Синдром дефицита удовлетворенности

Синдром дефицита удовлетворенности

Еще одной физиологической моделью психосоматических и собственно психологических расстройств является синдром дефицита удовлетворенности по К. Блюму (reward deiciency), рассматриваемый западными авторами как бич современного общества.

Данная модель была разработана на основе материалов известных опытов Олдса и Милнера с самостимуляцией животных через введенные в мозг электроды. Этими авторами было обнаружено, что если электрод располагается в ряде глубоких подкорковых структур, названных центрами удовлетворения, то подопытное животное непрерывно осуществляет их самораздражение, не реагируя ни на какие внешние стимулы. Раздражение описанных структур приводит первоначально к выделению таких нейромедиаторов, как дофамин и серотонин, которые далее инициируют выброс веществ, стимулирующих центры удовольствия мозга – так называемых эндогенных опиатов, или эндорфинов (эндоморфинов). Высвобождение же эндогенных опиатов сопровождается интенсивным переживанием эмоционально-позитивного состояния. (Наверное, первый в жизни чрезвычайно интенсивный выброс эндорфинов происходит у грудного ребенка в момент рождения – нервная система защищается тем самым от стресса и физической боли. Поэтому и впоследствии подобные яркие физиологические вспышки эндорфиновой эйфории подсознательно могут ассоциироваться с регрессионными состояниями).

Тем самым опыты на животных продемонстрировали тот нейрофизиологический механизм, который в естественных условиях лежит в основе возникновения чувства удовлетворения. Применительно же к человеку, выброс эндогенных опиатов – медиаторов счастья – создает ощущение физического благополучия, чувство удовлетворения (вплоть до степени блаженства), эмоциональная приподнятость (доходящая до эйфории). Недостаток же эндогенных опиатов вызывает состояния тревоги и депрессии. Под действием различных факторов, связанных с неестественным (неэкологичным, нефизиологичным) образом жизни современного человека, этот биохимический механизм расшатывается. Биологический маятник начинает раскачиваться между своими крайними положениями – удовлетворенность и дискомфорт – чаще и с большей амплитудой. В результате человек начинает обостренно чувствовать именно моменты дискомфорта и стараться скорее сместить маятник в сторону удовлетворенности, нейромедиаторный ресурсы которой постепенно истощаются. Стремление устранить возникающие тревогу и депрессию неосознанно приводит человека к попыткам восполнить лежащий в основе эмоционального дискомфорта биохимический дефицит:

А) с помощью приема психоактивных веществ, что приводит к нарушению влечений, к разнообразным зависимостям (алкогольной, наркотической, курению), а также зависимости пищевой – стремлению к потреблению легкоусваиваемых углеводов, приводящему к перееданию.

Б) Поведения, связанного с риском, будь то навязчивое влечение к азартным играм (gambling), либо многие так называемые экстремальные виды спорта (риск для жизни).

В) Повышенной агрессивности, в том числе приводящей к антисоциальному поведению.

Следствием же описанного эмоционального дисбаланса являются разнообразные психосоматические расстройства, возникающие на тревожно-депрессивном фоне.

Каким же образом должен работать описанный физиологический механизм в норме и как он связан с психологическим функционированием человека? Напомним, что согласно биологической теории эмоций (П.

Синдром дефицита удовольствия (записки первостольницы)

– Как ты думаешь, со мной все в порядке?

– Со мной сегодня в метро пытался познакомиться мужчина. Но он мне совсем не понравился, поэтому, чтобы его не обидеть, я сказала, что замужем.

– Правильно. У тебя же Макс.

– Чуть выше меня, плотненький, брюки, рубашка с коротким рукавом, в общем-то, достаточно интеллигентный. Но с барсеткой.

– Тем более правильно.

– Я уже себя ругаю, что сразу «нет». Но это на автомате как-то. Инстинктивно.

– А я вот не могу отказаться от «Аленки». Ночью разбуди и предложи кусочек, слопаю. Инстинктивно.

– Здоровые у нас инстинкты…

Это я Денису решила позвонить. Серое начало дня, дождь заливает витринное окно торгового зала, специфические аптечные запахи навевают мысли об усыпальницах фараонов и бренности бытия – грустно. А у друга всегда найдется, чем развеселить. Мальчик – лето, хотя какой он уже мальчик…

– Сколько тебе нужно денег для полного счастья? – меняю я тему.

– Мне нужно, чтобы их не было.

– Спасибо, развеселил, – вежливо заканчиваю разговор.

Один мой сокурсник всегда очень раздражался по поводу наступления весны. «Ведь все же было тихо, мирно, и вот опять это беспокойство», – в сердцах говаривал он в преддверии марта. Что за беспокойство его одолевало, товарищ не уточнял, но печаль в его голосе и взоре по безвременно ушедшему осенне-зимнему периоду была неподдельная. Тогда мне было удивительно, как можно не задыхаться в предвкушении весны, солнца, новых босоножек и разных летних перспектив, а сейчас, кажется, начинаю его понимать. Осень дарит передышку, недолгий, хотя в наших краях и слегка затянутый привал. Обиды смываются дождем, мечты растворяются за линией новогоднего горизонта, чувства, наевшиеся летних ярких эмоций, ковыляют косолапо бесплотными мишками в поисках уютной берлоги.

Помню, в детстве мне очень нравилась сказка про медведя, который запасы на зиму готовил. То с зайчиком морковку, то с ежиком грибы, то с котиком рыбку… В итоге так ничего и не собрал, не смог выбрать. Но я мишку понимала: ну как же можно зимой с одной морковкой и без орешков… или с рыбой, но без курятинки?! В медицине это называется «синдром дефицита удовлетворенности». Есть люди, которым для счастья нужно немного, а есть, которые постоянно ищут способы себя удовлетворить, развлечь, эмоционально завести. Недавно целый фильм про этот синдром смотрела. Высокохудожественный, фестивальный, наш. Там много мужчин и женщин пытались себя удовлетворить, в т.ч. и в самом прямом смысле. Гиперсвободный фотохудожник, снимающий причинные места, наслаждался сексом. Героиня, похожая на известную депутатшу – поборницу морали, справлялась сама. Замученные друг другом и семейными обстоятельствами муж и жена, мечтали преподнести друг другу сюрприз. Бездетная пара влюбилась по одиночке в одного и того же молодого человека. Все поголовно несчастны и не удовлетворены. Хорошо, хоть комедия, и было немного весело. Ну, с человечеством давно все ясно. Но вот же – и мишка из детства мучился, не смог проявить характер и стать однолюбом. Зато, уверена, сохранил широту кругозора и непосредственность восприятия.

– Дочка, Валокординчик есть?

Из транса меня вывела Лидия Михайловна, наш завсегдатай. Ходит в аптеку как в клуб по интересам. То с соседкой посудачит о «ревматизьме» и тратах «за электричество», то мальчонке какому, с мамой зашедшему, конфетку даст, то с вопросом подойдет к окошку. Не помню, чтобы она хоть раз что-то у нас покупала, но ходит в аптеку регулярно, не иначе компенсирует какой-нибудь дефицит.

– Зачем Вам, Лидия Михайловна? Не актуально уже это.

– Нервишки шалят, – хитро улыбается старушка.

– Тогда лучше дыхательная гимнастика. Или хотите, я Вам расскажу, как чай масала заваривать? Индийцы, видели, какие спокойные, очень его любят, – поддерживаю я разговор.

– Гимнастика – это обязательно, и индийцев я очень уважаю, а Валокординчик-то надежней. Но про масалу эту ты мне напиши на листочке, зайду завтра.

И так всегда: перекинемся парой фраз, и она, как ни в чем не бывало, бодренько шлепает к выходу, а у меня улыбка на лице.

Правда, ненадолго. Медведям, думаю я, хорошо, залег в спячку – и никаких синдромов, а что мне делать? Не знаю, есть ли у меня какой-нибудь синдром, а вот удовлетворенности точно нет. И вроде же все хорошо. И роман с Романом был феерический, и успешный Макс, блеск и нищета курорта Пирогово и прочая лакшери-мишура, но что-то не так. Может, глагол «был»? Хотя ведь Макс есть. Но все как будто не со мной. Как в кино опять. А в кино как? Все время что-то не сходится. Даже когда хеппи-энд, сидишь и думаешь: подстава… Вот снял именитый режиссер фильм про любовь. Хорошо снял, спокойно, без истерик. Назвал замечательно – «К чуду». Но что мы видим? Она любит и тянется, он хочет и не решается, ее дочка мечется и злится, а пастор не верит в бога, но живет. В общем, как в жизни. Есть ли любовь на Земле? Нет ли? Науке это не известно, сколько глаз не вооружай. Но в кино точно есть!

Синдром дефицита удовлетворенности Блюма

Данная модель была разработана на основе материалов известных опытов Олдса и Милнера с самостимуляцией животных через введенные в мозг электроды. Этими авторами было обнаружено, что если электрод располагается в ряде глубоких подкорковых структур, названных «центрами удовлетворения», то подопытное животное непрерывно осуществляет их самораздражение, не реагируя ни на какие внешние стимулы. Раздражение описанных структур первоначально приводит к выделению таких нейромедиаторов, как дофамин и серотонин, которые далее инициируют выброс веществ, стимулирующих центры удовольствия мозга — так называемых эндогенных опиатов илиэндорфинов («эндоморфинов»). Высвобождение же эндогенных опиатов сопровождается интенсивным переживанием эмоционально-позитивного состояния. (Наверное, первый в жизни чрезвычайно интенсивный выброс эндорфинов происходит у грудного ребенка в момент рождения — нервная система тем самым защищается от стресса и физической боли. Поэтому впоследствии подобные яркие физиологические «вспышки» эндорфиновой эйфории подсознательно могут ассоциироваться с регрессионными состояниями.)
Опыты на животных продемонстрировали тот нейрофизиологический механизм, который в естественных условиях лежит в основе возникновения чувства удовлетворения. Применительно же к человеку выброс эндогенных опиатов — «медиаторов счастья» создает ощущение физического благополучия, вызывает чувство удовлетворения (вплоть до блаженства), эмоциональную приподнятость (доходящую до эйфории). Недостаток же эндогенных опиатов вызывает состояния тревоги и депрессии. Под действием различных факторов, связанных с неестественным (неэкологичным, нефизиологичным) образом жизни современного человека, этот биохимический механизм расшатывается. Биологический «маятник» начинает раскачиваться между своими крайними положениями — «удовлетворенность» и «дискомфорт» — чаще и с большей амплитудой. В результате человек начинает обостренно чувствовать именно моменты дискомфорта и стараться скорее сместить «маятник» в сторону удовлетворенности, нейромедиаторные ресурсы которой постепенно истощаются. Стремление устранить возникающие тревогу и депрессию неосознанно приводит человека к попыткам восполнить лежащий в основе эмоционального дискомфорта биохимический дефицит:

Ознакомьтесь так же:  Гомеопатия при беременности при простуде

а) с помощью приема психоактивных веществ, что приводит к нарушению влечений, к разнообразным зависимостям (алкогольной, наркотической, никотиновой), а также зависимости пищевой — стремлению к потреблению легкоусваиваемых углеводов, приводящему к перееданию;

б) поведения, связанного с риском, будь то навязчивое влечение
к азартным играм (геблинг) либо многие так называемые экстремальные виды спорта (риск для жизни);

в) повышенной агрессивности, в том числе приводящей к антисоциальному поведению.
Следствием же описанного эмоционального дисбаланса являются разнообразные психосоматические расстройства, возникающие на тревожно-депрессивном фоне.

Теоретические предпосылки восстановления высших психических функций.

Восстановление высших психических функций — раздел нейропсихологии, посвященный изучению механизмов и методов восстановления высших психических функций, нарушенных вследствие локальных поражений головного мозга. На основе представлений об общественно–исторической природе формирования высших психических функций и их системной нейропсихологической организации было выдвинуто положение о возможности восстановления пострадавших психических функций за счет перестройки функциональных систем, обусловливающих реализацию психических функций. В работах А.Р. Лурия и его учеников были раскрыты механизмы восстановления высших психических функций. Это — перевод процесса на высший, осознанный уровень; замена выпавшего звена функциональной системы новым. Также был сформулирован ряд принципов восстановительного обучения: нейропсихологическая квалификация дефекта, опора на сохранные формы деятельности, внешнее программирование восстанавливаемой функции. Практика лечения, в том числе раненых во время Великой Отечественной войны, — восстановление речевых, гностических, интеллектуальных, двигательных функций — показала эффективность этих представлений. В дальнейшем произошло соединение нейропсихологических методов восстановления с медикаментозными и социально–реабилитационными (групповые методы восстановления, изменения личности больного). Высшие психические функции.

Теория ВПФ.Концепция разрабатывалась Выготским и его школой (Леонтьев, Лурия и др.) в 20-30 гг. XX в. Одной из первых публикаций была статья «Проблема культурного развития ребенка» в журнале «Педология» в 1928 г. Следуя идее общественно-исторической природы психики, Выготский совершает переход к трактовке социальной среды не как «фактора», а как «источника» развития личности. В развитии ребенка, замечает он, существует как бы две переплетенных линии. Первая следует путем естественногосозревания. Вторая состоит в овладении культур, способами поведения и мышления. Вспомогательными средствами организации поведения и мышления, которые человечество создало в процессе своего исторического развития, являются системы знаков-символов (например, язык, письмо, система счисления и др.). Овладение ребенком связью между знаком к значением, использование речи в применении орудий знаменует возникновение новых психологических функцией, систем, лежащих в основе высших психических процессов, которые принципиально отличают поведение человека от поведения животного. Опосредованность развития человеческой психики «психологическими орудиями» характеризуется еще и тем, что операция употребления знака, стоящая в начале развития каждой из высших психических функций, первое время всегда имеет форму внешней деятельности, т. е. превращается из интерпсихической в интрапсихическую.Это превращение проходит несколько стадий. Начальная связана с тем, что человек (взрослый) с помощью определённого средства управляет поведением ребенка, направляя реализацию его какой-либо «натуральной», непроизвольной функции. На второй стадии ребенок сам уже становится субъектом и, используя данное психологическое орудие, направляет поведение другого (полагая его объектом). На следующей стадии ребенок начинает применять к самому себе (как объекту) те способы управления поведением, которые другие применяли к нему, и он – к ним. Таким образом, пишет Выготский, каждая психическая функция появляется на сцене дважды – сперва как коллективная, социальная деятельность, а затем как внутренний способ мышления ребенка. Между этими двумя «выходами» лежит процесс интериоризации, «вращивания» функции вовнутрь.Интериоризуясь, «натуральные» психические функции трансформируются и «сворачиваются», приобретают автоматизированность, осознанность и произвольность. Затем, благодаря наработанным алгоритмам внутренних преобразований, становится возможным и обратный интериоризации процесс – процесс экстериоризации – вынесения вовне результатов умственной деятельности, осуществляемых сначала как замысел во внутреннем плане. Выдвижение принципа «внешнее через внутреннее» в Культурно -исторической теории расширяет понимание ведущей роли субъекта в различных видах активности – прежде всего в ходе обучения и самообучения. Процесс обучения трактуется как коллективная деятельность, а развитие внутренних индивидуальных, свойств личности ребенка имеет ближайшим источником его сотрудничество (в самом широком смысле) с другими людьми. Гениальная догадка Выготского о значении зоны ближайшего развития в жизни ребенка позволила завершить спор о приоритетах обучения или развития: только то обучение является хорошим, которое упреждает развитие.В свете системного и смыслового строения сознания диалогичность является основной характеристикой сознания. Даже превращаясь во внутренние психические процессы, высшие психические функции сохраняют свою социальную природу – «человек и наедине с собой сохраняет функции общения». Согласно Выготскому, слово относится к сознанию как малый мир к большому, как живая клетка к организму, как атом к космосу. «Осмысленное слово есть микрокосм человеческого сознания».В воззрениях Выготского личность есть понятие социальное, в нем представлено надприродное, историческое в человеке. Оно не охватывает все признаки индивидуальности, но ставит знак равенства между личностным ребенка и его культурным, развитием. Личность «не врожденна, но возникает в результате культур, развития» и «в этом смысле коррелятом личности будет отношение примитивных и высших реакций». Развиваясь, человек осваивает собственное поведение. Однако необходимой предпосылкой этого процесса является образование личности, ибо «развитие той или иной функции всегда производно от развития личности в целом и обусловлено им».В своем развитии личность проходит ряд изменений, имеющих стадиальную природу. Более или менее стабильные процессы развития вследствие литического накопления новых потенций, разрушения одной социальной ситуации развития и возникновения других сменяются критичными периодами в жизни личности, во время которых идет бурное формирование психологических новообразований. Кризисы характеризуются единством негативной (деструктивной) и позитивной (конструктивной) сторон и играют роль ступеней в поступательном движении по пути дальнейшего развития ребенка. Видимое поведенческое неблагополучие ребенка в критическом возрастном периоде не закономерность, а скорее свидетельствонеблагоприятного течения кризиса, отсутствия изменений в негибкой педагогической системе, которая не поспевает за быстрым изменением личности ребенка.Возникшие в тот или иной период новообразования качественно меняют психологическое функционирование личности. Например, появление рефлексии у подростка совершенно перестраивает его психическую деятельность. Это новообразование является третьим уровнем самоорганизации: «Наряду с первичными условиями индивид, склада личности (задатки, наследственность) и вторичными условиями ее образования (окружающая среда, приобретенные признаки) здесь (в пору полового созревания) выступают третичные условия (рефлексия, самооформление)». Третичные функции составляют основу самосознания. В конечном счете, они тоже представляют собой перенесенные в личные психологические отношения, некогда бывшие отношениями между людьми.Однако связь между социально-культурной средой и самосознанием сложнее и состоит не только во влиянии среды на темпы развития самосознания, но и в обусловливании самого типа самосознания, характера его развития. Сущность и составляющие ВПФ. Развитие психики на уровне человека согласно материалистической точке зрения идет в основном за счет памяти, речи, мышления и сознания благодаря усложнению деятельности и совершенствованию орудий труда, выступающих как средства исследования окружающего мира, изобретению и широкому использованию знаковых систем. У человека наряду с низшими уровнями организации психических процессов, которые ему даны от природы, возникают и высшие. Память. Наличие у человека представлений говорит о том, что наши восприятия оставляют в коре мозга какие — то следы, которые сохраняются некоторое время. То же надо сказать и наших мыслях и чувствах. Запоминание, сохранение и последующее воспроизведение или узнавание того, что было в нашем прошлом опыте, называется памятью. В процессе запоминания обычно устанавливается связь одного предмета или явления с другими предметами или явлениями. Осуществляя связь между прошлыми состояниями психики, настоящим и процессами подготовки будущих состояний, память сообщает связность и устойчивость жизненному опыту человека, обеспечивает непрерывность существования человеческого «я» и выступает, таким образом, в качестве одной из предпосылок формирования индивидуальности и личности. Речь. Речь является основным средством человеческого общения. Без нее человек не имел бы возможности получать и передавать большое количество информации, в частности такую, которая несет большую смысловую нагрузку или фиксирует о себе то, что невозможно воспринять с помощью органов чувств (абстрактные понятия, непосредственно не воспринимаемые явления, законы, правила и т.п.). Без письменной речи человек был бы лишен возможности узнать, как жили, что думали и делали люди предыдущих поколений. У него не было бы возможности передать другим свои мысли и чувства. Благодаря речи как средству общения индивидуальное сознание человека, не ограничиваясь личным опытом, обогащается опытом других людей, причем в гораздо большей степени, чем это может позволить наблюдение и другие процессы неречевого, непосредственного познания, осуществляемого через органы чувств: восприятие, внимание, воображение, память и мышление. Через речь психология и опыт одного человека становятся доступными другим людям, обогащают их, способствуют их развитию. По своему жизненному значению речь имеет гтолифункшюнальный характер. Она является не только средством общения, но и средством мышления, носителем сознания, памяти, информации (письменные тексты), средством управления поведением других людей и регуляции собственного поведения человека.Соответственно множеству ее функций речь является полиморфной деятельностью, т. е. в своих различных функциональных назначениях представлена в разных формах: внешней, внутренней, монолога, диалога, письменной, устной и т. д. Хотя все эти формы речи взаимосвязаны, их жизненное назначение неодинаково. Внешняя речь, например, играет в основном роль средства общения, внутренняя — средства мышления. Письменная речь чаще всего выступает как способ запоминания информации. Монолог обслуживает процесс одностороннего, а диалог — двустороннего обмена информацией.Мышление. Прежде всего мышление является высшим познавательным процессом. Оно представляет собой порождение нового знания, активную форму творческого отражения и преобразования человеком действительности. Мышление порождает такой результат, какого ни в одной действительности, ни у субъекта на данный момент времени существует. Мышление (в элементарных формах оно имеется и у животных) также можно понимать как получение новых знаний, творческое преобразование имеющихся представлений. Отличие мышления от других психологических процессов состоит также в том, что оно почти всегда связано с наличием проблемной ситуации, задачи, которую нужно решить, и активным изменением условий, в которых эта задача задана. Мышление в отличие от восприятия выходит за пределы чувственно данного, расширяет границы познания. В мышлении на основе сенсорной информации делаются определенные теоретические и практические выводы. Оно отражает бытие не только в виде отдельных вещей, явлений и их свойств, но и определяет связи, существующие между ними, которые чаще всего непосредственно, в самом восприятии человеку не даны. Свойства вещей и явлений, связи между ними отражаются в мышлении в обобщенной форме, в видезаконов, сущностей. На практике мышление как отдельный психический процесс не существует, оно незримо присутствует во всех других познавательных процессах: в восприятии, внимании, воображении, памяти, речи. Высшие формы этих процессов обязательно связаны с мышлением, и степень его участия в этих познавательных процессах определяет и уровень развития. Мышление — это движение идей, раскрывающее суть вещей. Его итогом является не образ, а некоторая мысль, идея. Специфическим результатом мышления может выступить понятие — обобщенное отражение класса предметов в их наиболее общих и существенных особенностях. Мышление — это особого рода теоретическая и практическая деятельность, предполагающая систему включенных в нее действий и операций ориентировочно- исследовательского, преобразовательного и познавательного характера.Внимание.Внимание в жизни и деятельности человека выполняет много различных функций. Оно активизирует нужные и тормозит ненужные в данный момент психологические и физиологические процессы, способствует организованному и целенаправленному отбору поступающей в организм информации в соответствии с его актуальными потребностями, обеспечивает избирательную и длительную сосредоточенность психической активности на одном и том же объекте или деятельности. С вниманием связаны направленность и избирательность познавательных процессов. Их настройка непосредственно зависит от того, что в данный момент времени представляется наиболее важным для организма, для реализации интересов личности. Вниманием определяется точность и детализация восприятия, прочность и избирательность памяти, направленность и продуктивность мыслительной деятельности — словом, качество и результаты функционирования всей познавательной активности. Для перцептивных процессов внимание является своеобразным усилителем, позволяющим различать детали изображений. Для человеческой памяти внимание выступает как фактор, способный удерживать нужную информацию в кратковременной и оперативной памяти, как обязательное условие перевода запоминаемого материала в хранилища долговременной памяти. Для мышления внимание выступает как обязательный фактор правильного понимания и решения задачи. В системе межчеловеческих отношений внимание способствует лучшему взаимопониманию, адаптации людей друг к другу.Восприятие. Восприятие является чувственным отображением предмета или явления объективной действительности, воздействующей на наши органы чувств. Восприятие человека — не только чувственный образ, но и осознание выделяющегося из окружения противостоящего субъекту предмета. Осознание чувственно данного предмета составляет основную, наиболее существенную отличительную черту восприятия. Возможность восприятия предполагает у субъекта способность не только реагировать на чувственный раздражитель, но и осознавать соответственно чувственное качество как свойство определенного предмета. Для этого предмет должен выделиться как относительно устойчивый источник исходящих от него на субъект воздействий и как возможный объект направленных на него действий субъекта. Восприятие предмета предполагает поэтому со стороны субъекта не только наличие образа, но и определенной действенной установки, возникающей лишь в результате довольно высоко развитой тонической деятельности (мозжечка и коры), регулирующей двигательный тонус и обеспечивающей состояние активного покоя, необходимого для наблюдения. Восприятие поэтому, как уже указывалось, предполагает довольно высокое развитие не только сенсорного, но и двигательного аппарата. Живя и действуя, разрешая в ходе своей жизни встающие перед ним практические задачи, человек воспринимает окружающее. Восприятие предметов и людей, с которыми ему приходится иметь дело, условий, в которых протекает его деятельность, составляют необходимую предпосылку осмысленного человеческого действия. Жизненная практика заставляет человека перейти от непреднамеренного восприятия к целенаправленной деятельности наблюдения; на этой стадии восприятие уже превращается в специфическую «теоретическую» деятельность. Теоретическая деятельность наблюдения включает анализ и синтез, осмысление и истолкование воспринятого. Таким образом, связанное первично в качестве компонента или условия с какой-либо конкретной практической деятельностью, восприятие в конце концов в форме наблюдения переходит в более или менее сложную деятельность мышления, в системе которого оно приобретает новые специфические черты. Развиваясь в другом направлении, восприятие действительности переходит в связанное с творческой деятельностью создание художественного образа и эстетическое созерцание мира. Воспринимая, человек не только видит, но и смотрит, не только слышит, но и слушает, а иногда он не только смотрит, но рассматривает или всматривается, не только слушает, но и прислушивается, он часто активно выбирает установку, которая обеспечит адекватное восприятие предмета; воспринимая, он таким образом, производит определенную деятельность, направленную на то, чтобы привести образ восприятия в соответствие с предметом, необходимое в конечном счете в силу того, что предмет является объектом не только осознания, но и практического действия, контролирующего это осознание. Признаки ВПФ. Современные исследования значительно расширили и углубили общие представления о закономерностях, сущности, структуре ВПФ. Выготским и его последователями было выделено четыре основных признака ВПФ — сложность, социальность, посредованность и произвольность. Сложность проявляется в том, что ВПФ многообразны по особенностям формирования и развития, по структуре и составу условно выделенных частей и связей между ними. Кроме того, сложность определяется спецификой отношений некоторых результатов филогенетического развития человека (сохраняющихся в современной культуре) с результатами онтогенетического развития на уровне психических процессов. За время исторического развития человеком созданы уникальные знаковые системы, позволяющие осмыслить, интерпретировать и постигать сущность явлений окружающего мира. Эти системы продолжают развиваться и совершенствоваться. Их изменение определенным образом сказывается и на динамике самих психических процессов человека. Таким образом, осуществляется диалектика психических процессов, знаковых систем, явлений окружающего мира. Социальность ВПФ определяется их происхождением. Они могут развиваться только в процессе взаимодействия людей друг с другом. Основной источник возникновения — интериоризация, т.е. перенос («вращивание») социальных форм поведения во внутренний план. Интериоризация осуществляется при формировании и развитии внешних и внутренних отношений личности. Здесь ВПФ проходят две стадии развития. Сначала как форма взаимодействия между людьми (интерпсихическая стадия). Затем как внутреннее явление (интрапсихическая стадия). Обучение ребенка говорить и мыслить — яркий пример процесса интериоризации. Опосредованность ВПФ видна в способах их функционирования. Развитие способности к символической деятельности и овладение знаком является основным компонентом опосредованности. Слово, образ, число и другие возможные опознавательные приметы явления (например, иероглиф как единство слова и образа) определяют смысловую перспективу постижения сущности на уровне единства абстрагирования и конкретизации. В этом смысле мышление как оперирование символами, за которыми стоят представления и понятия, или творческое воображение как оперирование образами, представляют собой соответствующие примеры функционирования ВПФ. В процессе функционирования ВПФ рождаются познавательные и эмоционально-волевые компоненты осознания: значения и смыслы. Произвольными ВПФ являются по способу осуществления. Благодаря опосредованности, человек способен осознавать свои функции и осуществлять деятельность в определенном направлении, предвосхищая возможный результат, анализируя свой опыт, корректируя поведение и деятельность. Произвольность ВПФ определяется и тем, что индивид способен действовать целенаправленно, преодолевая препятствия и прилагая соответствующие усилия. Осознаваемое стремление к цели и приложение усилий обусловливает сознательную регуляцию деятельности и поведения. Можно сказать, что идея ВПФ исходит из представления о формировании и развитии волевых механизмов в человеке. В целом, современные научные представления о феномене ВПФ несут в себе основы понимания развития личности в следующих направлениях. Во-первых, социальное развитие человека как формирование системы отношений с людьми и явлениями окружающей действительности. Во-вторых, интеллектуальное развитие как динамика психических новообразований, связанных с усвоением, переработкой и функционированием различных знаковых систем. В-третьих, творческое развитие как формирование способности к созданию нового, нестандартного, оригинального и самобытного. В-четвертых, волевое развитие как способность к целенаправленным и результативным действиям; возможность преодоления препятствий на основе саморегуляции и устойчивости личности.При этом социальное развитие нацелено на успешную адаптацию; интеллектуальное — на понимание сущности явлений окружающего мира; творческое — на преобразование явлений действительности и самоактуализацию личности; волевое — на мобилизацию человеческих и личностных ресурсов для достижения цели. Высшие психические функции развиваются только в процессе воспитания и социализации. Они не могут возникнуть у ферального человека (феральные люди, по определению К Линнея, — это индивидуумы, выросшие в изоляции от людей и воспитанные в сообществе животных). У таких людей отсутствуют основные качества ВПФ: сложность, социальность, опосредованность и произвольность. Конечно, некоторые элементы данных качеств мы можем найти и в поведении животных. Например, обусловленность действий дрессированной собаки можно соотнести с качеством опосредованности функций. Однако, высшие психические функции развиваются только в связи с формированием интериоризированных знаковых систем, а не на уровне рефлекторной деятельности, даже если она приобретает обусловленный характер. Таким образом, одним из важнейших качеств ВПФ является опосредованность, связанная с общим интеллектуальным развитием человека и владением многочисленными знаковыми системами. Локализация ВПФ. Локализация (от лат. localis — местный) — отнесение высших психических функций к конкретным мозговым структурам. Проблема локализации ВПФ разрабатывается нейропсихологией, нейроанатомией, нейрофизиологией и др.История изучения локализации ВПФ восходит к античности (Гиппократ, Гален и др.). Представители узкого локализационизма рассматривали психологические функции как единые, неразложимые на компоненты “психические способности”, осуществляемые ограниченными участками коры мозга — соответствующими мозговыми “центрами”. Считалось, что поражение “центра” ведет к выпадению соответствующей функции. Логическим завершением идей наивного локализационизма явились френологическая карта Ф. Галля и локализационная карта К. Клейста, представляющие работу коры больших полушарий как совокупность функций различных “центров” психических способностей. Другое направление — “антилокализационизм” рассматривало мозг как единое недифференцированное целое, с которым в равной степени связаны все психические функции. Отсюда следовало, что поражение любой области мозга ведет к общему нарушению функции (например, к снижению интеллекта), а степень нарушения функции не зависит от локализации и определяется массой пораженного мозга. Согласно теории системной динамической локализации ВПФ, мозг — субстрат психических функций работает как единое целое, состоящее из множества высокодифференцированных частей, каждая из которых выполняет свою специфическую роль. Непосредственно с мозговыми структурами следует соотносить не всю психическую функцию и даже не отдельные ее звенья, а те физиологические процессы (факторы), которые осуществляются в соответствующих структурах. Нарушение этих физиологических процессов приводит к появлению первичных дефектов, распространяющихся на целый ряд взаимосвязанных психических функции.

Ознакомьтесь так же:  Нужна ли прививка от пневмонии детям

Психофармакотерапия. Общие сведения о психотропных препаратах и их свойствах. Основные показания и принципы назначения. Понятие о побочных эффектах и осложнениях при лечении психотропными препаратами.

Одним из основных методов лечения психических заболеваний является психофармакотерапия — лекарственный метод лечения нервных и психических расстройств. Существуют несколько групп психотропных препаратов:

1.Нейролептики (они же антипсихотические средства) — устраняют психотическое возбуждение и страх, влияют на галлюцинаторные, бредовые, кататонические и другие расстройства, встречающиеся при психозах;

2.Транквилизаторы (или анксиолитические, купирующие тревогу) средства — блокируют невротическую тревогу и связанные с ней симптомы пограничных психических нарушений; некоторые из них обладают также противоэпилептическим действием;

Дневные(действие 2-4 часа), ночные(6-8). Основные показания: фобии(страхи), НПН, инсомнические нарушения. Препараты: феназемпам, Тазепам(дневной), Фенебут(детский). Отрицател.: быстро вырабатывается зависимость 2-3 мес, очень устойчиво понижает психомоторные реакции. Механизм действия в основном на синаптическом уровне, блокируют рецепторы.

3.Антидепрессанты — смягчают или устраняют тоскливый аффект при депрессиях, оказывая одновременно седативное (успокаивающее) или стимулирующее действие;

4.Психостимуляторы — повышают уровень бодрствования, устраняют сонливость, астенические синдромы;

Показания: физически ослабленным людям, при астенических состояниях, для повышения работоспособности. Препараты: Сиднокарб (для экстренной активизации физической и умственной работоспособности. Кофеин.

5.Ноотропные препараты — повышают уровень психической активности, положительно влияют на расстройства памяти и умственной деятельности, особенно при органических психических заболеваниях. Энергизаторы, повышают синтез АТФ. Показания: астенические состояния, нарушения памяти, внимания, после нейроинфекций. Препараты: пирацетам, бемитил.

6. Витамины. В1, В6, В12 – нормализуют функциональное состояние НС. С – защитная функция. А – для регенерации кожи, волос. D – рыбий жир – костный скелет.

Основные принципы назначения лекарственных препаратов

1. Врачи-непсихиатры должны ознакомиться с одним лекарственным препаратом в каждом из четырех классов, чтобы хорошо знать показания к применению, эффективность и побочные эффекты.

Ознакомьтесь так же:  Малярия возбудитель заболевания

2. Следует избегать избыточного применения препаратов или одновременного назначения нескольких средств.

3. Анамнестические данные об эффективности препарата обычно позволяют рассчитывать на его эффективность при повторном приеме.

4. Две основные ошибки при назначении психотропных препаратов — это недостаточная дозировка и нетерпение; эффект от оптимальной дозы препарата наступает через недели или месяцы.

5. Фармакокинетика психотропных препаратов у пожилых больных отличается пролонгированным биологическим периодом полувыведения из организма.

6. Отсутствие терапевтического эффекта от применения лекарственного препарата определенного класса не означает, что назначение другого препарата этого класса также будет неэффективным.

7. Врач никогда не должен внезапно отменять препарат; следует уменьшать дозу в течение 2-4 нед.

8. Врачи, редко назначающие психотропные средства, должны каждый раз при назначении препарата просматривать перечень побочных эффектов; больные и члены их семей должны быть информированы о возможных побочных действиях лекарства.

Показания к назначению психотропных средств

Психофармакологические средства используются в основном исходя из соображений лечебного характера в следующих случаях:

— при необходимости преодоления вегетативных и функциональных нарушений, поддерживаемых психическим напряжением и конфликтными ситуациями;

— в тех случаях, когда основное заболевание сопровождается массивными функциональными нарушениями и пациент болезненно реагирует на основное заболевание;

— при так называемых психосоматических заболеваниях;

— когда соматическому заболеванию сопутствуют выраженное состояние страха, напряженность, подавленное настроение, отсутствие побуждений, утомляемость;

— когда вегетативные и соматические побочные явления, вызываемые психотропными препаратами, могут быть использованы для лечебного влияния на некоторые болезненные симптомы;

— при так называемой адаптации к больничным условиям.

Опытным клиницистам известно, что больной перед помещением его в стационар или в первые дни госпитализации испытывает определенное волнение. Некоторые больные полны тревоги, а иногда даже напряженного испуга из-за опасения, что у них будет обнаружено тяжелое заболевание. Другие боятся ощущения болей и напряжения, связанного с лечебными процедурами; третьи испытывают неудобство из-за совместного пребывания с другими больными, чаще всего незнакомыми людьми. Так или иначе, но любой больной в зависимости от особенностей своего характера волнуется в связи с фактом госпитализации и необходимостью общения с врачом.

Все это говорит о важности адаптации больного в первые дни пребывания в больнице, когда определяется его эмоциональное отношение к лечению, что играет большую роль в эффективности терапии, особенно при заболеваниях, имеющих непосредственную связь с переживаниями. Кроме общего действия, ряд психотропных препаратов обладает специфическими свойствами для купирования определенных симптомов и синдромов, например головокружения, рвоты, тошноты, спазмов и др.

Побочные эффекты и осложнения при лечении психотропными средствами.

Нейролептики. Основные побочные эффекты при лечении нейролептиками образуют нейролептический синдром. Ведущими клиническими проявлениями этого синдрома считают экстрапирамидные расстройства с преобладанием либо гипо-, либо гиперкинетических нарушений. К гипокинетическим расстройствам относится лекарственный паркинсонизм, проявляющийся повышением мышечного тонуса, тризмом, ригидностью, скованностью и замедленностью движений и речи. Гиперкинетические нарушения включают тремор могут наблюдаться явления акатизии — чувства неусидчивости, «беспокойства в ногах», сочетающейся с тасикинезией (потребностью двигаться, менять положение). В тяжелых случаях акатизия сопровождается тревогой, ажитацией, расстройствами сна. К особой группе дискинезии относят позднюю дискинезию (tardive dyskinesia), выражающуюся в непроизвольных движениях губ, языка, лица, реже — хореиформных движениях конечностей

К тяжелым осложнениям нейролептической терапии относятся общие аллергические и токсические реакции, гепатиты, патологические изменения органа зрения (патологическая пигментация преломляющих сред, сочетающаяся с патологической пигментацией кожи рук и лица — «кожно-глазной синдром», токсические изменения сетчатки), нарушение картины крови (лейкопения, агранулоцитоз, апластическая анемия, тромбоцитопения). Среди психических расстройств, связанных с терапией, наблюдаются анестетическая депрессия, тягостное нарушение чувства сна, делирий (чаще он возникает при резком изменении доз нейролептиков у лиц с органическими заболеваниями ЦНС, пожилых или детей), эпилептиформные припадки.

Антидепрессанты. Побочные эффекты, относящиеся к ЦНС и вегетативной нервной системе, выражаются головокружением, тремором, дизартрией, нарушением сознания в виде делирия, эпилептиформными припадками. При лечении антидепрессантами встречаются также такие побочные явления, как сухость слизистых оболочек, нарушение аккомодации, повышение внутриглазного давления, гипо- или атония кишечника (запоры), задержка мочеиспускания.

Транквилизаторы. Побочные действия в процессе лечения транквилизаторами чаще всего проявляются сонливостью в дневное время, вялостью, мышечной слабостью, нарушениями концентрации внимания, кратковременной памяти, а также замедлением скорости психических реакций. В некоторых случаях развиваются парадоксальные реакции в виде тревоги, бессонницы, психомоторного возбуждения, галлюцинаций. Значительно реже возникают атаксия, дизартрия, тремор.

Ноотропы. Побочные эффекты при лечении ноотропами наблюдаются редко. Иногда появляются нервозность, раздражительность, элементы психомоторного возбуждения и расторможенности влечений, а также тревожность и бессонница. Возможны головокружение, головная боль, тремор; в некоторых случаях диспепсические явления — тошнота, боли в животе.

Стимуляторы. Эти препараты оказывают побочное действие на ЦНС (тремор, эйфория, бессонница, раздражительность, головные боли, а также признаки психомоторного возбуждения). Могут наблюдаться нарушения вегетативной нервной системы — потливость, сухость слизистых оболочек, анорексия, а также расстройства сердечно-сосудистой деятельности — аритмия, тахикардия, повышение АД.