака пищевода болезнь принимает системный характер, при котором локальное воздействие на опухоль становится мало­эффективным. Хирургическое лечение остается наиболее эффективным ме­тодом улучшения качества жизни больных.

К паллиативным операциям относят паллиативные резекции пищевода, обходное шунтирование, реканализацию опухоли (эндопротези-рование трубкой, реканализация лучом лазера, фотодинамической терапи­ей, дилатацией), наложение гастростомы.

Обходное шунтирование наложением анастомоза между пищеводом (вы­ше опухоли) и выключенной по Ру петлей тощей кишки было предложено Киршнером для лечения неудалимых опухолей в 1885 г. Паллиативные ре­зекции пищевода стали делать много позже. Обе операции избавляют боль­ных от дисфагии, улучшают качество жизни, средняя продолжительность которой не превышает 3—4 мес. Недостатком этих операций является вы­сокая летальность (свыше 30 %) и большое число легочных осложнений.

Интубация (эндо протезирование, стент) пищевода произ-

Схема. Паллиативное лечение рака пищевода

Неоперабельный ракпищевода IV стадия

П аллиативное лечение

Химиотерапия, если:

Б) Высокий риск оперативно­го вмешательства

B) Обширное поражение

Г) Отдаленные метастазы

Д) Удовлетворительное со­стояние

Эндоскопический стент Лазерное разрушение Фотодинамическая терапия

Резекция пищевода, если имеется:

Б) Удовлетворительное со­стояние (good performance)

B) Резектабельная опухоль

водится трубками различной конструкции (Целестин, Аткинсон, Вильсон-Кук и др.), которые проводят либо сверху с помощью эндоскопа, либо сни­зу через гастротомический разрез. Трубка Аткинсона имеет несомненное преимущество, потому что ее проводят с помощью эндоскопа после дилата-ции пищевода по проволочному проводнику. При этом отпадает необходи­мость в разрезе и общем обезболивании, уменьшается число осложнений и длительность пребывания больного в стационаре. Интубация пищевода не­обходима для больных с трахеопищеводным свищом для оттока слюны.

Лазерная реканализация обтурированного опухолью пищевода проводится свободным пучком лучей либо специальным инструментом для подведения лазерного излучения наконечником из сапфира. Разрушение опухоли позволяет на 2—3 мес восстановить проходимость пищевода, изба­вить больного от дисфагии. Если необходимо, производится повторное вме­шательство. При этой процедуре уряда больных (до 10 %) наблюдалась пер­форация пищевода.

Фотодинамическая терапия — метод частичного разрушения опухоли, предварительно сенсибилизированной фотосенсибилизаторами лазерным лучом с длиной волны 630 нм. В качестве фотосенсибилизаторов используют дериваты гематопорфирина, аминолевуленовую кислоту, фото-сенс и др. Фотосенсибилизаторы избирательно накапливаются в опухоли в большей концентрации, чем в здоровых тканях. Под влиянием облучения в опухоли образуются активные радикалы, разрушающие ткани опухоли на глубину проникновения лазерного луча (3—4 мм). Одновременно с этим тромбируются мелкие сосуды, питающие опухоль. Это приводит к частич­ному некрозу опухоли, улучшению проходимости пищевода. Частичное раз­рушение опухоли улучшает проходимость жидкой и мягкой пищи, умень­шает степень дисфагии. Осложнения бывают в виде отека слизистой оболочки пищевода на 2—3 дня, фотодерматита при воздействии прямых солнечных лучей. Значительно реже наблюдается плевральный выпот, обра­зование пишеводно-трахеальной фистулы.

Дилатация пищевода бужами позволяет на некоторое время полностью устранить дисфагию у 26 %. Проходимость пищевода частично улучшается у 42 % больных и остается без улучшения у 32 %.

Паллиативное и симптоматическое лечение показано больным с неопе­рабельным раком пищевода. Результаты паллиативного лечения плохие по­тому, что временное улучшение проходимости никак не влияет на распро­странение и рост опухоли и исходы лечения.

Саркома — злокачественная неэпителиальная опухоль. Составляет 1 — 1,5 % всех злокачественных опухолей пищевода, чаще встречается у мужчин (75%).

Патологоанатомическая картина. Саркомы пищевода очень разнообраз­ны по гистологическому строению. Они могут развиваться из мышечной ткани (лейомиосаркома, рабдомиосаркома), из соединительной ткани (фибросаркома, хондросаркома, липосаркома, остеосаркома, миксосарко-ма), из сосудов (ангиосаркома). Встречается опухолевый ретикулез пищево­да (лимфосаркома, ретикулосаркома). Из злокачественных неэпителиаль­ных опухолей наиболее часто в пищеводе развивается лейомиосаркома, ло­кализующаяся в основном в средней и нижней третях его. Саркомы могут располагаться интрамурально и расти за пределы стенки пищевода, ин­фильтрируя клетчатку средостения и прилежащие органы. Метастазируют саркомы пищевода реже, чем раковые опухоли.

Клиническая картина и диагностика. Основным симптомом заболевания является дисфагия. Боли за грудиной, в подложечной области появляются в далеко зашедшей стадии. Другими проявлениями заболевания бывают сла­бость, прогрессирующая потеря массы тела, анемия. При распаде опухоли, прорастающей в дыхательные пути, образуется пищеводно-трахеальный или бронхопищеводный свищ.

Диагноз саркомы пищевода ставят на основании анализа клинической картины, данных рентгенологического исследования и эзофагоскопии с биопсией.

Лечение. Принципы хирургического лечения при саркоме такие же, как и при раке пищевода. Некоторые виды сарком хорошо поддаются лучевой терапии. В запущенных случаях заболевания проводят симптоматическую терапию.