Рудольф нуриев смерть от спида

Па-де-де со смертью

История болезни Фредди Меркьюри и Рудольфа Нуриева

Я умру раньше, чем мое вдохновение.

Ф. Меркьюри

А я горел, я жил и пел когда-то.

А. Тарковский

У меня не может быть СПИДа…

Р.Нуриев

Не надо мне числа: я был, и есмь, и буду

Жизнь — чудо из чудес, и на колени чуду

Один, как сирота, я сам себя кладу

Один, среди зеркал — в ограде отражений

Морей и городов, лучащихся в чаду,

И мать в слезах берет ребенка на колени…

А. Тарковский

«Я не хочу стать какой-то там звездой, я стану легендой. »

Ф. Меркьюри.

В биографической литературе считается правилом плохого тона проводить аналогии в жизнеописаниях выдающихся личностей. В них дорога как раз непохожесть. В данном случае, однако, этого не избежать. Азиатское происхождение: иранец (перс) Ф. Меркьюри (Фарух Балсара), башкир (по отцу) и татарин (по матери) Р. Нуриев. Блестящая музыкальная и сценическая одаренность обоих, одиночество при всемирной известности, гомосексуальность и трагическая точка в конце, поставленная СПИДом… Вот сближения, и далеко не все, двух ярчайших представителей культуры ХХ века.

Подобно Мерлин Монро, и Меркьюри, и Нуриев создали сексуальный образ, который при всей его противоречивости и эпатажности, оказался чрезвычайно светским, что не удалось, например, не менее талантливому О. Уайльду. Оба недвусмысленно высказались на сей счет. «Я жил ради секса», — декларирует Меркьюри в 1987 году (когда его болезнь была уже лабораторным, но пока еще неотчетливым клиническим фактом. ). «Не думаете же Вы, что я смогу обходиться без секса больше десяти-двенадцати часов», — говорит пятидесятилетний (и уже больной!) Р.Нуриев в 1988 году. При этом и Меркьюри, и Нуриев долгое время скрывали свою истинную сексуальную принадлежность. Р. Нуриев только в 1979 году шокирующе заявил, в интервью Майклу Уоллесу: «Я знаю, что значит заниматься любовью, и как мужчина и как женщина». Поведение и имидж Фредди Меркьюри с самого начала его популярности вызывали немало вопросов насчет его сексуальных предпочтений, но он всегда уклонялся от разговоров на тему его личной жизни, отшучивался или отвечал расплывчато. В интервью 1984 года канадскому журналу «Music Express» в ответ на опубликованные британской «SUN» недвусмысленные намеки, он заявил журналисту:

«Ты, скорее всего, спросишь меня про историю с газетой «Sun», согласно которой я якобы гей. Что касается меня, то я трахаю, кого я хочу и когда хочу. О «Queen» газеты всегда писали, что им заблагорассудится — в конце концов, это их работа! От этого я не буду страдать бессонницей. Но эта статья была абсолютным враньём, сведения были взяты абсолютно из воздуха. Что же я могу предпринять против этого? Мне что, рвать на себе волосы и приговаривать: «О Боже мой, я должен это во что бы то ни стало исправить!»? Женщина, написавшая эту статью, хотела получить от меня кричащую историю, но не получила. Я спросил её: «Что ты хочешь услышать? Что я торгую кокаином или что?» Тогда она взяла и просто написала, что я признался в том, что я голубой. Я же не мешком ударенный, чтобы говорить такое! Для этого у меня достанет ума. Меня всегда пытались засунуть в один ящик с геями. Вначале это подавалось так: я бисексуален; потом заговорили о внешности гермафродита, кроме того, некоторым сплетням я не противился, потому что они способствовали броским заголовкам. Если ты намекаешь на мои сексуальные предпочтения: очень просто — я это делаю с тем, кого люблю. И никакого потайного дна. Моя личная жизнь никого не касается. Я могу говорить практически обо всём, но последнее, что я бы сделал в жизни — пришёл бы в Sun и сказал: «Я признаюсь, признаюсь, что я голубой». В этом нет смысла. В противном случае, я сделал бы это много лет назад… В этом деле (шоу-бизнесе) хорошо быть голубым или ещё кем-то небывалым, если ты новенький. Если я сейчас выступлю перед общественностью, люди могут сказать: «О боже, сейчас Фредди неожиданно признаётся в том, что он голубой, потому что как раз сейчас модно быть голубым». Мне это не подходит. Такие вещи я оставляю тем, кто в них нуждается. Единственное, что для меня имеет значение, это музыка». Кстати говоря, общая для звезд шоу-бизнеса закономерность – пока я успешен и богат, пока небеса ко мне благосклонны, восхваляйте меня, покупайте билеты за бешеные деньги, аплодируйте, свистите, визжите, но любите меня, а если поймали за что-то предосудительное, за какую-то гадость, подлость, извращение, то не смейте об этом писать или говорить!

Куда откровеннее был Брайан Мей (правда, спустя неделю после смерти Меркьюри!) сказавший знаменитую фразу: « He was gay and he was quite public about it».

Еще до отъезда на Запад, находясь в СССР, Р. Нуриев, по собственному признанию, был бисексуалом. Еще до 1980 года, по словам М. Остин, был бисексуалом и Меркьюри. Только позднее они оба признались себе (но не другим!), что никакие они не бисексуалы, а настоящие геи. Примечательно признание Нуреева, что в антракте спектакля в Париже он успевал добежать до общественного туалета и сделать минет какому-то негру, а потом вернуться и вдохновлено танцевать на сцене Гранд-опера…Известна роль Эрика Бруна, Уоллеса Поттса и Роберта Трэси в жизни Нуриева. Пол Прентер, Джон Хаттон и Питер Фристоун играли подобную роль в судьбе Меркьюри (причем двое последних были больны СПИДом. ). Множество случайных интимных друзей великих артистов остались совершенно неизвестными для нас. Да оно и к лучшему. При этом в жизни Нуриева была Марго Фонтейн, а в жизни Фредди — Мери Остин. До поры до времени сексуальные предпочтения кумиров, сколь бы шокирующими публику они не были, оставались лишь их нравственной проблемой, скорее вдохновляющей, но запретной страстью. Позднее страсть привела за собой Смерть.

. 3 июля 1981 года «Нью-Йорк таймс», где-то в середине номера, на неприметном месте, напечатала небольшую заметку о «раке гомосексуалистов». К этому времени прошел уже почти год с того момента, когда были описаны первые случаи болезни, которую скоро весь мир узнает как АIDS, СПИД, ВИЧ-инфекцию. Тогда в «голубых столицах» США — Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Сан-Франциско болезнь унесла жизни восьми гомосексуалистов. Журналисты красочно описали симптомы болезни — саркому Капоши и пневмоцистную пневмонию, способную уложить человека в гроб за несколько дней. За этим последовал целый шквал публикаций, живописавших ужасы СПИДа и в равной мере распространявших как научные, так и дилетантские представления об ужасной болезни. В рядах геев возникла настоящая паника, хотя, большая часть общества злорадно и фарисейски посмеивалась: «Вот вам по грехам вашим!»

К 1982 году Нуриев был исчерпывающе осведомлен о симптомах СПИДа. Настолько исчерпывающе, что он рискнул своим гонораром в 350 тысяч долларов за фильм «Разоблачение», лишь бы не проходить тестирование на ВИЧ-инфекцию, которого требовала страховая компания. Дело в том, что уже в это время Нуриева стали преследовать бесконечные простуды, бронхиты, вес артиста впервые упал ниже привычных для него 70,5 кг, возникала беспричинная лихорадка, резкая потливость по ночам. До этого времени, кроме профессиональных травм, на здоровье он не жаловался. Врач Нуриева, Морис Канесси, при осмотре вроде бы не выявил клинически СПИД-ассоциированного комплекса, а исследование крови на содержание СD4 (Т4) лимфоцитов показало их содержание в пределах 800 в 1 мкл. Нуриев на время успокоился.

Подобная симптоматика развивалась у Ф. Меркьюри также задолго до лета 1986 года, когда он прошел обследование крови на СD4 (Т4) лимфоциты, а затем иммунологическое обследование на ВИЧ-инфекцию в клинике Харли-стрит. Исследование дало положительный результат, хотя слухи о том, что с Меркьюри «не все в порядке» ходили в шоу-бизнесе и раньше.

Вернувшись из Японии, Меркьюри с раздражением говорил журналистам: «Разве я выгляжу умирающим? Я здоров и прекрасно себя чувствую. Все эти слухи — чушь. Меня от них тошнит. ». Если бы это было так.

. К сентябрю 1983 года симптомы, наблюдавшиеся у Нуриева, приняли совершенно определенный характер: потеря веса, лимфоаденопатия, потливость, сыпь и признаки бронхо-легочной инфекции, хотя, повторное исследование Т4- лимфоцитов в начале 1983 года снова было отрицательным. Симптоматическое лечение, как будто, улучшает состояние, и до лета 1984 года. Нуриев продолжает работать. Летом 1984 года он вместе с труппой «Гранд-опера» едет на Эдинбургский фестиваль, где вначале заболевает пневмонией, а потом гепатитом (!). Осенью 1984, Нуриев попадает в госпиталь Пити-Сальпетриер (La Pitie-Salpetrier) в Париже, где доктор Вилли Розенбаум делает не только исследование крови на Т4-лимфоциты, но и иммуноблоттинг, хотя все уже видно невооруженным глазом. В. Розенбаум заключил, что Нуриев уже 3-4 года болен СПИДом (т.е. диагноз был поставлен уже в клинически развернутой стадии болезни!). Лечение Р.Нуриева и Ф.Меркьюри, как и других «звезд» было начато с применения препарата «НРJ-23», который как будто приостанавливал репликацию вируса, но давал нестойкий эффект и был довольно токсичным.

И Нуриев и Меркьюри ищут спасения в работе. Нуриев в январе 1985 отправляется в Индию, затем в Испанию, Германию, Эдинбург, на юг Франции, в Пекин, в Италию. Фредди сначала работает в студии, выступает на фестивале в Q-СluЬ’е, на острове Ибица, вместе с Монсеррат Кабалье. Период относительно торпидного течения болезни и в том, и в другом случае был недолгим — около 2-х лет. Уже в 1988 году болезнь показала свои зловещие когти: Меркьюри стал терять вес, у него появились симптомы цитомегаловирусной виремии: лихорадка, эзофагит, гастрит, энтероколит, бронхит. Перед фестивалем «Lа Nit» в Барселоне, где Меркьюри должен был петь вместе с Монсеррат Кабалье, 8 октября 1988 года, он внезапно «потерял голос» и выступил только на закрытии фестиваля. Это выступление было последним появлением кумира перед публикой. Уже в это время он принимает зидовудин и ганцикловир, ТМТ/СМП. Надо отметить, что, судя по многим свидетельствам, и Нуриев, и Меркьюри покупали «тонны каких-то весьма сомнительных препаратов» и принимали их, следуя рекламе, а не здравому смыслу, хотя, Р.Нуриев летом 1987 года и начал принимать азидотимидин, но делал это весьма нерегулярно. Я убежден, что и М.Канесси, и Гордон Эткинс (лечащий врач Ф.Меркьюри) не избежали общей тенденции поведения врачей в случаях лечения СПИДа: из-за своей несостоятельности, неуверенности и страха они приуменьшали серьезность болезни, вуалировали симптомы или объясняли их другими причинами.

При заведомой бесполезности и в том, и в другом случае велась постоянная борьба, все время использовались новые терапевтические режимы. Болезнь стала структурообразующим центром обслуживания Меркьюри и Нуриева и, в конце концов, интегрировалась в жизненный процесс. Врачи страдали вместе со смирившимися, сломленными, что бы там ни говорили, болезнью Нуриевым и Меркьюри, находившимися в состоянии депрессии. И тот, и другой, к тому же прекрасно знали о повышенном интересе, который испытывала к их ситуации падкая до скандальных подробностей желтая пресса. В жизни обеих звезд были не совсем красивые моменты, и оба они боялись того влияния, которые могли оказать эти факты на их жизнь. И великий танцор, и рок-звезда прошли все этапы реакции на болезнь — оптимизм, приступы паники и — обреченное отрицание.

Существует очень удачное, хотя и безысходное выражение — «оппортунистическая инфекция духа». В течение болезни и Нуриева и Меркьюри были дни хорошие, плохие и ужасные. Для таких людей, чье существование было основано на физической форме — красоте, голосе, жизненной энергии, неиссякаемой силе, активности разрушающий эффект СПИДа ощущался особенно страшно. Болезнь вела с ними ужасную игру: «надежда — хороший врач, новое лекарство, день без болей, спокойная ночь» — сменялись отчаянием, пока их души не устали от всего на свете: от борьбы, от сомнений, от самих мыслей и разговоров о болезни. А они были: ни визиты Нуриева в клинику Сальпетриер, ни посещение Меркьюри Харли-стрит не остались незамеченными. Более того, Меркьюри перестал устраивать и посещать вечеринки, объясняя это тем, что «стал стар и устал от одних и тех же лиц». Часто он повторял: «Эти слухи — чепуха, я больше не участвую в вечеринках, потому что я уже не мальчик. Я уже не могу жить, как раньше». Менеджер «Queen» Джим Бич говорил: «Его стиль жизни изменился. Сорок лет — рубеж жизни любого человека. Фредди не исключение». Однако в эти доводы мало кто верил. Даже название препаратов, которыми лечился Меркьюри, стоило им просочиться, многое говорили ушлым акулам пера. Точно так же по Парижу ходили слухи, что Нуриеву для лечения СПИДа будет применен, тогда еще технически сложный и дорогостоящий, плазмаферез. И Нуриев и Меркьюри пытались создать вокруг своей болезни «стену молчания». Многие знакомые до самого конца не знали правды, или успешно делали вид, что не знают ее. Мне кажется, оба кумира поняли, что не только тяжело жить у всех на виду, для них смерть на миру, вовсе не была красна. Молчание страшно возмутило гомосексуальное меньшинство: скрывают, значит, они стесняются нас? Хотя СПИД вовсе не является исключительной прерогативой гомосексуалистов, но, поскольку он появился сначала именно в этой среде, то непосредственно связывался с правами этого, не такого уж малочисленного меньшинства. И для Нуриева, и для Меркьюри болезнь стала фактором, который лишь усугубил их одиночество среди людей. Цепляясь за жизнь, артисты продолжают работать — Меркьюри в студии, Нуриев продолжает выступать: в 1989 году на сцене Кировского театра, затем в США (Вашингтон, Сандер-Бей, Майами), в Британской Колумбии, Мексике, Канаде. Последний раз Нуриев вышел на сцену в Берлине и Будапеште в феврале 1991 года, но продолжает выступать как дирижер. В сентябре 1991 года, приехав в Бухарест, чтобы дирижировать балетами, он настолько плохо себя чувствует, что вынужден вернуться в Вену, где его оперируют по поводу мочекаменной болезни. Позже, уже в СССР он попадает в Санкт-Петербурге в больницу с пневмонией, а вернувшись через неделю в Париж, слег уже с перикардитом. В клинике Амбруаза Паре (Ambroise Paré Hospital) в Нейи-Сюр-Сен ему производят пункцию перикарда и начинают лечение ганцикловиром, а через две недели он уже летит в Нью-Йорк! Выглядел он очень плохо, страшно похудел, приезжал в театр на час или два, но продолжал работать и «совсем не делал трагедии из происходившего с ним».

Ознакомьтесь так же:  Как определить синдром эдвардса

В феврале 1990 году «Queen» получили престижную британскую награду «За выдающийся вклад в развитие музыки». Во время церемонии награждения Меркьюри выглядел изможденным (он тоже принимает вирусологические препараты). Он невероятно похудел, был страшно бледен, что друзья объясняли диетой и гримом. После этого, он уже редко появляется на людях и чувствует себя все хуже и хуже. Ходили даже слухи, что Меркьюри уже умер и тайно похоронен.

Р.Нуриев едет осенью 1992 года на остров Сен-Бартелеми, где «чувствовал себя хорошо», однако уже в первые недели ноября, вернувшись в Париж, не выходит из госпиталей: инфекционные осложнения следуют одно за другим. 20 ноября его помещают в госпиталь Перлетуэль-Секур, откуда ему уже не было суждено выйти живым.

Остается непонятным, каким образом при столь очевидных признаках болезни участники группы «Queen» оставались в полном неведении относительно состояния своего лидера? Брайан Мэй говорил: «Это было личным делом Фредди. Инстинктивно, мы знали — что-то происходит, но об этом не говорилось. Он жил с этим очень долго и сказал нам, когда ему оставалось всего несколько месяцев». Подобно Нуриеву, за полтора месяца до смерти Меркьюри отправился в путешествие, но в Швейцарию. Джим Хэттби считал, что именно в Швейцарии Меркьюри сознательно перестал принимать ганцикловир. Борьба со смертью подошла к концу, и он готов был уйти без боя. За день до смерти, 23 ноября 1991 года, Фредди Меркьюри продиктовал заявление для прессы: «Поскольку в последние две недели в прессе публиковалось огромное количество догадок, я хочу подтвердить, что у меня положительный анализ на ВИЧ, и я болен СПИДом. Я полагал, что будет правильно не разглашать эти сведения, чтобы защитить личную жизнь окружающих меня людей. Однако теперь пришло время узнать правду, и, я надеюсь, что все поддержат меня, моих врачей и всех людей в мире в борьбе с этой ужасной болезнью. » Нуриев подобного заявления не делал. В момент, когда Меркьюри диктовал свое запоздалое заявление, у него в очередной раз возникло проявление оппортунистической инфекции — пневмоцистная бронхопневмония, сопровождающаяся выраженной дыхательной недостаточностью. От госпитализации Фредди отказался: ингаляторы кислорода, капельницы и т.д. были доставлены в его шикарный дом в Кенсингтауне, но они не понадобились: в 18 часов 40 минут, 24 ноября 1991 года Фредди Меркьюри «мирно скончался». По словам лечащего врача, Гордона Эткинса, смерть наступила от бронхиальной пневмонии. Рудольф Нуриев умер два года спустя, утром 6 января 1993 года от «сердечной недостаточности вследствие миокардита».

Истории схожи как две капли воды, кроме одного: Рудольф Нуриев похоронен на русском участке кладбища Сен-Женевьев-де-Буа, а место захоронения праха Фредди Меркьюри (он был кремирован) остается неизвестным. Но это не так существенно, важнее другое — судьба Р.Нуриева и Ф.Меркьюри отчетливо показала, что СПИД — подлинная чума современности, которая не останавливается, ни перед высоким социальным статусом, ни перед талантом, известностью, деньгами, наконец. Они вошли в число двух миллионов, умерших от СПИДа в мире к 1994 году. Па-де-де со Смертью закончилось. Непобедимая болезнь с равнодушием Молоха пожирает всех. Просто смерть ярких личностей более заметна.

Николай Ларинский 2001–2012

Рудольф Нуриев

Рудольф Нуриев: биография

Рудольф Нуриев – легендарный артист балета, который был востребован и на советской сцене, и за рубежом. Он считается самым значительным танцовщиком XX века, а техника и особенно прыжок Рудольфа Нуриева – хрестоматийными. После парижских гастролей в 1961 году отказался поехать назад в Советский Союз, попросил политического убежища и стал одним из самых знаменитых беженцев в отечественной истории. После окончания танцевальной карьеры Нуриев пробовал себя и как хореограф, и как киноактер, а в последние годы был дирижером Парижской Оперы.

Будущая звезда балета с матерью | Официальный сайт Фонда Р. Нуреева

Несмотря на то, что в биографии Рудольфа Нуриева родным городом указан Иркутск, на самом деле он родился в поезде, который следовал во Владивосток, а на железнодорожной станции недалеко от Иркутска было только зафиксировано появление малыша на свет. Рудольф стал младшим ребенком в семье политрука Красной Армии Хамита Фазлеевича и его жены Фариды Аглиулловны. У звезды балета было три старшие сестры: Роза, Розида и Лидия. Военное детство Нуриева прошло в эвакуации в Уфе. Именно там он начал танцевать в ансамбле народного танца при Доме культуры. В 15 лет юноша уже начал пробовать свои силы в кордебалете Уфимского оперного театра, а через год стал полноправным членом труппы.

Маленький Рудольф со старшими сестрами | Официальный сайт Фонда Р. Нуреева

В 1955 году, в возрасте 17-ти лет, Рудольф Нуриев отправляется в Ленинград, чтобы продолжить образование в хореографическом училище. Но он не учел, что в это учебное заведение принимают детей с 12 лет, поэтому по возрасту он сильно отставал от своих однокурсников, не находил с другими учениками общего языка и подвергался насмешкам. Из-за подобного отношения Нуриев не смог жить в общежитии, поэтому откликнулся на любезное приглашение своего наставника Александра Пушкина и поселился в его семье.

Хореографическое училище Рудольф окончил в 1958 году и сразу же получил приглашение войти в труппу Ленинградского театра оперы и балета имени С. М. Кирова, которое ему сделали по настоятельной просьбе прима-балерины Наталии Дудинской.

Первой партией, которую Рудольф Нуриев исполнил на профессиональном уровне, была роль Фрондосо в балете «Лауренсия». Позднее танцовщик участвовал в VII Всемирном фестивале молодежи и студентов в Вене, где был награжден Золотой медалью. За три года Рудольф стал важным звеном в труппе, на него возлагались большие надежды. Он ездил на гастроли с театром в Болгарию, Восточную Германию и Египет, поэтому Нуриеву без проблем выдали французскую визу, и он отправился выступать в Парижской опере. Но буквально после нескольких выступлений пришло требование КГБ снять молодого артиста балета со всех спектаклей и отправить назад в СССР.

Фото Рудольфа Нуриева

По официальной версии тот «нарушил режим нахождения за границей». Но очевидцы считают, что в «органах» узнали о нетрадиционной ориентации Рудольфа Нуриева. Танцовщик решил не подчиняться, запросил во Франции политическое убежище и стал одним из самых знаменитых «невозвращенцев» в истории Советского Союза, а на родине его ожидало тюремное заключение. Впрочем, через много лет, в 1985 году, ему позволили на трое суток въехать в страну, чтобы побывать на похоронах матери. При этом все люди, знавшие артиста в молодости, были предупреждены о строгом запрете общения с ним.

С многолетней партнершей, балериной Марго Фонтейн | Dance Heritage Coalition

Во Франции Рудольф примкнул к труппе «Балет маркиза де Куэваса», но через полгода был вынужден покинуть страну, так как в политическом убежище ему было отказано. Зато навстречу талантливому артисту пошла Великобритания: Нуриев переезжает в Лондон и вместе с балериной Марго Фонтейн на сцене Королевского Балета «Ковент Гарден» создает дуэт, до сих пор считающийся эталонным. Позднее танцовщик стал премьером Венской оперы, вследствие чего получил австрийское гражданство. Но он не ограничивался выступлениями в одной конкретной стране. Нуриев работал очень усердно: в 60-е он давал по 200 концертов в год, а к 1975-му году стал выходить на сцену более чем 300 раз, то есть почти ежедневно.

Актер и дирижер

Еще в Советском Союзе Нуриев впервые снялся в фильме «Души исполненный полет», посвященном Всесоюзному смотру хореографических училищ. Позднее он был главным действующим лицом многих фильмов-балетов, например, «Ромео и Джульетта», «Я — танцовщик», «Юноша и смерть». Но есть в биографии Рудольфа Нуриева и две роли именно в художественном кинематографе. Он сыграл Рудольфа Валентино в биографической драме «Валентино» и Даниэля Джелина в мелодраме «На виду», где он сотрудничал с юной Настасьей Кински.

В роли Рудольфа Валентино в фильме «Валентино» | КиноТеатр

Также легенда балета известен как балетмейстер, сделавший собственные варианты классических спектаклей «Щелкунчик», «Дон Кихот», «Золушка», «Спящая красавица», «Лебединое озеро». Кроме того, Нуриев поставил оригинальные балеты «Танкреди» и «Манфред». Когда в 80-х годах Рудольф возглавлял труппу парижской Гранд-оперы, он стал продвигать всё больше молодых исполнителей, часто игнорируя существующую иерархию солистов, ведущих солистов и премьеров, что оказалось новаторством в мировой практике. В последние годы жизни этот талантливый человек уже не мог танцевать, но не захотел расставаться с театром и начал дирижировать оркестром. Причем в этом качестве даже был специально приглашен в Россию и на сцене Татарского оперного театра в Казани дирижировал балетами «Ромео и Джульетта» и «Щелкунчик».

Личная жизнь

Личная жизнь Рудольфа Нуриева оказалась связана с мужчинами: артист балета был открытым гомосексуалистом. Хотя некоторые его знакомые утверждают, что в юности у него были и романы с девушками. Также Рудольфу нередко приписывают романтические отношения с его партнершей, великой балериной Марго Фонтейн, которая была старше примерно на 15 лет. Впрочем, сами танцовщики называли свою связь исключительно духовной и дружеской.

С балериной Марго Фонтейн | Официальный сайт фонда Р. Нуриева

Когда балерина умирала от рака, Нуриев оплачивал все ее медицинские счета и однажды сказал, что если бы мог в свое время жениться на Марго, то жизнь обоих сложилась бы удачнее. Впрочем, эти слова скорее говорят не о старом романе, а о нежелании расставаться с жизнью – Рудольф знал, что и сам умирает.

С датским танцовщиком Эриком Бруном | ChuchotezVous

В разное время у Нуриева, по данным из различных средств массовой информации, были любовные отношения с такими звездами, как рок-музыкант Фредди Меркьюри, модельер Ив Сен-Лоран и певец Элтон Джон. Но главной любовью в личной жизни Рудольфа Нуриева почти всю жизнь оставался датский танцовщик Эрик Брун. Мужчины были вместе на протяжении 25 лет, вплоть до смерти Эрика в 1986 году. Хотя нужно признать, что отношения между ними всегда были очень непростыми, ведь по темпераменту русский и датчанин оказались чуть ли не противоположностями.

Еще в 1983 году в крови Рудольфа Нуриева был обнаружен вирус иммунодефицита, так называемая «чума XX века». Болезнь развивалась, и через 10 лет, 6 января 1993 года, в пригороде Парижа великий танцовщик скончался от СПИДа. По его требованию тело было захоронено на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, а могила накрыта цветным персидским ковром.

Могила Нуриева украшена настоящим ковром | Showbiz Daily

Несмотря на то, что артист балета отказался от гражданства России, на родине поклонники поняли его решение и продолжали ценить творчество Рудольфа. После смерти Нуриева его имя было присвоено Башкирскому хореографическому колледжу, одной из улиц в Уфе, а также открыт музей. Кроме того, в Казани проводится ежегодный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева.

COSMOPOLITAN

Фредди Меркьюри, Рудольф Нуриев, Джиа Каранджи — самые известные жертвы ВИЧ

Вчера американские таблоиды шокировали читателей новостью: у голливудского актера первого эшелона обнаружена ВИЧ-инфекция , и скоро он сам расскажет о своем диагнозе. Имя звезды не раскрывается журналистами , а сплетники гадают , кем может быть анонимный герой этой трагической новости. Мы вспомнили четырех звезд , в чью жизнь тоже когда-то вмешался вирус…

Фредди Меркьюри

Имя , данное легендарному музыканту при рождении, — Фарух — означает « прекрасный», «счастливый». Судьбе мальчика Фаруха Булсара с Занзибара и вправду можно было бы позавидовать. Родители рано обратили внимание на музыкальные способности сына и поддержали его занятия пением и игрой на фортепиано. Фредди , как его называли одноклассники в индийской школе ( куда его отправили родители), пел в хоре , играл в школьном театре и даже сколотил с одноклассниками свою первую рок-банду. После школы Фредди вернулся на Занзибар , и неизвестно , как сложилась бы его судьба , если бы не политический переворот на острове. Семья убежала от беспорядков в Великобританию , где Фредди познакомился с творческими людьми и начал играть в группах. В 1971 году был сформирован окончательный состав группы Queen , а накануне записи дебютного альбома солист Фредди взял себе псевдоним в честь планеты Меркурий. Группа начала свое королевское восхождение на рок-олимп.

Слухи о болезни Фредди Меркьюри начали появляться в 1986 году , за пять лет до смерти певца. Все это время Фредди старался никак не комментировать догадки о его ВИЧ-положительном анализе и уходил от прямых ответов на вопросы о сексуальной ориентации. «Я сплю с теми , кого люблю», — отвечал Меркьюри журналистам. Кто именно из любимых людей рокера стал причиной болезни , также неизвестно. В 1989 году Фредди сильно похудел , и тогда же впервые группа отказалась от гастролей в поддержку нового альбома. Фредди угасал , и это только подстегивало его работать как можно больше. В последний год жизни Меркьюри продолжал сниматься в клипах , которые были черно-белыми: так состояние музыканта было менее заметно. В своем диагнозе музыкант признался накануне смерти , а 24 ноября 1991 года Фредди Меркьюри скончался в своем доме в Лондоне от бронхиальной пневмонии , прогрессирующей на фоне СПИДа.

Рудольф Нуриев

Великий танцор , легенда балета был невыносим в общении. Но из-за таланта и , главное , силы воли ему прощали несносный характер. Однако советскую власть гений балета раздражал , и уж чего точно не могли ему простить , так это сексуальной ориентации. Во время гастролей труппы Кировского ( Мариинского) театра в Париже за Нуриевым была послана слежка КГБ , которая подтвердила , что « Рудольф Хамитович , несмотря профилактические беседы , встречается с гомосексуалистами». После парижских концертов труппа улетала в Лондон , однако Нуриеву было сказано возвращаться в Союз — якобы для выступления в Кремле. Конечно , танцор понимал , что на родине его ждут вовсе не овации , и был прав: Нуриев был заочно приговорен к тюремному заключению с конфискацией имущества. В аэропорту Парижа за пару часов до вылета Нуриев совершил легендарный « прыжок к свободе», вырвавшись от провожатых и буквально упав в руки французских полицейских. Позже этот прыжок Нуриев успешно обыграл в своих партиях.

В Европе Нуриева ждали 32 года вольной жизни: он гастролировал , давал по 300 спектаклей в год , завоевывал поклонников , богател — и любил. Нуриеву приписывали связи с Ивом Сен-Лораном , актером Энтони Перкинсом ( также скончавшимся от СПИДа), балетными танцорами и дирижерами. Подозревать о своем диагнозе Нуриев начал в 1984 году и тогда же сдал анализ крови. ВИЧ подтвердился , причем диагностика показала наличие вируса в крови уже несколько лет. Тогда о болезни было известно крайне мало: танцор начал лечение не сразу и принимал экспериментальные лекарства , но все же год за годом продолжал угасать. Нуриев танцевал , пока ему хватало сил , хотя выступления все чаще истощали его , что не могли не замечать едкие критики. В последние годы своей жизни работал как дирижер. Нуриев умер в Париже 6 января 1993 года.

Ознакомьтесь так же:  При первых симптомах ангины у ребенка

Джиа Каранджи

Для мира моды 80-х имя Джии Каранджи значило тоже , что и Кейт Мосс в 90-е. Оглушительный успех , трагическое увлечение наркотиками и , к сожалению , печальный конец. Именно благодаря Каранджи Синди Кроуфорд оказалась на волне успеха: ее называли « маленькая Джиа».

В 18 лет Джиа переехала из Филадельфии в Нью-Йорк. Ее карьера началась с провокации: фотограф Крис фон Вангенхайм сделал несколько снимков обнаженной Джии , стоящей за сеткой-рабицей , после чего модель появилась на обложках Vogue и Cosmopolitan. При этом Джиа оставалась одинокой… Она не скрывала интереса к девушкам , но все ее увлечения никогда не перерастали во что-то серьезное.

Сначала модель искала спасения в кокаине , а после смерти ее наставницы и близкого друга , модели Вильгельмины Купер , Джиа стала употреблять героин. Эмоции , истерики , депрессия , капризы и усталость — все это губило карьеру модели и , конечно , здоровье Каранджи. Ее выходки терпели — она была звездой. Каранджи употребляла героин даже на съемочной площадке , и на это закрывали глаза. Однако журналы все чаще отказывались от работы с Джией: последней каплей стали снимки для американского ноябрьского Vogue 1980 года , где на руках модели были видны следы от уколов.

Это было началом конца. Лечение в реабилитационной клинике было сорвано из-за гибели фон Вангенхайма , ставшего ее близким другом. По иронии судьбы лучшей обложкой Каранджи стала ее последняя обложка для Cosmopolitan в 1982 году , снятая во время недолгой завязки. Уже в следующем году карьера Каранджи завершилась. Модель уехала домой , где работала продавцом-кассиром в магазине одежды , а позже , пытаясь заработать на наркотики , занялась проституцией. В 1986 году Джие был поставлен диагноз СПИД , а 18 ноября Джиа умерла в больнице , став первой знаменитостью-женщиной на территории США , погибшей от СПИДа.

Мэджик Джонсон

ВИЧ — это всегда трагический диагноз , но не всегда печальный финал. Баскетболист Мэджик Джонсон своим примером доказывает , что полноценная жизнь с вирусом возможна. Кличку Magic ( «волшебный») Ирвин Джонсон получил еще в школе за свою удивительную игру.

Стремительная спортивная карьера Мэджика — это Олимпийское золото в 1992 году , попадание в список 50 величайших игроков в истории NBA , Зал славы баскетбола… А в 1992-м , в год , когда Джонсона признали самым ценным игроком матча всех звезд NBA , он узнал о своем диагнозе. Спортсмен не скрывал свой ВИЧ-статус , но не комментировал , где и когда он мог заразиться , утверждая лишь одно: СПИД — это болезнь не только геев и наркоманов. К счастью , его беременная жена и будущий ребенок не были инфицированы.

Джонсон захотел оставить большой спорт и посвятить свою жизнь борьбе с болезнью , однако позже , заработав « золото» на Олимпиаде в составе сборной США , передумал покидать баскетбол. К сожалению , многие игроки и тренеры были против этого решения. Постепенно Джонсону пришлось оставить карьеру игрока. Он работал тренером и комментатором , не оставляя работы в собственном фонде и участия в других благотворительных программах. Благодаря ежедневному приему препаратов сейчас заболевание Джонсона никак не дает о себе знать: «Я не говорю , что лекарства ничего не значат. Но , поверьте , все силы у организма забирает стресс. А я не переживаю».

Пожар в крови: Рудольф Нуриев, Эрик Брун и Марго Фонтейн.

Мало кому из балетных звезд удалось так разыграть свою жизнь, как Рудольфу Нуриеву. Здесь понемногу от разных жанров — детектива, фарса, мелодрамы, трагедии. Его называли Чингисханом балета, первым геем планеты, самым сексуальным танцовщиком XX века. Действительно, секс для этого неистового татарина значил много. Но кроме секса была и любовь, причем не только с мужчиной по имени Эрик Брюн, но и с женщиной, великой Марго Фонтейн. У Нуреева были романы с Фредди Меркьюри, Ив Сен-Лораном и Элтоном Джоном; молва записала ему в любовники Жана Маре и многих других. Но самой сильной, страстной и мучительной любовью Нуриева всегда был Эрик Брун — огромного роста датчанин неземной красоты, всемирно известный танцор , считавшийся одним из самых выдающихся танцовщиков XX века и самым изысканным Альбером, когда-либо танцевавшем в «Жизели». Их роман длился до самой смерти Эрика. ТАКОЙ ХОЛОДНЫЙ, ЧТО ОБЖИГАЕТ Трудно сказать, кто был первым мужчиной-любовником Нуриева, но то, что его первой и величайшей любовью стал выдающийся датский танцовщик Эрик Брун, несомненно. Причем Нуриев сначала влюбился в его танец, а потом в него самого. Эрик был идеалом для Нуриева. Он был на 10 лет старше его, высок и красив, как бог. Он от рождения обладал теми качествами, которых Нуреев начисто был лишен: спокойствия, сдержанности, такта. А главное — он умел то, чего не умел Нуриев. Если бы не Рудик, то Эрик Брун, возможно, так и не распознал в себе скрытого гомосексуалиста. У Эрика была невеста, знаменитая красавица-балерина Мария Толчифф, чей отец был индейцем. Мария и Эрик Их первое знакомство Рудика случилось в 1960 году, когда Эрик Брун и Мария Толчифф приехали вместе с Американским балетным театром на гастроли в СССР. Нуриев сгорал от нетерпения увидеть прославленного датчанина, но так случилось, что двадцатидвухлетний Рудольф уехал на гастроли в Германию, а когда вернулся, то весь балетный Ленинград только и говорил, что о Бруне. Заинтригованный Рудольф раздобыл любительские съемки Бруна, сделанные кем-то в Ленинграде, и пережил шок. «Для меня это стало сенсацией, — вспоминал он через несколько лет. — Брун единственный танцовщик, которому удалось меня поразить. Кто-то назвал его слишком холодным. Он и в самом деле настолько холодный, что обжигает». МЕКСИКАНСКИЕ СТРАСТИ Спустя год Нуриев обжегся об этот лед уже не на экране, а в жизни. К тому времени Рудольф вырвался из железных объятий Страны Советов и делал первые шаги на пути к мировым триумфам. Судьба свела его с Марией Толчифф, незадолго до этого пережившей разрыв бурных любовных отношений с Бруном, которого по ее словам она любила «больше жизни». Расставаясь с датчанином, она пообещала ему отомстить и подыскать себе нового партнера. Очень скоро она встречает молодого и горячего татарина, в которого тридцатишестилетняя балерина мгновенно влюбляется. И предлагает ему ехать вместе с ней в Копенгаген, где планируются ее выступления с Бруном. По дороге Толчифф звонит Бруну и радостно объявляет: «Тут есть кто-то, кто хочет с тобой познакомиться. Его зовут Рудольф Нуреев», — и передает трубку Нурееву. Так они познакомились благодаря Толчифф, которая об этом вскоре сильно пожалеет. Эрик и Карла Фраччи ДАТСКИЙ ПРИНЦ И ТАТАРСКИЙ ТЕРРОРИСТ «День шел к концу, в номере было темно, — вспоминал годы спустя Брун об их первой встрече, которая произошла в отеле «Англетер», где остановились Рудольф и Толчифф. — Я поприветствовал Марию, рядом с которой находился этот молодой танцовщик, небрежно одетый в свитер и слаксы. Я сел, посмотрел на него внимательнее и увидел, что он весьма привлекателен. У него был определенный стиль, некий класс. Это нельзя назвать естественной элегантностью, но это производило впечатление. Он не слишком много говорил, может быть, потому, что еще не совсем хорошо владел английским. Ситуация была неловкой из-за моих отношений с Марией. Мы с ней пытались прикрыть это, слишком много и неестественно смеясь. Гораздо позже Рудик говорил, что ненавидит звук этого моего смеха». После этого они видели друг друга лишь в студии во время занятий. Нуриев приходил в восторг от безупречной длинноногой фигуры Бруна, от его непогрешимой техники, от внешнего облика, напоминающего благородного принца. Эрик и Рудик Однажды во время перерыва Нуриев заговорщицки шепнул Бруну, что надо бы поговорить. Он хотел пообедать с Бруном наедине, без Марии. Но когда Нуриев сообщил ей о своих планах насчет обеда, она закатила истерику, с визгом выскочив из костюмерной. Нуриев бросился за ней, за ним последовал Брун. В этот момент после утреннего класса вышла вся труппа и с интересом наблюдала, как Нуреев, Брун и Толчиф гоняются друг за другом по театру. Эрик, Руди и Мария Но как бы ни злилась Мария и сколько бы истерик ни закатывала, между неистовым татарином и холодным датским принцем уже возникло мощное притяжение, которое в тот момент не мог разрушить никто. Даже властная мать Бруна, имевшая на сына огромное влияние. ОТДЕЛЬНЫЕ СПАЛЬНИ ДЛЯ ПРИЛИЧИЯ Эллен Брун, как только Рудольф переехал жить в их уютный дом в пригороде Копенгагена в Гентофте, сразу же невзлюбила Рудольфа. Она видела в нем угрозу респектабельности сына, а также своего соперника за его любовь. И хотя ради приличия Рудольф и Эрик занимали отдельные спальни, Эллен догадывалась о характере их отношений. Как и многие другие, кто видел их вместе. Эти двое сразу бросались в глаза, люди оборачивались им вслед, таким красивым и таким разным. Брун, высокий и аристократичный блондин, напоминавший внешне греческого бога, с высоким лбом, правильным, резко очерченным профилем, тонкими чертами лица, и грусными серо-голубыми глазами, был сама утонченность. Он притягивал взоры едва ли не всех женщин…Рудольф же с горящими глазами, развевающимися волосами, диким нравом и острыми скулами, напоминал извергающийся вулкан. Их отношение к сексу тоже было очень разным. Эрик одновременно и жаждал, и боялся интимной близости. Скрытный, осторожный, он не позволял проявиться ни единой эмоции, к тому же он не был готов к тому сексуальному неистовству, которое проявлял Нуреев. Рудольф всегда хотел секса, двадцать четыре часа в сутки. И считал это естественным, а Эрик быстро уставал от этой карусели. Поэтому их роман изначально развивался неистово и бурно. Один наступал, другой убегал. Рудольф, когда ему казалось, что в их отношениях что-то не так, мог в бешенстве кричать и разбрасывать вещи по квартире, а Эрик, шокированный этим всплеском эмоций, убегал из дому. И тогда Рудольф бросался вслед, на поиски своего возлюбленного. Через несколько лет Брун уподобит их встречу столкновению и взрыву двух комет. (Фрагмент из воспоминаний знаменитой болгарской балерины Сони Аровой, близкой подруга Эрика) Если Брун был единственным танцовщиком, которого Рудик признавал равным себе, он был также единственным, кому он позволял проявлять над собой власть. «Научи меня этому», — всегда говорил он Эрику. «Если Эрик блестяще исполнял какую-то роль, Рудик не успокаивался, пока не начинал исполнять ту же роль столь же блестяще, — говорит Соня. — Для него это был величайший стимул на протяжении очень долгого времени». В равной степени околдованный им Брун помогал ему всеми возможными способами, передавая все свои знания, даже когда Нуриев грозил его затмить. Их отношения с самого начала были бурными и нескончаемо интенсивными. «Чистый Стриндберг», — оценивал их Брун через несколько лет. «Рудольф был переполнен чувствами к Эрику, — говорит Арова, — а Эрик не знал, как с ним справиться. Рудольф его выматывал». К тому же, Рудик постоянно и мучительно ревновал Эрика к женщинам, ведь Эрик в отличии от Рудика был бисексуалом, а не геем и он часто испытывал влечение к некоторым дувушкам. Виолетт Верди замечает: «Руди был таким сильным, таким новичком, таким изголодавшимся после российской пустыни. Он просто хотел того, чего хотел». Он всеми силами старался подчинить себе мягкого, деликатного Эрика. «Их отношения никогда не были легкими, — заключает Арова. — Эрик держал себя под полным контролем, а Рудольф подчинялся настроению. Эрик пытался заставить его понять всякие вещи, а когда не получалось, расстраивался, и у них происходили ссоры. Рудольф очень многого хотел от Эрика. Он всегда от него чего-то требовал, и Эрик говорил: «Но я отдаю все, что могу, и после этого чувствую себя выжатым». Вскоре Брун пришел к убеждению, что Нуриев хочет от него больше, чем он может дать. Близкие друзья знали теплого, щедрого Бруна, с живым, суховатым чувством юмора, но один из них рассказывает, что он мог «в секунду преобразиться, становясь холодным и крайне враждебным», когда чувствовал, что кто-то подбирается к нему слишком близко» ЕСТ МАЛЬЧИКОВ, КАК БЛИНЫ Убежав от табу и запретов социалистической родины, Нуреев жаждал вкусить от того сексуального рая, который нашел на Западе. Здесь не было комплексов или угрызений совести: увидев что-то понравившееся, Нуреев должен был это заполучить. Его желания стояли на первом месте, и он удовлетворял их при любых обстоятельствах, днем и ночью, на улицах, в барах, гей-саунах. Матросы, водители грузовиков, торговцы, проститутки были его постоянными объектами охоты. Кстати, внешность тут не имела особого значения, важны были размер и количество. Он любил, чтобы этого было много. Существует масса анекдотов, рассказывающих о сексуальной чрезмерности Нуреева. Вот несколько. Однажды во время обеда в лондонском доме Рудольфа, где собрались респектабельные друзья артиста, его экономка сообщила, что у дверей стоят два молодых человека. Несколько дней назад Рудольф назначил им свидание и, очевидно, забыл об этом. Рудольф вскочил со стула и выбежал из столовой. Гости, услышав, как он с посетителями поднялся наверх, примолкли, возникла неловкая пауза. Тут секретарь Рудольфа, смеясь, воскликнула: «С ним всегда так! Он их ест, как блины!» Вскоре хлопнула входная дверь, и Рудольф, покрасневший, с озорным и довольным блеском в глазах, вернулся к столу. «Это очень вкусно», — двусмысленно сказал он, когда его кухарка подавала ему блюдо. Как-то, выйдя из служебного входа Парижской оперы и увидев толпу поклонниц, Рудольф воскликнул: «А где же мальчики?» Танцуя в «Жизели», Нуреев поразил одного из артистов своим измученным видом. «Что с вами?» — спросил его танцовщик. «Я очень устал, трахался всю ночь и все утро, до самой репетиции. У меня совсем не осталось сил». «Рудольф, — поинтересовался артист, — неужели вам никогда не бывает достаточно секса?» — «Нет. К тому же ночью трахал я сам, а утром меня». КОШМАР НА БОРТУ САМОЛЕТА При этом Рудольф считал, что секс — это одно, а близость — совсем другое. А вот для Эрика это было одно и то же. Его пугали случайные встречи и анонимный секс, он не мог понять неразборчивости друга, которую считал предательством. Его ужасал непомерный физический голод Рудольфа на любовников. Эрик был очень разборчивым и не мог свыкнуться с этой распущенностью. К этому кипящему коктейлю из любви, ревности, обид, раздражения примешивался еще один компонент — алкоголизм Бруна. Это была его темная сторона, которая открывалась после выпивки, что в 60-х годах случалось угрожающе часто. «Алкоголизм был одним из мучительных секретов Эрика, — говорит Виолетт Верди. — В пьяном виде у него бывали приступы жестокости, он становился очень саркастичным, ему нравилось причинять боль». Расстроенный постоянными слухами о попытках Рудольфа его подсидеть, Брун однажды обвинил его в том, что он приехал из России только ради того, чтобы его убить. Он понимал, что сказал ужасную вещь, но чувствовал некую необходимость ее высказать. «Услыхав это, Рудик расстроился так, что заплакал, — вспоминает Брун. -Он сказал: «Как ты можешь быть таким злобным?» Порой бывая жестоким, Брун был и необычайно щедрым; многие танцовщики обязаны своей карьерой его руководству, что всегда признавал и сам Рудольф. Но продолжал свою любовную погоню за Эриком, который так уставал от татарского тигра, что бежал от него на край света. Когда Эрик улетел на гастроли в Австралию, Рудольф почти каждый день звонил ему из Лондона, удивляясь, почему тот не очень любезен с ним по телефону. «Может быть, стоит звонить один или два раза в неделю? — советовали знакомые Рудольфа. — Возможно, Эрик хочет побыть один». Но Рудольф этого не понимал, и наконец решил лететь к нему в Сидней. Во время полета Рудольф пережил одно из самых сильных потрясений. Он никогда не забывал, что КГБ ищет его по всему миру, с тем чтобы выкрасть и вернуть на социалистическую родину. По пути в Сидней этот кошмар едва не случился. Во время остановки самолета в каирском аэропорту пилот вдруг попросил пассажиров выйти из самолета, объясняя это какими-то техническими проблемами. Нуреев внутренне похолодел, чувствуя западню. Он не стал выходить, судорожно вжавшись в кресло. Когда к нему подошла стюардесса, чтобы его вывести, он взмолился о помощи, убеждая, что боится покинуть самолет. Тогда стюардесса, увидев в окно двух мужчин, приближающихся к самолету, быстро провела Нуреева в туалет. «Я им скажу, что он не работает», — пообещала она. Там Нуреев и находился, пока сотрудники КГБ обыскивали самолет и стучали в дверь туалета. «Я уставился в зеркало и видел, как седею», — вспоминал он впоследствии. ДАМА СЕРДЦА Когда в 1961-м в Копенгагене Нуреев встретился с Эриком, тогда же в его жизнь вошла и прославленная английская балерина Марго Фонтейн. Тут, как и в случае с Бруном, тоже сыграл свою роль телефонный звонок. Однажды Рудольф пришел в гости к своему педагогу Вере Волковой, и зазвонил телефон. Волкова сняла трубку и тут же передала ее Нуриеву: «Это вас, из Лондона». — «Из Лондона?» — удивился Рудольф. В Лондоне он никого не знал. «Это говорит Марго Фонтейн, — сказал голос в трубке. — Не хотите ли танцевать на моем гала-концерте?» В истории балета нет более элегантной, мужественной и мудрой балерины, чем Фонтейн. Легкая улыбка, горячий блеск глаз, темперамент, а еще стальная спина и железная воля — это Марго. Ее муж Роберто Тито де Ариас был из семейства видных панамских политиков и в то время занимал пост посла Панамы в Великобритании. После того как Рудольф выступил на ее гала-концерте, руководство «Ковент Гарден» предложило Фонтейн танцевать вместе с ним «Жизель». Марго сначала засомневалась. Она впервые выступила в Жизели в 1937 году, за год до рождения Нуриева, а к моменту его побега из СССР уже пятнадцать лет была звездой. Не будет ли она, сорокадвухлетняя прима, смотреться смешно рядом с двадцатичетырехлетним молодым тигром? Но наконец согласилась и победила. Их выступление привело публику в безумие. Чувственный пыл Нуриева стал идеальным контрастом выразительной чистоте Фонтейн. Они сливались в едином танцевальном порыве, и, казалось, их энергия и музыкальность имеют один источник. Когда занавес закрылся, Фонтейн и Нуриева вызывали на поклоны двадцать три раза. Под грохот аплодисментов Фонтейн вытащила из букета красную розу на длинном стебле и преподнесла ее Нуриеву, он, тронутый этим, упал на колено, схватил ее руку и стал осыпать поцелуями. Публика от этого зрелища лежала в обмороке. Но тот вечер не стал для Нуриева полным триумфом. Хотя Брун и репетировал с ним роль Альберта, но, мучимый ревностью, покинул театр. «Я побежал за ним, а поклонники побежали за мной. Было очень неприятно», — вспоминал впоследствии Рудольф. ДЕРЕВЦЕ БЕЛЫХ КАМЕЛИЙ «Боже! Я никогда не делала в танце и половины вещей, которые делаю теперь», — с удивлением признавалась Фонтейн, говоря о влиянии на нее Нуриева. А Рудольф признавался: «Если бы я не нашел Марго, я пропал бы». Вскоре хореограф Фредерик Аштон создал для них балет «Маргарита и Арман» по «Даме с камелиями» Дюма-сына на музыку фортепианной Сонаты си минор Листа. Этот балет стал самым долгожданным событием сезона 1963 года и породил массу слухов и сплетен на тему: а были ли в жизни Рудольф и Марго любовниками? Одни категорически утверждают, что да, другие столь же рьяно это отвергают. Есть и те, кто говорит, что Фонтейн носила ребенка Нуреева, но потеряла из-за выкидыша. Но это скорее из области фантастики, поскольку Марго к тому времени не могла иметь детей. Сами же Рудольф и Марго так рассказывают о своих отношениях: «Когда мы были на сцене, наши тела, наши руки соединялись в танце так гармонично, что, думаю, ничего подобного уже никогда не будет, — вспоминает Нуриев. — Она была моим лучшим другом, моим конфидентом, человеком, который желал мне только добра». «Между нами возникло странное влечение друг к другу, которое мы так и не сумели объяснить рационально, — признается Фонтейн, — и которое в каком-то смысле напоминало глубочайшую привязанность и любовь, если учитывать, что любовь так многообразна в своих проявлениях. В день премьеры «Маргариты и Армана» Рудольф принес мне маленькое деревце белых камелий — оно было призвано символизировать простоту наших взаимоотношений в окружающем нас ужасном мире». НЕ СЛУЧИЛОСЬ А вот в отношениях с Эриком этой простоты не было. Брун, устав от беспорядочности Рудольфа, жаловался друзьям: «Я не могу быть с ним рядом, мы губим друг друга». Но Рудольф продолжал преследовать Эрика. Выступая в 1968 году в Копенгагене, Рудольф встретился с хореографом Гленом Тетли. Тетли был приглашен на обед к Бруну, который предупредил его, чтобы тот ничего не говорил об этом приглашении Рудольфу. Но Нуреев, словно догадываясь о том, куда хореограф едет, навязался ему в компаньоны. Тетли отказывался, но Рудольф влез в его автомобиль. Когда машина подъехала к загородному дому Эрика в Гентофте, улыбающийся Брун вышел навстречу машине. Но, увидев Рудольфа, вбежал в дом, скрылся наверху и не появлялся весь вечер. «Я уверен, что Рудольф очень расстроился, — вспоминает Тетли, — но он никогда не давал этого понять». А друзьям Нуриев говорил, что навсегда связал бы свою жизнь с Эриком, если бы тот ему это позволил. На что Эрик отвечал: «Рудольф объявлял меня образцом свободы и независимости — я всегда делал то, что хотел. Ну а то, что происходило между нами в первые годы — взрывы, коллизии, — это не могло продолжаться долго. Если Рудольф хотел, чтобы все было иначе, что ж, мне очень жаль». В скором времени их бурный любовный роман окончательно рухнул, когда Рудольф узнал, что в Торонто (где Эрик тогда руководил Национальным балетом Канады) у Эрика завязался роман с одной из его учениц, которая в итоге родила от него дочь. Но хотя с любовными отношениями между ними все было покончено, духовная связь длилась до конца жизни, пережив все измены, конфликты, разлуки. «Мой датский друг Эрик Брун помог мне больше, чем я могу выразить, — сказал Нуреев в одном интервью. — Он мне нужен больше всех». Когда в 1986 году Брун умирал от рака легких, Нуриев, бросив все дела, приехал к нему. Они проговорили допоздна, но, когда Рудольф вернулся к нему следующим утром, Эрик уже не мог разговаривать, а только следил глазами за Рудольфом. Рудольф тяжело переживал смерть Эрика и так никогда и не смог оправиться от этого удара. Вместе с Эриком из его жизни ушли юная бесшабашность и горячая беспечность. Он остался один на один с самим собой, наступающей старостью и смертельной болезнью. И хотя Нуреев как-то запальчиво бросил: «Что мне этот СПИД? Я татарин, я его трахну, а не он меня», — Рудольф понимал, что времени ему отпущено в обрез. Я ДОЛЖЕН БЫЛ НА НЕЙ ЖЕНИТЬСЯ Через пять лет после смерти Эрика Рудольф простился и с дамой своего сердца Марго Фонтейн. До этого Марго пережила страшную трагедию. В Панаме был расстрелян автомобиль, в котором находился ее муж. Две пули застряли в груди, еще одна пробила легкое, четвертая попала в шею сзади, близ позвоночника. По одной версии, это был политический заказ, по другой — в сорокасемилетнего Ариаса стрелял его коллега по партии за то, что тот спал с его женой. Парализованный, прикованный к инвалидной коляске Ариас стал постоянной заботой Марго. Она не допускала, чтобы он превратился в тело в коляске, поэтому возила его с собой на гастроли, на яхты к друзьям. Марго упорно зарабатывала на жизнь и на медицинское обслуживание больного мужа танцами. «Я буду танцевать до тех пор, пока на меня ходят», — говорила она журналистам. И она танцует, а вернувшись вечером после спектакля домой, прежде чем поесть, готовит еду мужу и кормит, как маленького ребенка, с ложечки. Кстати, последний раз «Маргариту и Армана» Марго и Рудольф танцевали в Маниле в августе 1977-го. А потом она уединилась с Ариасом на ферме в Панаме, где умирала от рака яичников. Об этом знал только Рудольф, который анонимно оплачивал ее медицинские счета. В 1989 году Марго похоронила Тито Ариаса, перенесла три операции и была почти прикована к постели: «Я привыкла гастролировать по театрам, а теперь гастролирую по больницам», — шутила Фонтейн. Марго умерла 21 февраля 1991 года, спустя двадцать девять лет с того дня, как она и Рудольф впервые танцевали в «Жизели». После этого он был ее партнером почти 700 раз. Говорят, узнав о ее смерти, он с горечью воскликнул: «Я должен был на ней жениться». Но, кажется, это была всего лишь фраза человека, который знал, что сам умирает от СПИДа. Рудольф пережил Марго на два года. Он умер 6 января 1993 года, накануне православного Рождества, ему было пятьдесят четыре года. Сочельник спустился на землю уже без него. Обновлено 31/08/10 23:05: Небольшое видео про Эрика и Рудика:)

Ознакомьтесь так же:  Анализы для синдрома шегрена

Комментарии

Кстати, говорят что Эрик стал геем из-за сложного детства. У него были три старшие сестры и очень властная мать-одиночка. Эрик был ее любимым ребенком и когда ему было лет 10-12 она его сексуально домогалась. купая в ванной, лежа рядом с ним в постели по ночам. Это продолжалось до тех пор, пока ему не исполнилось восемнадцать. Вот так мужики превращаются в геев:(

31 августа 2010, 23:10

Прочитала на одном дыхании, спасибо.

31 августа 2010, 23:15

Очень интересный пост! Дина, спасибо! Люблю читать истории жизни.

31 августа 2010, 23:22

Спасибо, для романтиков советую посмотреть видео:)

31 августа 2010, 23:25

отличное видео. браво. как точно подобрана музыка.

1 сентября 2010, 15:06

Спасибо, очень интересно.
При всем моем уважении к Нуриеву, он отдельно, его талант-отдельно.

31 августа 2010, 23:25

Яркие звезды, яркие жизни.
Спасибо вам за пост!

31 августа 2010, 23:25

Отличный пост, было очень интересно! Спасибо!

31 августа 2010, 23:27

Я читала что дочь Эрика — Ингрид, очень красивая и просто копия Эрика. Сейчас живет в Лондоне, работает хореографом в Королевской школе балета.

Хорошо что хоть что-то осталось от него на этой земле.

31 августа 2010, 23:35

прекрасный пост!спасибо, отправила ссылки на него друзьям!

31 августа 2010, 23:39

великолепный познавательный пост, прочитала с большим интересом)

31 августа 2010, 23:48

Прочитала пост с большим удовольствием, спасибо.
Да уж Нуриеву в этой жизни пришлось заплатить и за беспорядочные связи и за огромный талант, но в конце концов жизнь всегда подаст нам свой счет.

1 сентября 2010, 00:26

Спасибо, очень интересно!
. Руди напомнил мне Есенина с Дункан.

1 сентября 2010, 00:43

1 сентября 2010, 00:46

Из — за разницы в возрасте, и из — за того, что Дункан тоже была танцовщицей ))))

1 сентября 2010, 12:11

Что-то не произвела особого впечатления эта «неземная красота» Бруна, если честно.
Нуриев же роскошен — везде, всегда и во всем.
И когда я вижу фотографии Нуриева и Фонтейн, я все время с удивлением вспоминаю о том, что Рудольфа считают геем.

1 сентября 2010, 01:01

благодарю очень интересно,такая ёмкая и серьёзная работа. от всей души сделаны оба поста.

только всегда интересовало НурЕев или НурИев по тексту видно что Вы тоже не опредилились и так и так есть.

1 сентября 2010, 01:35

Материал из Википедии:
Рудо́льф Хаме́тович Нуре́ев (по паспорту), известен во всём мире как Нуриев[1], тат. Рудольф Хәмит улы Нуриев;
Рудольф Нуреев (на Западе прижилось Нуриев)

1 сентября 2010, 15:00

Спасибо . прекрасный пост и очень легко читается.

1 сентября 2010, 02:34

Отличный пост, спасибо! Узнала много нового.. Спасибо!