Синдром гиперстимуляции яичников беременность

Оглавление:

Осложнения ЭКО

Медицинский риск, связанный с ЭКО, зависит от этапа лечения. Стимуляция суперовуляции влечет за собой риск развития синдрома гиперстимуляции яичников (СГЯ).

Cиндром гиперстимуляции яичников: причины

Синдром гиперстимуляции яичников. Стадии

Около 30% пациенток, проходящих стимуляцию яичников, имеют СГЯ легкой степени, для преодоления которого достаточно ограничить физическую активность и принимать болеутоляющие препараты. При синдроме гиперстимуляции средней степени у пациенток аккумулируется жидкость в брюшной полости, и появляются боли в области желудочно-кишечного тракта. Эти женщины нуждаются в постоянном наблюдении, но обычно бывает достаточно амбулаторного лечения. Постепенно состояние таких пациентов улучшается без дополнительного вмешательства, но в случае наступления беременности улучшение может затянуться на несколько недель. У 1-2 % пациентов развивается СГЯ тяжелой степени, характеризуемый аккумуляцией жидкости в брюшной и плевральной полости, нарушениями электролитического баланса, повышенной свертываемостью крови, и иногда – образованием сгустков в крови. Если появляются затруднения при дыхании, может потребоваться откачивание жидкости из брюшной полости. Пациенты с тяжелой формой гиперстимуляции яичников нуждаются в госпитализации до улучшения их состояния, на что может потребоваться несколько недель.

Последствия суперовуляции

Как правило, после проведения стимуляции суперовуляции некоторое время яичники остаются увеличенными в размерах в 1,5-2 раза. Это связано с тем, что на месте аспирированных фолликулов формируются «желтые тела», поддерживающие беременность до 10-12 недель. Увеличенные яичники становятся чрезвычайно подвижными, и могут в редких случаях перекрутиться на своих связках. Перекрут яичника ведет к нарушению кровообращения в нем и впоследствии к некрозу – гибели яичника. Перекрут проявляется резкой болью, интенсивность которой постоянно увеличивается. В таких ситуациях показано проведение лапароскопической операции с «раскручиванием» яичника, а если произошли необратимые изменения в яичнике, то удаление части или всего яичника.

Другое редкое осложнение, которое требует проведения лапароскопической операции – это возникновение кровотечения из кист увеличенного яичника. Кровотечение проявляется развитием общей слабости, сонливости, учащенным сердцебиением, иногда болями в животе.

После переноса эмбрионов пациенты должны тщательно следить за своим состоянием. С целью профилактики развития этих серьезных осложнений пациентам рекомендуется ограничивать физическую активность, исключать половую жизнь в течение первых двух месяцев беременности после ЭКО.

ЭКО, воспалительный процесс, рак яичников. Есть ли взаимосвязь?

Хотя в некоторых ранних публикациях высказывалось предположение, что использование стимулирующих препаратов может увеличить риск заболевания раком яичников, многочисленные недавние исследования не обнаружили никакой связи между препаратами для стимуляции суперовуляции и раком яичников или других органов.

Определенный риск связан с процедурой пункции яичников. Пункция чревата теми же осложнениями, что и любая хирургическая операция, требующая анестезии. Кроме того, пункция несет небольшой риск кровотечения, инфицирования, повреждения мочевого пузыря, кишечника или кровеносного сосуда. Однако операционное вмешательство для ликвидации осложнений после пункции яичников требуется менее чем одной пациентке из тысячи. В редких случаях может произойти развитие воспалительного процесса уже после переноса эмбрионов.

ЭКО беременность: риски

В ходе беременности и родов могут проявиться различные патологии развития плода, внематочная беременность, самопроизвольный выкидыш, мертворождение, многоплодная беременность и рождение ребенка с врожденными патологиями. Если Вы проходите лечение методом экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), Вам необходимо знать, что само по себе бесплодие, возраст, наличие многоплодия могут повысить риск преждевременных родов или мертворождения. Многоплодная беременность увеличивает риск преждевременных родов и риск развития неврологических заболеваний, таких как детский церебральный паралич. В случае многоплодной беременности (беременность двойней или тройней) Вам необходимого находиться под наблюдением опытного акушера-гинеколога, который при необходимости направит Вас в медицинское учреждение с соответствующей неонатальной службой.

Многоплодная беременность при ЭКО

Риск многоплодной беременности существует при проведении всех вариантов вспомогательных репродуктивных технологий, связанных с переносом более одного эмбриона. Хотя многие пациенты считают двойню очень хорошим исходом лечения, многоплодие связано со многими проблемами во время беременности и родов, и эти проблемы встречаются гораздо чаще и становятся более серьезными в случае беременности тройней и каждым последующим плодом. Женщинам с многоплодной беременностью может потребоваться провести недели и даже месяцы в кровати или в больнице, чтобы попытаться избежать преждевременных родов. Риск преждевременных родов при многоплодной беременности очень велик, и дети могут родиться слишком рано, чтобы выжить. Недоношенные дети требуют длительного, интенсивного ухода и часто имеют различные проблемы со здоровьем в течение всей жизни.

Редукция при многоплодной беременности

Некоторые пары могут рассмотреть редукцию многоплодной беременности, чтобы снизить риски, связанные с многоплодием, но это, скорее всего, будет очень трудным решением. При селективной редукции один или несколько плодов останавливают в развитии (обычно путем введения токсического химического вещества, такого как хлористый калий, в сердце плода под контролем ультразвука). В большинстве случаев этот плод затем рассасывается, а остальные продолжают развиваться. Конечно, существует риск потери всех плодов в результате выкидыша (как следствие случайной травмы при выполнении редукции), и он составляет около 10% даже при выполнении данной процедуры опытным врачом.

Кровянистые выделения после ЭКО

Кровянистые выделения в первом триместре беременности могут указывать на начавшийся выкидыш или внематочную беременность. Если начались кровянистые выделения, необходимо срочно пройти обследование, чтобы выявить их причину. По некоторым данным, ранние кровянистые выделения чаще встречаются у женщин после ЭКО, но они не обязательно связаны с риском прерывания беременности, как в случае женщин, зачавших естественным путем. Поэтому нельзя самостоятельно прекращать прием препаратов для поддержки беременности, назначенных врачом после переноса эмбрионов, поскольку ранние кровянистые выделения далеко не всегда означают начало менструации.

Внематочная беременность при ЭКО

Риск внематочной беременности после ЭКО составляет 2-3%. Внематочная беременность случается не из-за самой процедуры ЭКО, а из-за того, что многие женщины, проходящие лечение методами ВРТ, имеют поврежденные фаллопиевы трубы, что повышает их предрасположенность к внематочной беременности.

Патологии при ЭКО

Риск врожденных патологий в случае проведения ЭКО не превышает риск врожденных патологий при естественном зачатии. Определенный риск генетических патологий существует вне зависимости от того, был ли ребенок зачат с помощью ЭКО или естественным путем. При проведении ИКСИ по причине тяжелого мужского бесплодия генетические дефекты, являющиеся причинами бесплодия мужского, могут передаваться от отца сыну.

В заключение

Вспомогательные репродуктивные технологии требуют от супругов значительных физических, финансовых и эмоциональных затрат. Возможен психологический стресс, и многие пары говорят о том, что испытывают настоящую психологическую встряску. Необходимое лечение является весьма дорогостоящим. Как правило, пациенты надеются только на благоприятный исход, но цикл лечения может закончиться и неудачей. Пациент может чувствовать разочарование, злость, негодование и одиночество. Иногда чувство разочарования ведет к депрессии и низкой самооценке, особенно сразу после неудачной попытки ЭКО. В этот момент очень важна поддержка друзей и родственников. Как дополнительное средство поддержки и преодоления стресса можно посоветовать посещение психолога, который поможет преодолеть напряжение, страх и страдание, связанное с бесплодием и его лечением.

Гиперстимуляция при ЭКО

Процедура экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) предусматривает проведение нескольких поочередных этапов. Первый этап – это стимуляция суперовуляции, чтобы в фолликулах женщины вырабатывалось намного больше яйцеклеток, чем обычно. Созревание в яичнике нескольких фолликулов достигается путем приема специальных препаратов. Обычно после их приема образуется от 10 до 12 фолликулов. Естественно, увеличенное количество одновременно созревших фолликулов значительно повышает шансы на зачатие, но также увеличивает выработку эстрадиола, что ведет к определенным последствиям. Следующий этап – это пункция фолликулов, взятие яйцеклеток. Во время третьего этапа врач производит их оплодотворение сперматозоидами «в пробирке». Если все идет хорошо, примерно на 3-5 день из уже образовавшихся эмбрионов выбирают одного (максимум двух), которых пересаживают в матку женщины. Тех эмбрионов, которые остались, замораживают, чтобы использовать в случае, если беременность на этот раз не наступит.

Вроде, механизм ясен и, на первый взгляд, не такой уж и сложный. Кажется, ну, не может женщина забеременеть, сделает ЭКО и все! В большинстве случаев, так оно и есть. Но, как и в любом вопросе, здесь есть другая сторона медали. К сожалению, не очень приятная.

Что такое гиперстимуляция при ЭКО?

Оказывается, у некоторых женщин препараты, которые применяются для стимуляции суперовуляции, провоцируют синдром гиперстимуляции. Каждая женщина по-своему переносит это состояние. Бывают и очень тяжелые случаи. Особенно часто они регистрируются у женщин с диагнозом «синдром поликистозных яичников» (СПКЯ). Если у женщины диагностирован СПКЯ, ей необходимо снижение дозы препарата.

Синдром гиперстимуляции яичников является самым серьезным и очень опасным осложнением, которое может возникнуть при экстракорпоральном оплодотворении. Развивается гиперстимуляция уже на этапе суперовуляции, но проявляется, как правило, немного позже – после имплантации эмбриона в полость матки женщины.

Если у женщины с гиперстимуляцией яичников беременность в результате ЭКО все-таки наступила, то состояние беременной, за счет физиологических гормональных изменений, еще больше усугубляется. В некоторых случаях симптомы гиперстимуляции сохраняются в течении 10, а то и 12 недель. Кстати, установлено, что, чем раньше гиперстимуляция проявила себя, тем сложнее она будет протекать.

У кого может возникнуть гиперстимуляция при ЭКО?

Хотя синдром гиперстимуляции – заболевание, которое вызывается врачебным вмешательством, ни один врач не может со стопроцентной точностью ответить пациентке, угрожает ли ей синдром гиперстимуляции. Тем не менее, есть определенные факторы, которые могут способствовать возникновению гиперстимуляции яичников. Среди них: генетическая предрасположенность женщин в возрасте до 35 лет (светловолосых и не склонных к полноте), синдром поликистозных яичников, повышенное количество эстрадиола в крови, аллергические реакции, использование а-ГнРГ с целью суперстимуляции, поддержка лютеиновой фазы препаратами ХГЧ.

Симптомы гиперстимуляции яичников при ЭКО

О развитии гиперстимуляции может свидетельствовать несколько симптомов, которые зависят от степени тяжести заболевания.

Легкая степень: небольшая отечность, увеличение объемов живота, ощущение тяжести, боли, как при менструации, учащенное мочеиспускание. Диаметр яичников увеличивается до 5-10 см.

Гиперстимуляция и беременность

Запись опубликована Наталья Х. · 19 апреля 2012

14 372 просмотра

Девочки, всем привет!

Я на стимуляции в результате которой возник синдром гиперстимуляции яичников. Все как пологается Я увеличены, фоликулярные кисты огромных размеров. но. жидкость есть, т.е. видимо овуляция была.

Вопрос: у кого-нибудь наступила беременность на фоне СГЯ и как она протекала? Заранее благодарна за ответы.

Синдром гиперстимуляции яичников: проявление, диагностика, лечение и профилактика

Гиперстимуляция яичников является осложнением процедуры ЭКО. Она проявляется как синдром и в легкой степени развивается у большинства пациенток. Опасность представляет тяжелое течение такого осложнения, способное привести к бесплодию, почечно-печеночной недостаточности, инфаркту. Поэтому важно своевременно выявить и устранить проблему.

Что такое синдром гиперстимуляции яичников?

Одним из этапов ЭКО является прием препаратов, которые увеличивают количество растущих фолликулов и созревающих в них яйцеклеток. Гиперстимуляция яичников часто проводится Клостилбегитом. В результате большее количество материала удается собрать, а, значит, выше вероятность успешного оплодотворения, развития эмбриона в пробирке и его имплантации в матке.

Существенный побочный эффект таких препаратов – одновременное образование множества фолликулов в яичниках. Это приводит к их увеличению, сопровождающемуся чувством дискомфорта и распирания в нижней части живота.

При синдроме гиперстимуляции яичников их размеры увеличиваются в значительной степени, тогда как небольшое набухание может считаться физиологичным и проходит самостоятельно через несколько дней.

Кому он может грозить?

Гиперстимуляция яичников при ЭКО и беременности чаще всего происходит у женщин из следующих групп риска:

  • возраст менее 35 лет;
  • худоба, недостаток массы тела;
  • склонность к аллергическим реакциям;
  • поликистоз яичников;
  • наличие высокоактивного эстрадиола в сыворотке крови;
  • ранее диагностированный синдром гиперстимуляции яичников;
  • стимуляция суперовуляции при помощи ГнРГ (гонадотропин рилизинг гормона);
  • применение высоких и повторных доз экзогенного ХГЧ.

Таким образом, СГЯ подвержено большинство женщин, воспользовавших ЭКО. Учет факторов риска позволяет врачу выявить осложнение на ранних этапах.

Существуют две формы синдрома гиперстимуляции яичников:

  1. Ранний СГЯ. Развивается практически сразу после созревания яйцеклетки (овуляции). При несостоявшейся имплантации плодного яйца, то есть при отсутствии беременности, он проходит самостоятельно с наступлением очередного менструального цикла. Если же зародыш успешно закрепляется на стенке матки, и начинается период его вынашивания, то ранний СГЯ требует лечения, так как велика вероятность перехода в позднюю форму.
  2. Поздний СГЯ. Развивается из раннего при наступлении беременности. Проявляется с 5 по 12 неделю гестации. Часто протекает тяжело, требует немедленного лечения.

В зависимости от того, насколько выражены признаки гиперстимуляции яичников, различают 4 степени синдрома: легкую, среднюю, тяжелую и критическую. В первом случае женщин едва замечает дискомфорт внизу живота, в последнем – состояние требует срочной госпитализации.

Гиперстимуляция яичников при ЭКО

Причина развития гиперстимуляции яичников – введение препаратов, которые увеличивают количество фолликулов и созревающих яйцеклеток. Они применяются при бесплодии, ановуляторных циклах, экстракорпоральном оплодотворении и других вспомогательных репродуктивных процедурах.

Чем опасна гиперстимуляция яичников при ЭКО? Введение препаратов для стимуляции овуляции приводит к тому, что в организме начинается усиленная выработка эстрогена и прогестерона (гормонов беременности).

Они расширяют просвет в сосудах и делают их стенки более проницаемыми. Из-за этого жидкость скапливается в полостях организма (возле легких, сердца, в брюшине). Яичники сильно увеличиваются, растягиваются, возникает боль.

Гиперстимуляция яичников во время беременности

Многих женщин, решившихся на процедуру ЭКО, беспокоит вопрос, можно ли забеременеть при гиперстимуляции яичников. Даже при искусственно вызванной гиперфункции яичников происходит овуляция, а пересаженные после культивирования эмбрионы имплантируются в матку. Но вероятность этого как минимум в два раза ниже, чем при естественном цикле.

При наступлении беременности гиперстимуляция яичников переходит в более тяжелую форму. В организме женщины происходят физиологические, гормональные изменения, в частности, усиливается производство эндогенного ХГЧ. Ухудшение самочувствия наблюдается с 5 по 12 неделю, симптомы нарастают быстро и при отсутствии медицинской помощи приводят к тяжелому состоянию.

Беременность, развивающаяся на фоне гиперстимуляции яичников, протекает с осложнениями. В 1 триместре увеличивается вероятность выкидыша, в 3 – преждевременных родов. На протяжении всего периода вынашивания существует высокий риск фетоплацентарной недостаточности и, как следствие, кислородного голодания плода, задержки внутриутробного развития.

Симптомы и развитие

Ранний синдром гиперстимуляции яичников имеет симптомы, которые не доставляют особого беспокойства женщине: чувствуется дискомфорт, тяжесть и распирание внизу живота, иногда – легкая болезненность. Яичники становятся больше, в животе накапливается жидкость, нарушается кровообращение. Некоторые женщины обращают внимание на увеличение объема талии, незначительную прибавку веса, легкую отечность.

Переход СГЯ в более тяжелую стадию сопровождается усилением боли внизу живота, увеличением отеков и объема живота. Скопление жидкости происходит не только в брюшной полости, но и в плевральной, перикардиальной. Развивается одышка, гипотония, тахикардия. Большую часть времени женщина находится в постели в положении полусидя. Появляется тошнота, рвота, жидкий стул, скапливаются газы.

Гиперстимуляция яичников с такими симптомами может привести к серьезным последствиям, требуется срочная госпитализация в стационар, комплексное обследование и лечение.

Диагностика

Лечение синдрома гиперситмуляции яичников назначается на основе данных диагностики.

Она включает в себя:

  • изучение жалоб и анамнеза пациентки;
  • общий и гинекологический осмотр, в том числе пальпацию живота;
  • УЗИ органов малого таза и брюшной полости;
  • анализ крови (общий, биохимический, на гормоны);
  • анализ мочи;
  • ЭКГ и УЗИ сердца;
  • рентген грудной клетки.

Список обследований может быть сокращен или увеличен, в зависимости от клинической картины синдрома. Иногда назначается консультация узких специалистов: пульмонолога, кардиолога, гастроэнтеролога.

Лечение легкой степени гиперстимуляции яичников можно проводить в домашних условиях. Необходимо как можно больше пить (кроме газированных и алкогольных напитков), полноценно и сбалансировано питаться, на несколько недель воздержаться от половых контактов и физических нагрузок. Чтобы отслеживать, не происходит ли развитие синдрома, нужно ежедневно оценивать количество отделяемой мочи и изменения веса.

Средняя и тяжелая степень СГЯ лечится в условиях стационара. Назначаются препараты, снижающие проницаемость сосудистых стенок, и средства для предупреждения тромбоэмболии. При осложнениях – антибиотики и гемодиализ. Чтобы улучшить состав крови, проводятся сеансы плазмафереза.

При тяжелом синдроме гиперстимуляции яичников выполняется пункция асцитической жидкости, операция (если есть кисты или внутренние кровотечения).

Осложнения

К осложнениям синдрома гиперстимуляции яичников относятся:

  • развитие асцита – скопление большого объема жидкости в брюшной полости;
  • острая дыхательная и/или сердечная недостаточность из-за скопления жидкости вокруг органов;
  • острая почечная недостаточность вследствие уменьшения объема крови и увеличения ее густоты;
  • разрывы яичников, кровотечения;
  • внематочное закрепление плодного яйца;
  • перекрут яичников.
Ознакомьтесь так же:  Отвар из ревеня от гепатита

Последствия

Последствия гиперстимуляции яичников зависят от того, насколько своевременно была оказана медицинская помощь. Вероятность их развития увеличивается пропорционально степени тяжести синдрома.

Наиболее серьезным последствием является синдром преждевременного истощения яичников. Вследствие их искусственной симуляции функционирование прекращается раньше времени, до наступления климакса. Останавливается созревание яйцеклеток, нарушаются и исчезают менструации. Если истощены оба яичника, женщина становится бесплодной.

Профилактика

Как избежать развития синдрома гиперстимуляции яичников при ЭКО?

Основные меры профилактики заключаются в следующем:

  • криоконсервация культивированных эмбрионов до наступления естественного менструального цикла (не стимулированного препаратами);
  • отмена или уменьшение дозы стимулирующих препаратов;
  • постоянный контроль концентрации эстрогенов в цикле ЭКО;
  • тщательное наблюдение врача за состоянием пациентки.

Чтобы не допустить перехода легкой степени СГЯ в более тяжелые, необходимо сообщать врачу даже о незначительных изменениях в самочувствии. Это особенно важно, если оплодотворение прошло успешно, и начала развиваться беременность.

Синдром гиперстимуляции яичников появляется из-за применения гормональных препаратов на начальных этапах ЭКО. В легкой степени он диагностируется у большинства пациенток и может быть устранен в короткие сроки, иногда даже без использования медикаментов.

При наступлении беременности риск усиления СГЯ выше, поэтому требуется наблюдение врача. При среднем и тяжелом течении лечение проводится в стационаре.

Автор: Ольга Ханова, врач,
специально для Mama66.ru

Полезное видео об СГЯ

Синдром гиперстимуляции яичников – современный взгляд на проблему

Появление группы методов вспомогательных репродуктивных технологий в 80-х гг. ХХ века дало шанс получить долгожданную беременность миллионам пар, в том числе в тех случаях, когда традиционная в те времена медицина оставалась бессильной. Стремление повысить эффективность лечебных программ ЭКО было сопряжено с необходимостью получения большего числа яйцеклеток хорошего качества во время пункции яичников, что, естественно, определяло применение в той или иной мере агрессивных схем стимуляции суперовуляции.

Врачи гинекологи-репродуктологи столкнулись с новым в то время состоянием – синдромом гиперстимуляции яичников – осложнением программ ЭКО, вносящим в программу лечения значительный дискомфорт для пациентов и в некоторых случаях – угрожающим их жизни.

Прошло время, активное развитие методик эмбриологического этапа программы ЭКО позволило с достаточной долей эффективности получать беременность у пациенток даже из 1-2 яйцеклеток, внедрение методик криоконсервации ооцитов и эмбрионов, а также расширение знаний о синдроме гиперстимуляции яичников – сегодня позволяет эффективно прогнозировать, лечить и предупреждать это грозное осложнение в современной клинике ЭКО.

Что такое синдром гиперстимуляции яичников

Синдром гиперстимуляции яичников (СГЯ, СГСЯ, англ. OHSS, классификация МКБ 10: N98.1) – ятрогенное (искусственно созданное) осложнение медикаментозной стимуляции функции яичников (суперовуляции), состоящие в чрезмерной неконтролируемой реакции яичников на стимуляцию, имеющее системное влияние.

По данным разных клиник частота СГЯ составляет от 0,08 до 33% среди пациентов, прошедших цикл ЭКО. Частота тяжелого СГЯ — от 0,3 до 10% пациентов, прошедших цикл ЭКО. К сожалению, регистрируются летальные случаи — 0,5% случаев тяжелого СГЯ, что в общей сложности составляет 1,5 случая на 100 тыс. проведенных циклов ЭКО.

Формы синдрома гиперстимуляции яичников

Выделяют раннюю и позднюю формы СГЯ. Ранний СГЯ развивается не позже 6 дня после трансвагинальной пункции, поздний же – после 6 дня с момента пункции. Как правило поздний СГЯ связан с имплантацией беременности в ответ на поступление в кровь секретируемым плодным яйцом ХГЧ, поэтому раньше было принято считать возникновение позднего СГЯ одним из косвенных признаков наступления беременности.

Сегодня, в связи со значительным снижением количества случаев СГЯ в целом, в большинстве случаев беременность в результате программы ЭКО наступает и без позднего СГЯ. По степени тяжести также определяют легкую, средней тяжести и тяжелую формы СГЯ.

Патогенетический механизм СГЯ сегодня до конца не изучен и является предметом обсуждения. Исследователи сходятся во мнении, что пусковым механизмом СГЯ является появление в крови хорионического гонадотропина (ХГЧ), либо в некоторых случаях — предовуляторное повышение уровня ЛГ.

Считается, что воздействие ХГЧ либо ЛГ на гранулезные клетки фолликула стимулирует образование и выделение ими так называемого фактора Х, который в дальнейшем стимулирует ангиогенез в образовавшемся желтом теле, способствует повышение сосудистой проницаемости, что физиологически должно способствовать функционированию желтого тела как активного эндокринного органа.

Последствия гиперстимуляции яичников

В результате стимуляции суперовуляции в цикле ЭКО образуется не одно, а множественные желтые тела, что способствует значительному усилению механизмов ангиогенеза, а увеличение сосудистой проницаемости вместо локального приобретает системный характер.

Вследствие значительного увеличения количества сосудов во множественных желтых телах яичника на фоне увеличения сосудистой проницаемости происходит массивный выход плазмы крови в 3-е пространство (изначально – в брюшную полость, в тяжелых случаях – в плевральную и перикардиальную полости), со всеми вытекающими последствиями.

Важным моментом, замыкающим «порочный круг» в патогенезе СГЯ является выход в третье пространство в составе плазмы и содержащегося в ней альбумина, что еще больше усугубляет увеличение проницаемости сосудов и перераспределение жидкости.

Серьезным следствием такого перераспределения жидкости является уменьшение объема циркулирующей крови и ее значительное сгущение. Следствием является начинающаяся ишемия органов с нарушением их функции, тромботические осложнения – в первую очередь страдает функция почек с развитием острой почечной недостаточности, в последствии возможны такие осложнения как ОНМК по типу ишемического инсульта. Отсутствие адекватного лечения в данной ситуации несет прямой риск для здоровья и жизни пациентки.

Факторы риска развития синдрома гиперстимуляции яичников

Если патогенетический механизм сейчас не является предметом дискуссий, обсуждаемым остается биохимическая суть «Фактор Х». По данным многих авторов при развитии клинически значимых форм СГЯ обнаруживается повышение уровня цитокинов — Интерлейкины ИЛ1, ИЛ2, ИЛ6, ИЛ8, Про-воспалительные цитокины, Фактор некроза опухолей (TNF-a).

Отдельно выделяют так называемый вазо-эндотелиальный фактор роста (VEGF), значительное повышение уровня которого по данным многих авторов коррелирует с тяжестью СГЯ позволяет предположить ключевую роль данного фактора в развитии СГЯ. В данное время ведутся работы по изучению рецепторного аппарата яичника, как возможного этапа развития СГЯ вследствие чрезмерной чуствительности рецепторов к гонадоропным гормонам.

К сожалению, сегодня пока нет 100%-верного прогностического фактора развития СГЯ. Этот синдром может развиваться как при 3-4 фолликулах, так и не развиваться при более 20 фолликулах. В литературе описаны единичные случаи возникновения тяжелых форм СГЯ на фоне самостоятельной овуляции одного фолликула.

Исходя из патогенетического механизма можно выделить факторы риска развития СГЯ:

  • молодой возраст пациентки и хороший либо чрезмерный фолликулярный резерв;
  • вес до 50 кг (в связи о снижением компенсаторных возможностей организма с малым весом);
  • большие дозы гонадотропинов при стимуляции суперовуляции;
  • препараты ХГЧ в качестве триггера (особенно в длинном протоколе, который способствует росту максимально возможного количества фолликулов);
  • многоплодная беременность.

Признаки гиперстимуляции яичников

При обращение к врачу первое, на что жалуются пациентки – вздутие живота вследствие асцита. У трети пациенток в результате проведения полноценной стимуляции суперовуляции отмечается легкий асцит, что дает возможность отнести их к группе легкой формы синдрома гиперстимуляции яичников, тем не менее в случае отсутствия увеличения объема асцита такое состояние не несет риска здоровью и жизни пациентки и требует лишь наблюдения в динамике.

Гораздо реже возникает напряженный асцит, сопровождающийся значительными болезненными ощущениями вследствие перерастяжения брюшной стенки а также сдавления яичников. При этом асцитическая жидкость оказывает давление на диафрагму, что сопровождается одышкой, и на почки – это может способствовать возникновению почечной недостаточности.

В связи с асцитом могут возникать тошнота, рвота, в редких случаях – понос. При дифференциальной диагностике обязательно следует учитывать связаны ли все выявленные симптомы с недавним лечением бесплодия. О недавно проведенной стимуляции овуляции могут свидетельствовать следы инъекций на коже передней брюшной стенки.

Грозным клиническим симптомом у пациенток с СГЯ является уменьшение суточного объема мочи, что свидетельствует о прогрессирующем нарушении функции почек вследствие нарушения их перфузии в связи с увеличением гемоконцентрации а также уменьшением ОЦК. Возникающая вследствие потери ОЦК дегидратация способствует возникновению признаков нарушения перфузии органов, что проявляется сухостью во рту, появлением «мушек» перед глазами, выраженной общей слабостью, повышением температуры тела до 38 и более (появление гипертермии в сочетании с болями в области малого таза следует дифференцировать с перекрутом яичника, что также возможно на фоне СГЯ).

В отдельных случаях указанные признаки дегидратации могут возникать без проявления асцита, что говорит об изначальном нарушении водного баланса организма. Диагностирование указанных симптомов требует немедленной госпитализации и начала инфузионной терапии. В крайне тяжелых и запущенных случаях возможно возникновении клиники ОНМК, что требует лечение пациентки в специализированном отделении многопрофильной больницы, где она помимо лечения под контролем анестезиолога и гинеколога может быть проконсультирована неврологом, и при необходимости другими — специалистами.

Лечение синдрома гиперстимуляции яичников

Ведение пациенток СГЯ предпочтительно врачами репродуктивной клиники, т.к. они наиболее знакомы с этим состоянием и могут определить оптимальный путь диагностики и лечения. Тем не менее в связи с активным проведением программ у региональных пациентов, основной информацией об СГЯ должны владеть как врачи ЖК и гинекологических отделений так и сами пациентки. Ведение пациентов с СГЯ можно определить следующими пунктами:

  • Активное наблюдение и информирование пациенток.
  • Режим питья, питания, охранительный.
  • Контроль водного баланса.
  • Ультразвуковой контроль в динамике.
  • Лабораторная диагностика.
  • Медикаментозная симптоматическая терапия.
  • В/в инфузионная терапия.
  • Патогенетическое лечение СГЯ (медикаментозное, инструментальное, оперативное).

Активное наблюдение и информирование подразумевает в первую очередь выявление пациентов группы риска, информирование их о возможные проявлениях СГЯ и порядке действий при подозрении развития СГЯ. Установленная связь между врачом и пациенткой во многом позволяет избежать возникновения тяжелых форм СГЯ за счет своевременного начала лечения, если оно показано.

У пациенток группы риска с началом проведения стимуляции суперовуляции должен быть сформирован правильный режим питья, питания а также охранительный. Подразумевается контроль суточного объема принимаемой жидкости – он должен составлять не менее 2 л/сут, смещение рациона питания в пользу белок-содержащей пищи (яйца, творог, нежирное мясо). Следует исключить половую жизнь, тяжелую физическую работу, поднятие тяжестей, занятия спортом, бег прыжки и т.п., допустимы и полезны легкие прогулки на свежем воздухе. Самоконтроль СГЯ пациентки должен быть дополнен учетом суточного водного баланса.

Одним из наиболее щадящих методов диагностики СГЯ является ультразвуковые мониторинги в динамике. Во время УЗИ фиксируются размеры яичников, количество свободной жидкости в брюшной и плевральной полостях. При необходимости возможно ежедневное проведение УЗИ, не создавая значительного дискомфорта для пациентки.

Дополнительная лабораторная диагностика проводится при подозрении на среднюю или тяжелую форму СГЯ, рекомендованная очередность обследований приведена в таблице. Среди возможных исследований, касающихся СГЯ и активно применявшихся ранее (таких как уровень эстрадиола, Са-125) наиболее рационально исследовать следующие показатели крови: гематокрит, коагулограмму, общий анализ крови, АЛТ, АСТ, уровни биллирубина, креатинина, мочевины, общего белка, альбумина.

Как правило легкая форма СГЯ не требует дополнительного лечения. При прогрессировании СГЯ, особенно на фоне наступившей беременности (поздняя форма СГЯ) – синдром гиперстимуляции, поддерживаемый постоянно поступающим в кровь ХГЧ, может иметь затяжное течение и требует длительного периода наблюдения и лечения (иногда до 4 недель и больше).

С целью компенсации перераспределения жидкости и удержания ее в кровяном русле проводится инфузия препаратов гидроксиэтилкрохмаля (Рефортан 6%, Гелофузин, Стерофундин и др.) – 500 мл/сут, патогенетически обоснованным является введение раствора альбумина человеческого 10%, 20% — 50-100 мл/сут при наличии дефицита белка в крови а также антикоагулянтов (низкомолекулярный гепарины).

Инфузионную терапию, особенно с применением препаратов заместителей крови следует проводить под совместным контролем анестезиолога и гинеколога. Среди патогенетически обоснованных препаратов ряд исследований рекомендуют использовать каберголин 0,5 мг 1 р/д 5 дней а также летразол 2,5 мг 1 р/д 5 дней. Применения каберголина имеет влияние на проницаемость сосудов, а летразол благодаря антиэстрогенной активности оказывает ингибирующее действие на стероид-секретирующую функцию яичника, что также способствует торможению патогенетического механизма СГЯ.

Только в крайних случаях допустимо оперативное лечение при СГЯ. Из оперативных методов наиболее часто применяется кульдоцентез, что способствует кратковременному облегчению напряженного асцита, но поддерживает дальнейшую потерю альбумина с аспирированной асцитической жидкостью и требует компенсации этой потери с помощью заместительной терапии инфузионным препаратами альбумина.

Полостные операции лапароскопическим или лапаротомным доступом могут применяться лишь по жизненным показаниям. Обеспечить во время операции гемостаз яичников, находящихся в состоянии СГЯ – крайне сложная задача и большинство из таких операций заканчивается частичной либо полной резекцией яичников, что несомненно, сказывается на дальнейшей репродуктивной функции женщины.

Профилактика синдрома гиперстимуляции яичников

С учетом особенностей течения СГЯ несомненно целесообразно предупредить его развитие в целом либо прогрессирование из легкой формы в более тяжелые. С целью профилактики в первую очередь перед началом стимуляции следует определить пациенток группы риска. У таких пациенток наиболее целесообразным является применения для стимуляции короткого протокола стимуляции, следует воздержаться от больших доз гонадотропинов при проведении стимуляции (так называемые «мягкие протоколы»).

В качестве триггера окончательного дозревания ооцитов следует использовать вместо препаратов ХГЧ – препараты агонистов ГрГ. Такой протокол стимуляции в течение последних лет зарекомендовал себя как наиболее надежный в контексте риска развития СГЯ и при этом высокоэффективный. Дополняет безопасность и надежность данного протокола возможность криоконсервации.

Предупреждение позднего СГЯ обеспечивается переносом 1 эмбриона либо отказом от переноса эмбрионов в свежем цикле. Многие клиники, использующие такие протоколы сообщают об отсутствии тяжелых форм СГЯ в сочетании с высокой результативностью крио-циклов в течении последних нескольких лет.

Таким образом принцип «безопасность прежде всего» активно закрепился в работе современной клиники ЭКО. Ведь важно не только дать пациентам беременность но и сделать их лечение безопасным и комфортным, и работа по профилактике СГЯ является важным этапом такого подхода.

Синдром гиперстимуляции яичников беременность

КОД ПО МКБ-10 N98.1 Гиперстимуляция яичников.

Синдром гиперстимуляции яичников (СГЯ) — ятрогенное осложнение, в основе которого лежит гиперэргический неконтролируемый ответ яичников на введение гонадотропинов в циклах стимуляции овуляции и программах ВРТ. В некоторых случаях синдром может манифестировать после индукции овуляции кломифеном или при наступлении беременности в спонтанном цикле.

Синдром гиперстимуляции яичников(СГЯ) является следствием гормональной стимуляции яичников.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ СИНДРОМА ГИПЕРСТИМУЛЯЦИИ ЯИЧНИКОВ

Частота СГЯ варьирует от 0,5% до 14% при различных схемах стимуляции овуляции и не имеет тенденции к снижению. Тяжёлые формы синдрома, при которых необходима госпитализация, диагностируют в 0,2–10% случаев. По данным Российского национального регистра, при использовании методов ВРТ частота СГЯ тяжёлой степени в 2004 г. составила 5,6%. Заболевание протекает с различной степенью тяжести и может заканчиваться летальным исходом в связи с развившимися тромбоэмболическими осложнениями или РДС взрослых. Ожидаемая летальность — 1 на 450–500 тыс. женщин. При развитии СГЯ, создающего угрозу жизни женщины, проводят комплекс лечебных мероприятий, осуществлять которые необходимо быстро и с минимальными ошибками, в соответствии с принятым на сегодняшний день алгоритмом. Кроме того, нужно учитывать, что самые тяжёлые формы СГЯ возникают на фоне наступившей беременности.

ПРОФИЛАКТИКА СИНДРОМА ГИПЕРСТИМУЛЯЦИИ ЯИЧНИКОВ

*♦ тщательный отбор больных для индукции овуляции с учетом исходного уровня эстрогенов и величины яичников;
♦ использование индивидуальных доз гонадотропинов, начиная с минимальных;
♦ укорочение периода гиперстимуляции более ранним назначением ХГ;
♦ снижение овуляторной дозы ХГ или отказ от его введения; использование вместо ХГ препаратов агонистов ГнРГ и кломифен-цитрата;
♦ ежедневное наблюдение за общим состоянием пациенток, размерами яичников в период лечения и в течение 2—3 недель после его отмены;
♦ контроль уровня эстрогенов в плазме крови и величины яичников и фолликулов.

  • Выделение групп высокого риска по развитию СГЯ до начала стимуляции яичников. Клинически достоверны:
    ♦молодой возраст в сочетании с низким индексом массы тела ( 12 мм;
    ♦быстрый рост фолликулов;
    ♦Е2 более 10 000 пмоль/мл.
  • Профилактические мероприятия в период стимуляции суперовуляции при угрозе развития СГЯ:
    ♦использование в качестве триггера овуляции ежедневных аГнРГ в дозе 0,1 мг в случае, если стимуляцию проводят по протоколу с антагонистами;
    ♦ранняя аспирация фолликулов в одном яичнике;
    ♦аспирация всех фолликулов при пункции;
    ♦отсроченное введение триггера овуляторной дозы ХГЧ;
    ♦отказ от введения овуляторной дозы ХГЧ;
    ♦отказ от поддержки лютеиновой фазы препаратами ХГЧ.

Одно из альтернативных решений у пациенток программы ЭКО и ПЭ с высоким риском развития СГЯ средней и тяжёлой степеней в качестве ранней профилактической меры и повышения эффективности программы ЭКО: отмена ПЭ, криоконсервация всех эмбрионов «хорошего» качества и последующий перенос в стимулированном или естественном менструальном цикле.

Частота наступления беременности при переносе размороженных после криоконсервации эмбрионов составляет 29,5% и не зависит от схемы подготовки эндометрия пациенток к переносу, однако наличие овуляции — оптимальное условие для наступления беременности.

Кумулятивная частота наступления беременности на пациентку при отмене переноса в стимулированном цикле, замораживании всех эмбрионов с последующим их переносом составляет 37,1% и достоверно не отличается от аналогичного показателя при переносе «нативных» эмбрионов (47,5%). Вместе с тем следует отметить, что при наличии факторов риска развития СГЯ выбор протоколов стимуляции суперовуляции (с агонистами или антагонистами Гн–РГ), а также стартовые и курсовые дозы используемых препаратов гонадотропинов не считают определяющими.

Ознакомьтесь так же:  Принцип работы сифонной поилки для кур

Применение модифицированных схем стимуляции функции яичников, состоящих в отсроченном введении триггера овуляции или его замене на аГнРГ, не целесообразно, так как при их использовании риск развития СГЯ не снижается, а эффективность цикла лечения уменьшается значительно.

Для пациенток с риском развития СГЯ можно считать перспективными схемы стимуляции функции яичников с наличием «малых» доз ХГЧ (250 МЕ в сутки) на этапе финального созревания фолликулов (по достижении доминантными фолликулами диаметра 14–16 мм), причём с началом введения ХГЧ целесообразно прекратить введение ФСГ. При таком режиме лечения эффективность может достигать 36%, а частота развития СГЯ — 4%. В случае сочетанного назначения ФСГ и ХГЧ повышается риск развития этого синдрома и многоплодия.

Скрининг не проводят.

КЛАССИФИКАЦИЯ СИНДРОМА ГИПЕРСТИМУЛЯЦИИ ЯИЧНИКОВ

Единой классификации СГЯ нет. На основании клиниколабораторных симптомов выделяют 4 степени тяжести синдрома (табл. 19-2).

Таблица 19-2. Классификация СГЯ

Олигоанурия Тромбоэмболические осложнения РДС взрослых

* Размер яичников может не коррелировать со степенью тяжести СГЯ в циклах ВРТ в связи с проведением пункции фолликулов.

Различают ранний и поздний СГЯ. Если СГЯ развивается в лютеиновую фазу, и имплантация не происходит, синдром исчезает спонтанно с наступлением менструации, редко достигая тяжёлой формы. Если же имплантация происходит, чаще всего наблюдают ухудшение состояния пациентки, длящееся до 12 нед беременности. Поздний СГЯ вызван значительным подъёмом ХГЧ в плазме крови и ассоциируется с имплантацией и ранним сроком беременности. Спонтанное развитие СГЯ всегда связано с беременностью. Синдром развивается при сроке беременности 5–12 нед. Степень тяжести СГЯ можно расценивать как среднюю и тяжёлую.

ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ СИНДРОМА ГИПЕРСТИМУЛЯЦИИ ЯИЧНИКОВ

Патофизиология синдрома гиперстимуляции яичников — предмет научных исследований, основная цель которых — совершенствование тактики ведения данного контингента больных. Синдром гиперстимуляции яичников развивается на фоне аномально высоких концентраций половых стероидных гормонов в плазме крови, негативно воздействующих на функции различных систем организма. Пусковой фактор развития синдрома — введение овуляторной дозы ХГЧ. В основе развития синдрома лежит феномен «повышенной сосудистой проницаемости», приводящий к массивному выходу жидкости, богатой белками, в «третье пространство» — интерстиций, и формированию асцита, гидроторакса и анасарки. Однако «фактор Х», приводящий к транссудации жидкости, остаётся неизвестным. Синдром гиперстимуляции яичников характеризуется развитием гипердинамического типа гемодинамики, проявляющегося артериальной гипотензией, увеличением сердечного выброса, снижением периферического сосудистого сопротивления, повышением активности системы ренинангиотензинальдостерон и симпатической нервной системы. Сходный тип нарушения кровообращения формируется и при других патологических состояниях, сопровождающихся отёками (сердечной недостаточности с высокой фракцией выброса, циррозе печени).

Патофизиологию синдрома изучают в трёх направлениях: роль активации ренинангиотензиновой системы, взаимосвязь иммунной системы и яичников, роль васкулярного эндотелиального фактора роста. В настоящее время синдром гиперстимуляции яичников рассматривают с позиций системной воспалительной реакции (systemic inflammatory response syndrome), на фоне которой возникает массивное повреждение сосудистого эндотелия. У пациенток с СГЯ в перитонеальном транссудате обнаружены высокие концентрации ИЛ1, ИЛ2, ИЛ6, ИЛ8, фактора некроза опухолиα и β). Под действием провоспалительных цитокинов происходит системная активация процессов коагуляции. Выраженная гиперкоагуляция — неотъемлемая часть патогенеза синдрома системного воспалительного ответа.

Обсуждают роль микробного фактора при СГЯ и его вклад в развитие синдрома системной воспалительной реакции. Предполагают, что микроорганизмы, колонизирующие кишечник, мочеполовой тракт, могут проникать за пределы среды своего обитания и оказывать на организм воздействие, схожее с таковым при сепсисе. Патофизиологию СГЯ, спонтанно возникшего во время беременности, а также семейные повторяющиеся эпизоды этого синдрома при последующих беременностях, не связанных с использованием методов ВРТ и индукцией овуляции, связывают с мутацией рецепторов к ФСГ.

*Этиология синдрома гиперстимуляции яичников : при стимуляции овуляции кломифеном СГЯ возникает в 4 раза реже и протекает легче, чем при применении гонадотропных препаратов.

*Патогенез синдрома гиперстимуляции яичников : после стимуляции овуляции значительно увеличивается количество фолликулярной жидкости, содержащей вазоактивные вещества (эстрадиол, прогестерон, простагландины, цитоксины, гистамин, продукты метаболизма). Именно этим веществам принадлежит ведущая роль в развитии асцита, гидроторакса, анасарки.
Под влиянием эстрогенов изменяется проницаемость сосудистой стенки вен яичников, сосудов брюшины, сальника, плевры. Быстрая фильтрация жидкой части крови в брюшную и/или плевральную полости, перикард приводит к гиповолемии и гемоконцентрации. Гиповолемия вызывает снижение почечной перфузии с развитием олигурии, нарушением электролитного баланса, гиперкалиемией и азотемией; возникает гипотензия, тахикардия, увеличение гематокрита, гиперкоагуляция. Ангиотензины активизируют вазоконстрикцию, биосинтез альдостерона, простагландинов, усиливают проницаемость сосудов и неоваскуляризацию.
Роль яичниковой иммунной системы в индукции СГЯ очень велика: в фолликулярной жидкости находятся макрофаги, являющиеся источником цитокинов, играющих роль в стероидогенезе, лютеинизации гранулезных клеток, неоваскуляризации развивающихся фолликулов.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА СИНДРОМА ГИПЕРСТИМУЛЯЦИИ ЯИЧНИКОВ

*Как было сказано выше, выделяют 3 степени тяжести синдрома гиперстимуляции яичников :
1. Легкая: чувство тяжести, напряжения, вздутия живота, тянущие боли в животе. Общее состояние удовлетворительное. Диаметр яичников 5—10 см, уровень эстрадиола в крови менее 4000 пг/мл. УЗИ яичников: множество фолликулов и лютеиновых кист.
2. Средняя: общее состояние нарушено незначительно. Тошнота, рвота и/или диарея, дискомфорт и вздутие живота. Отмечается прибавка массы тела. Диаметр яичников 8—12 см, в брюшной полости выявляется асцитическая жидкость. Уровень эстрадиола более 4000 пг/мл.
3. Тяжелая: общее состояние средней тяжести или тяжелое. Появляется одышка, тахикардия, гипотония. Живот напряжен, увеличен в объеме (асцит). Жидкость может появляться в плевральной, перикардиальной полостях, может развиваться анасарка. Возможен отек наружных половых органов. Диаметр яичников больше 12 см, они пальпируются через брюшную стенку.

СГЯ характеризуется широким спектром клинических и лабораторных проявлений:

  • увеличением размеров яичников, иногда до 20–25 см в диаметре, с формированием в них фолликулярных и лютеиновых кист на фоне выраженного отёка стромы;
  • увеличением сосудистой проницаемости, приводящей к массивному выходу жидкости в «третье пространство» и её депонированию с развитием гиповолемии, с признаками гиповолемического шока, гемоконцентрации, олигурии, гипопротеинемии, электролитного дисбаланса или без них;
  • повышением активности печёночных ферментов;
  • формированием полисерозитов.

В тяжёлых случаях развивается анасарка, острая почечная недостаточность, тромбоэмболические осложнения, РДС взрослых.

Не существует чётких критериев, позволяющих дифференцировать среднюю и тяжёлую степень СГЯ. При СГЯ средней и тяжёлой степени общее состояние оценивают как средней тяжести и тяжёлое. Степень тяжести синдрома напрямую связана с выраженностью гемодинамических нарушений обусловливающих клиническую картину. Начало развития синдрома может быть как постепенным с нарастанием симптоматики, так и внезапным — «острым», при котором в течение нескольких часов происходит резкое перераспределение жидкости в организме с формированием полисерозитов. При манифестация синдрома появляются:

  • слабость, головокружение, головная боль;
  • мелькание «мушек» перед глазами;
  • дыхательные нарушения;
  • сухой кашель, усиливающийся в положении лёжа;
  • сухость во рту, тошнота, рвота, диарея;
  • вздутие живота, чувство распирания, напряжения, боли в животе часто без чёткой локализации;
  • редкое мочеиспускание;
  • повышение температуры тела;
  • отёк наружных половых органов и нижних конечностей.

Яичники увеличены и легко пальпируются через брюшную стенку. На момент манифестации СГЯ у подавляющего большинства пациенток обнаруживают симптомы раздражения брюшины. Дыхательная недостаточность у пациенток с СГЯ, как правило, возникает в результате ограничения дыхательной подвижности лёгких в связи с:

  • асцитом;
  • увеличением яичников;
  • наличием выпота в плевральной или перикардиальной полостях.

В стадии манифестации СГЯ тяжёлой степени может осложняться острым гидротораксом, РДС взрослых, эмболией лёгочной артерии, отёком лёгких, ателектазом, а также внутриальвеолярным кровотечением. Выпот в плевральной полости диагностируют примерно у 70% женщин с СГЯ средней и тяжёлой степени, при этом выпот может носить односторонний или двусторонний характер и возникает на фоне асцита. В некоторых случаях синдром протекает только с признаками одностороннего гидроторакса, причём чаще всего правостороннего. Асцитическая жидкость способна проникать в плевральную полость по ходу грудного лимфатического протока, следующего в средостение через аортальную щель диафрагмы. Описан клинический случай развития шока у пациентки с СГЯ и массивным правосторонним плевральным выпотом, вызвавшим смещение и компрессию органов средостения, а также летальный исход у женщины с СГЯ и гидротораксом в связи с отёком лёгких, массивным кровоизлиянием в просвет альвеол в отсутствии эмболии лёгочной артерии.

Лихорадка сопровождает течение СГЯ у 80% пациенток с тяжёлой формой синдрома, при этом повышение температуры возникает на фоне:

  • инфекции мочевыводящих путей (20%);
  • пневмонии (3,8%);
  • инфекции верхних дыхательных путей (3,3%);
  • флебита в месте постановки катетера (2,0%);
  • воспаления подкожножировой клетчатки в месте пункции брюшной стенки для лапароцентеза (1,0%);
  • инфекции послеоперационной раны (1,0%);
  • абсцесса ягодицы в месте внутримышечных инъекций прогестерона (0,5%).

Лихорадка неинфекционного генеза у каждой второй больной с СГЯ, вероятно, связана с эндогенными пирогенными механизмами. Описаны единичные случаи сепсиса при тяжёлом течении СГЯ. На фоне развития синдрома обостряются латентно текущие хронические соматические заболевания. Клинические проявления спонтанного СГЯ формируются в I триместре беременности при сроке гестации от 5 до 12 нед и характеризуются постепенным нарастанием симптомов. Первый клинический признак, заставляющий обратить пристальное внимание на пациентку, — полисерозиты, сопровождающиеся слабостью, абдоминальным дискомфортом.

При УЗИ обнаруживают увеличенные яичники с множественными кистами и нормальную прогрессирующую беременность. СГЯ может протекать с развитием тромбоэмболических осложнений. Причина возникновения тромбоза при СГЯ остаётся неизвестной, однако основную роль в патогенезе этого состояния отводят высоким концентрациям эстрогенов, гемоконцентрации и снижению объёма циркулирующей плазмы. Длительные сроки госпитализации, ограничение двигательной активности, снижение венозного возврата в связи с увеличением яичников, повышение активности факторов свёртывающей системы, ингибиторов фибринолиза и тромбоцитов вносят дополнительный вклад в высокий риск развития тромботических осложнений в связи с СГЯ. Показано, что у женщин с тромбоэмболическими осложнениями, возникшими после проведения стимуляции суперовуляции, индукции овуляции и в программах ВРТ, их развитие у 84% происходило на фоне беременности. В 75% случаев отмечали тромбообразование в венозном русле с преимущественной локализацией в сосудах верхней конечности, шеи и головы (60%), однако у ряда больных был диагностирован спонтанный артериальный тромбоз с локализацией в сосудах головного мозга. Реже отмечали образование тромбов в бедренноподколенных, сонных, подключичных, подвздошных, локтевых, брыжеечных артериях и аорте. В литературе описан случай развития у женщины с СГЯ окклюзии центральной артерии сетчатки с потерей зрения, не восстановившейся впоследствии. Частота развития эмболии лёгочной артерии у пациенток с СГЯ и тромбозом глубоких вен нижних конечностей составляет 29%, в то время как у женщин с СГЯ и тромбозом глубоких вен верхних конечностей и артериальным тромбозом риск этого осложнения значительно ниже и составляет 4% и 8% соответственно.

Осложнения: внутрибрюшное кровотечение при разрыве кист яичника, перекрут придатков матки, сопутствующая внематочная беременность. Развитие СГЯ зачастую сопровождается обострением хронических соматических заболеваний.

ДИАГНОСТИКА СИНДРОМА ГИПЕРСТИМУЛЯЦИИ ЯИЧНИКОВ

Диагноз СГЯ устанавливают на основании сбора анамнеза, комплексного клиниколабораторного и инструментального обследования, обнаруживающего увеличенные яичники с множественными кистами, выраженную гемоконцентрацию и гиперкоагуляцию у пациентки, использовавшей в данном цикле методы ВРТ или контролируемую индукцию овуляции для достижения беременности. Типичные ошибки в диагностике СГЯ влекут за собой проведение экстренного оперативного вмешательства по поводу злокачественных опухолей яичников, сопровождающихся асцитом, или перитонита с объёмом операции: двухсторонней овариэктомии или двухсторонней резекции яичников и санацией полости малого таза и брюшной полости.

Использование в данном цикле методов ВРТ или контролируемой индукции овуляции для достижения беременности при бесплодии.

ФИЗИКАЛЬНОЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ

  • Общее состояние пациентки средней тяжести или тяжёлое. Кожные покровы бледные, возможен акроцианоз. В ряде случаев обнаруживают иктеричность склер, субиктеричность кожных покровов. Слизистые оболочки чистые, сухие. Могут развиваться отёки передней брюшной стенки, наружных половых органов, верхних и нижних конечностей, в особо тяжёлых случаях — анасарка. Обращают особое внимание на состояние конечностей, области головы, шеи с целью исключения тромбоза глубоких вен.
  • При исследовании сердечнососудистой системы обнаруживают тахикардию, гипотензию, тоны сердца приглушены.
  • При исследовании дыхательной системы: тахипноэ при физической нагрузке или в состоянии покоя. При перкуссии: притупление лёгочного звука в проекции нижних отделов лёгких с одной или обеих сторон за счёт плеврального выпота. При аускультации — ослабление дыхательных шумов в зоне притупления лёгочного звука, при выраженном гидротораксе — дыхательные шумы не выслушиваются.
  • Осмотр органов брюшной полости: живот вздут, зачастую напряжён за счёт формирования асцита, болезненный во всех отделах, но чаще в нижних отделах в области проекции яичников. Живот участвует в акте дыхания или немного отстаёт. На момент манифестации СГЯ могут быть обнаружены слабо положительные симптомы раздражения брюшины. Яичники легко пальпируются через переднюю брюшную стенку, размеры их увеличены. Печень может выступать изпод края рёберной дуги.
  • Мочевыделительная система: задержка мочеиспускания, суточный диурез 40%, гемоглобин >14 г/л); гематокрит >55% свидетельствует о потенциальной угрозе для жизни; лейкоцитоз отражает выраженность системной воспалительной реакции: в некоторых случаях достигает 50×109/л без сдвига влево, тромбоцитоз до 500–600×106/л.
  • Биохимический анализ крови: нарушение электролитного баланса, включая гиперкалиемию и гипонатриемию, приводящую к снижению осмолярности плазмы. Гипопротеинемия, гипоальбуминемия, высокий уровень Среактивного белка, повышение активности АСТ и АЛТ, в некоторых случаях — γглутаминтрансферазы или ЩФ, у части больных — увеличение креатинина и мочевины.
  • Гемостазиограмма: повышение концентрации фибриногена до 8 г/л, фактора Виллебранда до 200–400%, снижение концентрации антитромбина III ниже 80%, увеличение Dдимера более чем в 10 раз. Нормальные показатели АЧТВ, протромбинового индекса, МНО.
  • Иммуноглобулины крови: снижение концентрации в плазме крови иммуноглобулинов IgG и IgA.
  • Анализ мочи общий: протеинурия.
  • Анализ состава асцитической жидкости: высокое содержание белка и альбумина, низкое число лейкоцитов, сравнительно высокое число эритроцитов, высокие концентрации всех провоспалительных цитокинов, Среактивного белка, глобулиноволй фракции белков.
  • Онкомаркёры в плазме крови: концентрация СА 125 достигает максимальных значений до 5125 ЕД/мл ко второй неделе развития СГЯ, когда оба яичника наиболее увеличены. Повышенное содержание онкомаркёра сохраняется до 15–23 нед после появления признаков СГЯ, несмотря на проводимое лечение.
  • Прокальцитонин в сыворотке крови определяют у 50% больных в диапазоне значений 0,5–2,0 нг/мл, что расценивают как системную воспалительную реакцию умеренной степени.
  • При микробиологическом исследовании мочи, отделяемого из влагалища, цервикального канала обнаруживают нетипичные возбудители у 30% женщин: Pseudomonas, Proteus, Klebsiella, Enterobacter, E. coli.

ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

  • УЗИ органов малого таза: увеличенные яичники от 6 до 25 см в диаметре с множественными кистами, матка нормальных размеров или увеличена, свободная жидкость в полости малого таза и нормальная прогрессирующая одноплодная или многоплодная беременность.
  • УЗИ органов брюшной полости: наличие в брюшной полости свободной жидкости в количестве от 1 до 5–6 л. Нормальные размеры и структура печени или гепатомегалия. Эхопризнаки дискенезии жёлчных путей. При исследовании почек чашечнолоханочный комплекс не изменён.
  • УЗИ плевральных полостей: свободная жидкость с одной или обеих сторон.
  • Эхокардиграфия: на фоне гемодинамических нарушений — снижение фракции выброса, уменьшение конечного диастолического объёма, снижение венозного возврата, в некоторых случаях — свободная жидкость в перикардиальной полости.
  • Электрокардиография: нарушение ритма сердца по типу желудочковой экстрасистолии, тахикардии; диффузные изменения миокарда метаболического и электролитного характера.
  • Рентгенография органов грудной клетки (проводят при подозрении на РДС взрослых и тромбоэмболию): инфильтраты.

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА

Дифференциальную диагностику проводят с раком яичников. Применяют следующие подходы:

  • Совместно с онкогинекологом изучение данных анамнеза, результатов обследования пациентки на момент её включения в программу ЭКО, а также клинической картины заболевания в настоящее время, так как асцит при раке яичников — конечная стадия заболевания. У пациенток с признаками СГЯ до начала стимуляции суперовуляции отмечают нормальные размеры яичников по данным УЗИ, отсутствие асцита, концентрация СА 125 не превышает 35 ЕД/мл.
  • Динамическое УЗИ с помощью трансвагинального и трансабдоминального датчиков (при СГЯ отмечают постепенную регрессию всех симптомов и нормализацию размеров яичников; при раке яичников это не происходит).
  • СГЯ — всегда гормональнозависимое состояние. В плазме крови — высокие концентрации эстрадиола и прогестерона. При наличии беременности — высокое содержание βХГЧ. При раке яичников концентрации эстрадиола, прогестерона, а также βХГЧ соответствуют норме (при раке яичников и беременности βХГЧ повышен).
  • Важное диагностически значимое мероприятие — цитологическое исследование аспирированной жидкости при парацентезе и торакоцентезе. У пациенток с СГЯ отсутствуют цитологические изменения, характерные для рака яичников.
  • Принимая во внимание, что клиническая картина СГЯ по ряду признаков сходна с клинической картиной терминальной стадии рака яичников, когда существуют множественные метастатические поражения органов ЖКТ и других систем организма, необходимо проведение УЗИ с целью обнаружения метастатических опухолей. По показаниям — КТ и МРТ.
  • Определение динамики концентрации СА 125, раковоэмбрионального Аг и других опухолевых маркёров в плазме крови: при СГЯ их концентрации постепенно возвращаются к норме; при раке яичников — нарастают. Однако опухолевые маркёры не специфичны только для рака яичников. Их высокие концентрации отмечены при воспалительных процессах половых органов, ММ, эндометриозе, ДОЯ, на ранних сроках беременности.
  • Диагностическая лапароскопия с биопсией брюшины и большого сальника — заключительный этап дифференциальной диагностики СГЯ и рака яичников. Как было отмечено, геморрагический асцит в сочетании с увеличенными яичниками — конечная стадия рака яичников. При лапароскопии у таких больных обнаруживают просовидные высыпания на брюшине и большом сальнике, увеличение лимфатических узлов большого сальника. Биопсия этих образований и лимфатических узлов большого сальника — критерий постановки диагноза рака яичников. У пациенток с СГЯ асцитическая жидкость, как правило, прозрачна, при лапароскопии брюшина и большой сальник визуально не изменены, всю полость малого таза занимают увеличенные яичники синюшнобагрового цвета с множественными геморрагическими кистами и кистами с прозрачным содержимым. При тяжёлых стадиях СГЯ яичники выходят за пределы малого таза и могут достигать края печени и желудка. От биопсии яичников лучше воздержаться, так как очень велика опасность кровотечения даже при точечной биопсии, что может привести к трагическим последствиям.
  • В процессе наблюдения за пациенткой обязательно проводят динамический ультразвуковой и гормональный мониторинг. При отсутствии регрессии описанных симптомов СГЯ и яичниковых кист в течение 8–12 нед следует провести повторное комплексное обследование пациентки с консультацией специалистов с целью исключения диагноза рака яичников.
Ознакомьтесь так же:  Где в гомеле можно сдать кровь на вич

ПОКАЗАНИЯ К КОНСУЛЬТАЦИИ ДРУГИХ СПЕЦИАЛИСТОВ ПРИ СГЯ

  • Ввиду вовлечения в патологический процесс всех органов и систем осмотр терапевтом обязателен.
  • При подозрении на тромботические осложнения — консультация сосудистого хирурга.
  • При выраженном гидротораксе — консультация торакального хирурга для решения вопроса о выполнении пункции плевральной полости.
  • Консультация анестезиологареаниматолога при тяжёлом и критическом СГЯ.

ПРИМЕР ФОРМУЛИРОВКИ ДИАГНОЗА

Бесплодие I. 11е сутки после ПЭ в полость матки. СГЯ тяжёлой степени в программе ЭКО. Асцит. Правосторонний гидроторакс. ДВС-синдром.

*Диагноз СГЯ ставят на основании клинических данных и УЗИ (гиперплазия стромы, более 10 мелких фолликулов диаметром 5—10 мм по периферии яичников) и лапароскопии.

Лабораторное обследование: гиповолемия, гемоконцентрация, гематокрит > 45 %, количество лейкоцитов > 15х109/л, повышены уровни АсАТ, АлАТ, биллирубина, щелочной фосфатазы, снижена концентрация альбумина. Олигурия, клиренс креатинина 2 в середине фолликулярной фазы.

ЛЕЧЕНИЕ СИНДРОМА ГИПЕРСТИМУЛЯЦИИ ЯИЧНИКОВ

Отсутствие чёткой концепции патофизиологии СГЯ делает невозможным проведение эффективного, патогенетически обоснованного лечения, позволяющего действенно и в короткие сроки купировать развитие синдрома и полиорганные нарушения, сопровождающие тяжёлые формы СГЯ.

ЦЕЛИ ЛЕЧЕНИЯ

Профилактика развития полиорганной дисфункции посредством восстановления ОЦП, устранения гемоконцентрации, электролитного дисбаланса, профилактики ОПН, РДС взрослых и тромбоэмболических осложнений. Лечение проводят до момента самопроизвольной регрессии синдрома по мере снижения концентрации ХГЧ в плазме крови в течение 7 дней в циклах, где беременность не наступила, или 10–20 дней при успешном наступлении беременности. Амбулаторное лечение при СГЯ лёгкой степени: ежедневная оценка веса и диуреза, ограничение избыточной физической активности и половой жизни, обильное питьё с добавлением растворов, богатых электролитами.

Тактика лечения синдрома гиперстимуляции яичников

*1. Легкая форма: постельный режим; обильное питье минеральной воды; наблюдение за состоянием больной.
2. Средняя и тяжелая формы (только в условиях стационара):
• контроль за функцией ССС, дыхательной системы, печени, почек, электролитным и водным балансом (диурез, динамика веса, изменение окружности живота);
• контроль уровня гематокрита;
• кристаллоидные растворы в/в капельно (для восстановления и поддержания ОЦК);
• в/в капельно коллоидные растворы 1,5—3 л/сутки (при сохранении гемоконцентрации) и стойкой оли-гурии;
• гемодиализ (при развитии почечной недостаточ-ности);
• кортикостероидные, антипростагландиновые, анти-гистаминные препараты (для снижения проницаемости капилляров);
• при тромбоэмболии — низкомолекулярные гепари-ны (фраксипарин, клексан);
• плазмаферез — 1—4 сеанса с интервалом 1—2 дня (улучшение реологических свойств крови, нормализация КОС и газового состава крови, уменьшение размеров яичников); • парацентез и трансвагинальная пункция брюшной полости при асците.

ПОКАЗАНИЯ К ГОСПИТАЛИЗАЦИИ

Госпитализация необходима при СГЯ средней и тяжёлой степени.

ТАКТИКА ВЕДЕНИЯ ПРИ ПОСТУПЛЕНИИ В СТАЦИОНАР

Первый этап: при поступлении больной в стационар необходимо правильно собрать анамнез, позволяющий предположить развитие СГЯ, провести полное клиниколабораторное и инструментальное обследование, на основании которого оценить:

  • параметры гемодинамики, дыхания, мочеотделения;
  • наличие и характер электролитных нарушений;
  • функцию печени;
  • концентрацию белка в плазме крови;
  • коагуляционный потенциал крови;
  • наличие полисерозитов; исключить внутрибрюшное кровотечение и перекрут придатков матки.

Проводят УЗИ брюшной полости и малого таза для определения степени увеличения размеров яичников и наличия асцита. Использование КТ не всегда целесообразно, поскольку требует дополнительной транспортировки пациентки и повышает риск неблагоприятных исходов. При проведении рентгенографии органов грудной клетки или КТ у пациенток с СГЯ необходимо помнить в возможности наступления у них беременности и проводить эти исследования по строгим показаниям (подозрение на РСДСВ, тромбоэмболию).

Второй этап: постановка периферического венозного катетера. Вопрос об использовании центрального венозного катетера решают индивидуально. Наиболее целесообразна катетеризация подключичной вены, поскольку риск тромбоза в этом случае наименьший. Одно из преимуществ постановки центрального катетера — возможность мониторинга ЦВД и коррекции объёма инфузионной терапии. Для оценки диуреза возможна постановка катетера в мочевой пузырь, однако, принимая во внимание связанный с этим риск восходящей мочевой инфекции, вопрос о необходимости катетеризации мочевого пузыря нужно решать индивидуально и ежедневно.

Третий этап: медикаментозное лечение пациенток с СГЯ должно быть направлено на поддержание гемодинамики и мобилизацию жидкости, содержащейся в брюшной полости, путём создания отрицательного баланса натрия и воды. Первостепенная задача этого этапа — возмещение ОЦК с целью:

  • снижения гемоконцентрации;
  • нормализации почечной фильтрации;
  • поддержания адекватной системной перфузии.

После введения начальной дозы кристаллоидных, а затем и коллоидных растворов, объём дальнейшей инфузионной терапии зависит от:

  • данных эхокардиографии;
  • наличия мочеотделения;
  • величины АД;
  • величины гематокрита;
  • величины ЦВД.

При нормализации указанных параметров инфузионную терапию прекращают. Несоблюдение этого подхода ведёт к развитию гемодилюции, провоцирующей быстрое нарастание полисерозитов и ухудшение состояния пациентки.

НЕМЕДИКАМЕНТОЗНОЕ И МЕДИКАМЕНТОЗНОЕ ЛЕЧЕНИЕ СИНДРОМА ГИПЕРСТИМУЛЯЦИИ ЯИЧНИКОВ

  • Выбор раствора кристаллоидов зависит от степени электролитного дисбаланса. Наиболее часто используют 0,9% раствор натрия хлорида с добавлением или без добавления глюкозы. Следует относиться с осторожностью к применению растворов, содержащих калий, в связи с риском развития гиперкалиемии. При определении количества вводимых кристаллоидов необходимо учитывать, что в условиях генерализованного повреждения эндотелия объём этих растворов должен быть меньше объёма коллоидных растворов в 2–3 раза, так как преобладание кристаллоидов усугубляет развитие полисерозитов, а в ряде случаев приводит к развитию анасарки. Инфузионную терапию начинают с введения 500–1000 мл за 1 ч изотонического раствора натрия хлорида с последующим назначением коллоидов.
  • При выборе раствора коллоидов необходимо руководствоваться представлениями о том, что СГЯ — ятрогенное состояние, характеризующееся генерализованным повреждением эндотелия на фоне системной воспалительной реакции. В связи с этим основой базисной инфузионной терапии должен выступать раствор, способный наиболее эффективно работать в этих условия. Наиболее полно этим требованиям отвечает раствор ГЭК с низкой молекулярной массой 130 000 Д и степенью замещения 0,4.

Раствор ГЭК 6% (молекулярная масса 130/0,4) используют в суточном объёме 25–30 мл на килограмм массы тела. К положительным свойствам ГЭК, обосновывающим его преимущественное использование у больных с СГЯ, относят способность:

  • быстро восполнять и удерживать ОЦП в условиях генерализованного повреждения эндотелия;
  • длительно находиться в кровеносном русле;
  • эффективно повышать коллоидноосмотическое давление;
  • не оказывать отрицательного воздействия на эндотелий сосудов;
  • ингибировать выброс фактора Виллебранда из эндотелиальных клеток;
  • улучшать реологические свойства крови, микроциркуляцию;
  • уменьшать отёк тканей;
  • легко метаболизироваться и выводиться почками;
  • не вызывать аллергические реакции.

Раствор ГЭК 6–10% (200/0,5) в суточном объёме 20 мл на килограмм массы тела также можно использовать в базисной терапии СГЯ. Однако свойством, сдерживающим применение этого раствора в лечении СГЯ, считают его способность накапливаться в организме при длительном применении (более чем 7 дней), вызывать дисфункцию печени и повышать активность АСТ и АЛТ до 800 Ед/л.

Растворы ГЭК 6% (450/0,7) нецелесообразно применять у данного контингента больных в связи с негативным влиянием на функцию почек, печени и ухудшением параметров гемокоагуляции.

Растворы декстранов нельзя использовать в комплексной терапии СГЯ, так как они:

  • увеличивают выброс фактора Виллебранда;
  • индуцируют провоспалительный каскад;
  • не улучшают реологические свойства крови в используемых дозах;
  • повышают риск аллергических реакций.

Инфузия декстранов в условиях повышенной проницаемости капилляров может привести к развитию так называемого декстранового синдрома, сопровождающегося отёком лёгких, нарушением функции печени, почек, развитием коагулопатии.

Побочные эффекты растворов желатина сопоставимы с таковыми при использовании растворов декстрана, что также ограничивает их использование при СГЯ.

Показание к введению растворов альбумина в условиях генерализованного повреждения эндотелия при СГЯ — гипоальбуминемия (альбумин сыворотки менее 25 г/л или белок менее 47 г/л). Используют 20% раствор в суточном объёме 3 мл на килограмм массы тела с последующим введением фуросемида, применение которого обосновано представлениями о том, что белок в условиях «эндотелиоза» легко проникает через поры эндотелия и «тянет» за собой воду в интерстиций, увеличивая риск развития интерстициального отёка лёгких.

СЗП используют в комплексной терапии СГЯ только при подтверждённом дефиците факторов свертывания крови.

  • Дыхательные нарушения: при развитии одышки необходимо определить сатурацию О2 с помощью пульсоксиметрии, исследовать газы крови. При ухудшении параметров дыхания или развитии дыхательной недостаточности проводят интубацию трахеи и перевод на ИВЛ.
  • У больных с гидротораксом на фоне СГЯ оправданна выжидательная тактика. При формировании гидроторакса пункцию плевральной полости проводят только в случае выраженной дыхательной недостаточности. При развитии РДС взрослых и необходимости перевода на ИВЛ используют щадящие режимы, что снижает вероятность летальных исходов и сокращает сроки нахождения на ИВЛ. В связи с высоким риском развития при СГЯ инфекционных осложнений исключают инфекционную этиологию РДС взрослых.
  • Диуретики неэффективны для эвакуации жидкости из третьего пространства и противопоказаны при гиповолемии и гемоконцентрации изза ещё большего снижения объёма внутрисосудистой жидкости. Их ограниченное назначение оправдано при достижении значений гематокрита 36–38%, проведении тщательного мониторинга гемодинамики, на фоне сохраняющейся олигурии и периферических отёков.
  • Есть данные об эффективности и безопасности применения низких доз допамина в лечении пациенток с СГЯ тяжёлой степени для повышения почечного кровотока и клубочковой фильтрации. В то же время в мультицентровом плацебо- контролируемом исследовании 328 больных в критическом состоянии с клиническими признаками начальной почечной недостаточности не было обнаружено протективного эффекта постоянной внутривенной инфузии низких доз допамина.
  • Купирование болей: парацетамол, спазмолитики. НПВС не следует использовать ввиду возможного негативного влияния на плод в ранние сроки беременности.
  • Основа профилактики тромботических осложнений при СГЯ — устранение гемоконцентрации. Антитромботическая терапия показана при появлении лабораторных признаков гиперкоагуляции. Используемые препараты: НГ и НМГ. Необходимое условие для назначения НГ — нормальное значение антитромбина III. Суточная доза — 10–20 тыс. ЕД подкожно. Лабораторный контроль — АЧТВ, определение количества тромбоцитов на 7е сутки лечения. НМГ: надропарин кальция (суточная доза 100 антиXa МЕ/кг 2 раза подкожно), далтепарин натрия (100–150 антиXa МЕ/кг 2 раза подкожно), эноксапарин натрия (1 мл/кг в сутки 1–2 раза подкожно). Лабораторный контроль — определение антиХа активности плазмы через 3 ч после введения НМГ позволяет поддерживать эффективную дозу препарата в рамках безопасного терапевтического диапазона и таким образом минимизировать вероятность кровотечения. Назначение антитромботических препаратов продолжают до нормализации коагуляционных параметров крови. Мониторинг тромбинемии проводят по определению концентрации Dдимера в плазме крови количественным методом. Длительность назначения НМГ определяют индивидуально, при необходимости она может превышать 30 дней.
  • В литературе продолжают обсуждать целесообразность парентерального назначения глюкокортикоидов, антигистаминных препаратов, НПВС, ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента, однако достоверные результаты, подтверждающие эффективность использования этих препаратов, отсутствуют. Применение ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента ограничено у беременных женщин в связи с их тератогенным действием на плод.
  • Принимая во внимание положительный эффект от назначения препаратов иммуноглобулинов для профилактики вторичных инфекций при других заболеваниях, сопровождающихся потерей белка, например, при нефротическом синдроме, можно рассчитывать на эффективность этой терапии и у пациенток с СГЯ. Однако для окончательного подтверждения или опровержения этой гипотезы с позиций доказательной медицины необходимо проведение исследований.
  • Показание для проведения эмпирической антибактериальной терапии — риск возникновения вторичной инфекции у больных в критическом состоянии или при нестабильной гемодинамике. Смену подобранного эмпирически препарата проводят по результатам бактериологического исследования. При назначении эмпирической антибактериальной терапии необходимо руководствоваться информацией о тяжести заболевания, факторах риска возникновения инфекции, особенности антибиотикорезистентности в данном отделении. Для снижения риска инфекционных осложнений у этих пациенток проведение инвазивных манипуляций, в частности, абдоминального парацентеза, торакоцентеза, лапароскопии, лапаротомии, необходимо выполнять только по строгим показаниям.
  • Нутритивную поддержку белковыми препаратами для приёма внутрь проводят всем пациенткам с СГЯ, находящимся в стационаре.
  • Показания для проведения лапароцентеза у женщин с СГЯ:
    ♦прогрессируюший напряжённый асцит;
    ♦олигурия;
    ♦повышение содержания креатинина или снижение его клиренса;
    ♦гемоконцентрация, не поддающаяся медикаментозной коррекции.

Снижение внутрибрюшного давления после удаления асцитической жидкости приводит к повышению кровотока в почечных венах, увеличению венозного возврата и сердечного выброса. Для лапароцентеза может быть выбран трансабоминальный или трансвагинальный доступ. Техническую сложность создают увеличенные яичники, в связи с этим применение ультразвукового контроля обязательно. Пролонгированное дренирование брюшной полости в течение 14–30 дней с порционным удалением перитонеального транссудата апирогенным катетером «Cystofix» имеет преимущества, так как позволяет:

  • избежать одномоментной эвакуации большого объёма перитонеального транссудата и тем самым исключить резкие колебания внутрибрюшного давления, вызывающие нарушения гемодинамики;
  • стабилизировать состояние больной;
  • избежать повторных пункций брюшной полости для удаления асцитической жидкости у данной категории больных.

Одномоментный объём эвакуированной жидкости составляет около 3,5 л, для каждой пациентки его определяют индивидуально. Суммарный объём эвакуируемой асцитической жидкости за период лечения СГЯ тяжёлой степени может колебаться от 30 до 90 л. ТВП возможна только в условиях специализированных стационаров клиник ЭКО под контролем УЗИ врачомспециалистом, владеющим данной манипуляцией, по причине высокого риска ранения яичников и развития внутрибрюшного кровотечения.

По биохимическому составу перитонеальная жидкость аналогична плазме крови конкретной пациентки и представляет собой транссудат с высоким содержанием белка. Цвет перитонеальной жидкости может варьировать от янтарножелтого до геморрагического. Геморрагический характер обусловлен «пропотеванием» эритроцитов в третье пространство при тяжёлой форме СГЯ или примесью крови. Для исключения внутрибрюшного кровотечения необходимо провести определение гематокрита и эритроцитов в перитонеальной жидкости.

Отказ от аутотрансфузии асцитической жидкости обусловлен высоким содержанием в ней противоспалительных цитокинов, повторное введение которых в кровеносное русло из брюшной полости усугубляет течение СГЯ, усиливая синдром системного воспалительного ответа. При отсутствии показаний для лапароцентеза асцит постепенно самопроизвольно регрессирует после достижения отрицательного баланса натрия путём ограничения поступления соли и/или назначения диуретиков.

Динамическое наблюдение пациенток с тяжёлым СГЯ включает:

  • ежедневную оценку баланса жидкости в организме;
  • ежедневное исследование показателей клинического анализа крови, электролитов плазмы крови, содержания креатинина, белка, альбумина, активности ферментов печени, показателей коагулограммы.

Исследование протромбинового индекса, МНО и АЧТВ не даёт информации для оценки риска тромботических осложнений.

Типичная ошибка при лечении женщин с СГЯ заключается в необоснованном пролонгировании инфузионной терапии на фоне отсутствия гемодинамических нарушений и попытке полностью купировать развитие СГЯ как ятрогенного состояния.

ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ СИНДРОМА ГИПЕРСТИМУЛЯЦИИ ЯИЧНИКОВ

Хирургическое лечение при СГЯ оправдано лишь при наличии острых гинекологических заболеваний: перекрута придатка, разрыва кисты яичника, кровотечения из кисты яичника. Признак кровотечения у больных с СГЯ — резкое падение гематокрита без улучшения мочеотделения, отражающее степень кровопотери, а не снижение гемоконцентрации. Перекрут придатка манифестирует острыми болями в нижних отделах живота и рвотой. Наиболее эффективной операцией в данном случае считают лапароскопическое раскручивание яичника, а ранняя диагностика и адекватное хирургическое лечение определяет благоприятный прогноз. Поздняя диагностика влечёт за собой необходимость удаления некротизированного яичника при лапаротомном доступе. К сожалению, в России стратегия лечения больных с неосложнённым СГЯ в гинекологических стационарах общего профиля заключается в экстренном оперативном вмешательстве и резекции около 30–50% яичниковой ткани либо двусторонней овариэктомии в связи с предположительным диагнозом «рак яичников» и/или «развившийся перитонит». Подобную тактику в мире расценивают как врачебную ошибку с соответствующими юридическими последствиями.

В крайне редких случаях при нарастании тяжести СГЯ и ухудшении состояния пациентки, несмотря на проводимые в полном объёме адекватные терапевтические мероприятия, поднимают вопрос о прерывании беременности, что снижает концентрацию в плазме крови ХГЧ и приводит к постепенной регрессии СГЯ.

*Осложнения СГЯ:

1. Тромбоэмболия, коагулопатии.
2. Острая почечная недостаточность вследствие недостаточной перфузии почек.
3. Респираторный дистресс-синдром взрослых (РДСВ).

ПРИМЕРНЫЕ СРОКИ НЕТРУДОСПОСОБНОСТИ

При отсутствии беременности: 7–14 дней. В случае наступления беременности — от 14 дней до 2–3 мес. Длительный срок нетрудоспособности обусловлен периодом времени, необходимым для самопроизвольной регрессии синдрома, продолжающейся до 8–12 нед беременности, а также осложнённым течением I триместра беременности, зачастую многоплодной.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ ВЕДЕНИЕ

  • Динамическое наблюдение во время беременности.
  • Контроль тромбинемии по данным коагулограммы. Назначение НМГ прекращают при достижении нормативных значений Dдимера.
  • Динамическая оценка состояния функции печени.

При наступлении беременности — ее осложнённое течение за счёт угрозы прерывания в I и II триместрах и развития фетоплацентарной недостаточности и риска преждевременных родов в III триместре. Данных о качестве жизни женщин, перенесших тяжёлый СГЯ, и риске развития у них онкологических заболеваний в доступной литературе нет.