Синдром понедельника что это

Что такое синдром понедельника

Большинство людей страдают, от «синдрома понедельника», что такое синдром понедельника и как он проявляется рассмотрим ниже. Этот синдром обладает отличительными чертами, к примеру, накануне первого дня работы появляются следующие мысли: «Безусловно, сегодня замечательный день, только какой от него толк, если завтра вновь идти на работу?!».

Психологи убеждены, что от данного синдрома необходимо избавляться. Новый день начался прекрасно? Поют птицы, за окном светит солнышко, самочувствие прекрасное, и настроение чудесное. Однако в голову лезет неприятные мысли: «Снова завтра надо идти на работу!» и с этого момента, день пошел наперекосяк. И тут вы начинаете размышлять о том, как взять внеплановый отгул или отпуск. К сожалению, мы не можем не ходить на работу, просто из-за банальной лени. Что же в этом случае делать? Искоренить синдром понедельника! Сперва необходимо выяснить, что портит вам настроение. Надо разобраться, почему в этот прекрасный день, вы чувствуете себя несчастным человеком. Для этого может быть 2 причины.

Причина первая – это то, что как только приближается понедельник, тем острее вас преследует чувство что все приятное рано или поздно заканчивается. Безусловно, сложно найти такого человека, который бы с удовольствием променяет веселый и радостный день, на монотонное сидение в офисе с кучей бумаг.

Причина вторая – состоит в том, как только приходит разочарование в том, что быстро пролетели выходные, и завтра вновь идти на работу, так ваше настроение кардинально меняется. Счастье проходит, и наступает грусть. Даже появляется такое ощущение, что суббота и воскресенье – это и есть жизнь, которая может подарить удовольствие, отдых, новые впечатления. Однако, эти два дня проходят, синдром понедельника берет главенство, а столько планов и идей, так и остались нереализованными. Перестаньте думать, что понедельник день тяжелый, это не катастрофа и не крах всем мечтам. Постарайтесь полюбить, этот день. Как это сделать, мы расскажем ниже.

Сперва нужно научиться в свои выходные отдыхать. К примеру, в субботу можно переделать все дела, которые накопились в течении недели: сделать уборку, устроить большую стирку, сходить в супермаркет, сделать утреннюю пробежку. После чего, посмотритесь в зеркало, возможно утренний туалет следует поправить. После съешьте сытный и непременно вкусный завтрак. Если есть возможность, соберите за завтраком всю семью.

Не зацикливайтесь на том, какие завтра вас ждут дела. Вместо этого, отправьтесь с семьей на прогулку. Пусть это станет семейной традицией для вас – проводить воскресенье вместе. Вы можете сходить в кинотеатр, или в кафе – мороженное, в гости к родственникам или друзьям, посетить зоопарк или цирк. Ваша задача состоит в том, чтобы с пользой провести этот день, ведь выходной и существует для того, чтобы в этот день отдыхать, как эмоционально, так и физически. В таком случае, синдром понедельника больше вас не потревожит, вы будете эмоционально удовлетворены, наполнены жизненной энергией и энтузиазмом, и начало новой недели не покажется для вас, таким страшным и нудным. Главное, в свой выходной день, не сидеть трутнем дома, перед телевизором или компьютером, размышляя о том, что принесет новая рабочая неделя. Развейтесь, вспомните, какую радость, может подарить выходной день.

Что такое синдром понедельника, и как с ним бороться, мы сегодня детально рассмотрели, примите наши советы к сведению, это может вас научить наслаждаться выходными в полную силу.

Синдром «понедельника». Адаптация пятиклассников к новым условиям обучения

1. Синдром «понедельника»

изменение режима дня ребенка в сравнении с начальной
школой, увеличение физической и умственной нагрузки;

быстрое физиологическое взросление многих детей,
гормональные изменения в организме;

изменения в питании ребенка, связанные с его большей
самостоятельностью

Синдром Понедельника.

Понедельник. Этот день действительно такой тяжелый для людей? Советы, как правильно себя подготовить к рабочей неделе.

Понедельник, безделок, похмельник, черный день, как его только не называют, но суть остается одна, понедельник остается самым тяжелым днем недели. И по мнению ученых, именно в понедельник 50% работников стабильно опаздывают на работу, компьютеры чаще зависают, интернет тормозит, а на дорогах происходит больше аварий. В чем же дело?

Руководитель школы астрологии объясняет, — «Это день Луны, она влияет на эмоциональный фон, тоесть на наше настроение, сиеминутное. Понедельник считается тяжелый день, не потому что у человека много работы, просто настроение меняется».

Психологи синдром понедельника объясняют двумя аспектами — это то, как мы отдыхаем, умеем ли мы восстановить свои силы за выходные, и второй аспект, — это мотивация, зачем мы встаем в Понедельник, идем ли мы на любимую или нелюбимую работу.

Чтобы легче перенести наступление Понедельник, кроме мотивации, специалисты советуют, с самого утра окружить себя приятными вещами, приятными событиями. Начинать день, к примеру не с противного будильника, а с любимой мелодии. Обязательно уделить пять минут тому, чтобы включить тело, разбудить тело. Это могут быть потягивание, пробежка, растяжка тела. А еще провести маленький ритуал входа в новый неделю. Например, просмотреть свои планы за вкусной чашечкой чая, спланировать, что хорошего я сделаю для себя, для семьи на этой неделе.

Научитесь мыслить позитивно, красиво отдыхать, полюбите свою работу и тогда Понедельники вам не страшны!

Синдром понедельника

«Начну с понедельника!» — так мы уговариваем себя заняться разными делами: зарядкой, диетой, написанием реферата, оформлением документов, разбором завалов, изучением иностранного языка… А в понедельник почему‑то случается что‑то срочное, важное, неотложное и никак не запланированное, которое рушит все наши планы. Но, в конце‑то концов, немного времени — и наступит новый понедельник! Существует даже научный термин обозначающий привычку откладывать дела на потом – «прокрастинация».

Кто‑то постоянно «тянет резину», кто‑то откладывает дела в долгий ящик, кто‑то тешит себя иллюзией, что всё рассосётся само собой. Дела накапливаются, сроки поджимают, здравый смысл на пару с внутренним голосом говорят, что пора начинать, но… Что это за «но», которое мешает нам действовать разумно и расчётливо? В первую очередь в голову приходит слово «лень». Лень-матушка, которая родилась вперед нас. «Не сейчас, потом, еще успею, потом будет лучше, еще, значит, не время»,— да мало ли можно придумать отговорок? Но за неопределенным термином «лень» может скрываться что‑то совсем другое, плохо осознаваемое. Одна моя знакомая 4 года не могла оформить сертификат на материнский капитал, просто откладывая это на «потом», хотя деньги в семье были совсем не лишними. Сын друзей второй год пишет резюме, чтобы устроиться после университета на работу — тянет время, находя какие‑то причины и оправдания. Я сама далеко не пример в этом деле: у меня тоже есть определенные задачи, которые выполнять надо (и все равно придется), но не хочется. Завтра или, лучше, в понедельник, их сделать будет проще, легче, сподручнее. Самообман? Да. Зачем он нам, что скрывает за собой промедление и как избавиться от прокрастинации?

Промедление и страх быть неуспешным

«Всю ночь к экзамену готовился!» — кому не доводилось в студенческие времена говорить или слышать подобное? Как будто не было известно, когда будет экзамен и что сдавать его все равно придется? Тем не менее добрая часть студентов действовала по этому принципу. Квартальный отчет надо сдать в определенное время, годовой отчет тоже пишется не к первому мая — все даты и сроки заранее известны, так почему мы дотягиваем все до последнего момента? Ольга, преподаватель экономики в одном из вузов, вспоминает: «С одной стороны, я всегда была перфекционисткой, мне важно было быть успешной и не опозориться, а с другой стороны, я вечно все затягивала. Вот однажды, после моего выступления, подходит уважаемый мною коллега: «Блестящее выступление на конференции! Поздравляю!» Я, смущаясь, отвечаю: «Ой, что Вы, я так волновалась, за 5 минут до начала не знала, с чего начну и чем закончу, в этой суете времени ни на что не хватает. Было бы время подготовиться нормально, было бы совсем другое дело!» Тут‑то он по‑отечески и поведал мне, что это обычная отговорка тех, кому страшно провалиться, особенно если потратил на подготовку достаточно сил и времени. А так, есть отговорка — времени не было. Я сначала пыталась спорить, а потом поняла, что так оно, по сути, и есть».

Почему мы так делаем?

Мы оттягиваем начало исполнения какого‑либо дела, боясь за его результат. Боимся быть некомпетентными, неуспешными, глупыми, смешными и, чтобы не испытывать этих неприятных чувств, заранее готовим себе оправдание: «Это не я глупый, некомпетентный, неуспешный. Это мне просто времени не хватило». Такая вот нехитрая защитная реакция, самообман, смягчающий удар по самолюбию, часто может быть причиной прокрастинации.

Промедление и «героизм»

Одни всю ночь готовятся к экзамену в надежде на везение, другие гордо рассказывают о том, что «всю ночь писали статью, чтобы не подвести редактора». Думаю, каждый за свою жизнь вспомнит пару рассказов о том, как некая мать-героиня «всю ночь шила костюм на новогодний утренник своему ребенку» и так далее. Есть такая категория людей, к которым я могу отнести и себя, которые сначала дотянут до последнего, а потом нарываются на подвиги — «Отступать некуда, за нами Москва!» Все горит, кипит, взрывается, и дело спорится! Но для людей с такой мотивацией самое главное — потом ненароком рассказать о своем «подвиге» куче народа, чтобы поймать одобряюще-восхищенный взгляд: «Ну, ничего себе!»

Почему мы так делаем?

Как известно, «нет ничего более легкого, чем быть занятым, и нет ничего более трудного, чем быть результативным». Откладывая дела в долгий ящик, а потом, ставя рекорды по их выполнению, мы получаем заряд адреналина, ощущение жизни и нужности. Ведь без нас все пропадет! Что ж, еще один вид самообмана. Налет героизма проходит сам собой, когда понимаешь, что это всего лишь неумение планировать время.Осознание этого может помочь в борьбе с прокрастинацией.

Ознакомьтесь так же:  Прививка от дифтерии взрослым делают

Промедление и перекладывание ответственности

Люди, которым свойственно промедление, в большей степени надеются, что «потом» им кто‑то или что‑то поможет, дело сделается само или вообще рассосется за ненадобностью. И знаете, иногда так и случается! Хорошо запомнила, как однажды зачет по политологии добросовестная часть нашей группы получила «автоматом», готовя длинные рефераты, а другим его позже поставили лишь за то, что пришли послушать в институте предвыборную агитацию какого‑то депутата. Вот обидно было первым! Эти периодические успехи подкрепляют уверенность, что не надо торопиться. Что дело должно «отстояться», ведь недаром же говорят: «Семь раз отмерь, а один отрежь». Поэтому ремонт в квартире надо делать постепенно, не спеша: год любоваться на обои в рулонах, лежащие в углу,— не разонравился ли рисунок, тщательно рассматривать плитку каждый вечер и так далее. Также можно бесконечно долго искать вдохновение для исполнения бюрократических процедур: оформления документов, фотографирования на паспорт и так далее. Еще одна извечная категория «завтраков» — это спорт и занятие саморазвитием. «Я каждый год даю себе обещание начать бегать по утрам,— рассказывает мой знакомый Денис, менеджер (40 лет).— Дети с женой уже смеются, но я не теряю надежды. Я даже специально им вслух про это говорю, чтобы потом стыдно было не начинать, но почему‑то не получается… то ребенок всю ночь беспокоил, то клиенты с утра позвонили, то дождь сильный, в общем, то одно то другое, все мешают, а я все не оставляю надежды. Спорт — это важно!»

Почему мы так делаем?

Ища внешние причины своих неудач, мы не берем ответственности за свою жизнь: обстоятельства мешают, мы тут ни при чем. Если сравнить две фразы: «У меня не хватает времени на занятия спортом» и «Я не могу найти время на занятия спортом», то сразу чувствуется разница. В первом случае некое время виновато, что его нет, а во втором — именно я, потому что не могу его найти. Придерживаясь стратегии внешнего обвинения, никогда не научишься хоть частично управлять временем и жизнью, и побороть прокрастинацию будет очень сложно. Ответственность человек либо берет, либо кому‑то отдает.

Промедление как агрессия

Наверное, многим покажется знакомым диалог: «Убери в комнате!» — «Ага, только передачу досмотрю!» — «Ты убрал в комнате?» — «Нет, я уроки делаю!» — «В комнате убрал?» — «Сейчас уберу, только немного посижу в Сети!» И так до бесконечности. Отговорок, важных дел и причин может быть бесконечно много — это знают все родители. И жены, которые вдохновляют мужей на хозяйственные дела, решая потом, что самой сделать быстрее. И мужья, просящие жен пришить пуговицу и погладить рубашку. Мы все знаем, что после очередного: «Ага, потом» будет буря, ураган, торнадо! Но почему- то заветное «потом» все не наступает… А может, нам этого и надо? Дело, которое нужно сделать, в большей степени необходимо не вам, а другому. И, медля, мы бессознательно показываем свою власть, зная, что другому наша проволочка не понравится. Это скрытая форма выражения агрессии, ведь нас просят на законных основаниях. У нас нет видимого повода и права отказаться, но дело‑то нужно другому, не мне. Прямо как в старом анекдоте, в котором жена просит мужа вынести елку первого мая.

Почему мы так делаем?

Затягивание с выполнением просьб, зачастую связано с проявлением власти и неосознанной агрессии в их адрес. Мы знаем слабые места людей, но не можем найти мотивацию, чтобы сделать то, о чем нас просят. Даже «буря» в наш адрес может сработать в обратном направлении: теперь есть все основания обидеться и не выполнять просьбу, затягивая ее дальше. Ведь это нужно не мне.

Промедление как стиль жизни

«О, это моя тема,— признается Елена (35лет), балетмейстер.— Это стиль жизни. Во главе всего — лень. Банально, но чтобы что‑то «сделать-поменять», нужны внутренние силы и мотивация. Я часто жду помощи от кого- то. Даже будучи отличницей в школе, всегда хотела у кого‑нибудь списать или чтоб подсказали. Для этого оттягивала момент начала дела, чтобы потом был повод сослаться на «не смогла», «не успела», «помешали». Сейчас понимаю, что откладывание насущных дел — как мазохизм. Больше сил тратится на страдания «ой, надо еще то‑то сделать», чем на само мероприятие. Или как садизм — наказание своими страданиями близких, которым приходится выслушивать всё это. Да, промедление — это проблема. Но что делать, я не знаю…»

Почему мы так делаем?

От промедления как психологической проблемы страдает и сам человек, и окружающие его люди. Иногда в тенденции откладывать дела на «потом» просматривается какой‑либо ведущий мотив, иногда смешиваются несколько. Борьба между «хочу» и «надо» продолжается всю жизнь, и победа бывает у разных сторон.

В борьбе с промедлением

Как бороться с прокрастинацией? Умение управлять временем очень важно для любого человека, который стремится жить осознанно и влиять на обстоятельства своей жизни. Если вам свойственно откладывание неприятных дел, то вам может помочь проверенный и действенный метод. Дуайт Дэвид Эйзенхауэр — американский государственный и военный деятель, генерал армии, 34‑й президент США, наверняка был человеком занятым. И для наиболее эффективного освоения времени, он стал распределять все текущие дела на 4 квадрата, выделив два ведущих аспекта,— это важность дела и его срочность. При этом нужно не путать, чем одно отличается от другого.

Важность: универсальный критерий важности дела — это степень последствий. То есть надо представить, что будет, если я не сделаю дело «А», и что будет, если я не сделаю дело «Б». Если степень последствий больше, значит, дело важнее. Например, если я не успею утром заправить постель, последствия будут одни, а если не успею выгулять собаку — совсем другие. Значит, утренняя прогулка с собакой — дело более важное, чем приведение кровати в приличный вид. Исполнитель должен сам определить, какое дело более важное, потому что все нюансы известны только ему.

Срочность: критерий срочности — это срок наступления последствий. То есть мы определяем, когда наступят эти последствия. Если я утром не полью цветы, последствия наступят, но не сразу, а если не успею погладить мужу рубашку — то очень быстро. Поэтому более срочное дело — гладить рубашку. Срочность также определяет сам исполнитель. Научиться распределять текущие дела по приоритетам несложно, надо только немного потрудиться. Этот навык поможет как бизнес-леди, так и домохозяйке. Правда, вопрос еще в том, как заставить себя им пользоваться. Ответ банален: «Собраться с силами и взяться за ум!». Поначалу может быть сложновато, но… как сильно вы хотите все успевать? Итак, учимся планировать и расставлять приоритеты.

В первую очередь! Дела Важные и Срочные делаются самыми первыми. Последствия велики, и они наступят скоро, медлить тут нельзя. Если таких дел много и они приходят неожиданно, то у человека возникает ощущение жизни в цейтноте, стрессе, он чувствует себя как белка в колесе, что совсем не полезно. И одной из важных причин такого количества срочных и важных дел и является промедление. Например, я знаю, что если не заплачу до двадцатого числа за кредит — будет большой штраф. Первого числа это дело важное, но не срочное, а девятнадцатого становится и важным, и срочным! Вывод: сделал дело — гуляй смело!

Делаем планомерно! Дела Важные и не Срочные: если у вас таких большинство, значит вы хороший менеджер. Вы умеете оплачивать счета своевременно, не затягиваете до последнего и действуете осознанно. Небольшая рекомендация: не забывайте расставлять промежуточные контрольные сроки.

Перепоручаем! Дела не Важные, но Срочные: степень последствия от их невыполнения будет не такой глобальной — никто не умрет, не заболеет, ничто не сорвется. Но результат не заставит себя долго ждать. Такие дела принято делегировать, чтобы сэкономить время. Например, подчиненным, детям, мужу — кому угодно. Можно попросить или потребовать — в зависимости от ситуации. Если у вас в голове живет идея о том, что «лучше меня никто не сделает, все равно переделывать придется», значит, этот навык надо развивать.

Не делаем вовсе! Дела не Важные и не Срочные: это, как правило, и есть поглотители времени. Ненужные звонки, отвлечения, болтовня, «зависание» в компьютере и так далее. Их надо сводить к минимуму, но любители все отложить «до понедельника» именно тут и черпают свой ресурс, занимаясь никому не нужными делами.

Morgen, morgen…

Я никогда не любила мыть посуду. И в детстве на все мамины просьбы неизменно отвечала «потом» или «завтра помою». И также неизменно слышала в ответ: «Morgen, morgen, nur nicht heute, sagen alle faulen Leute». Я знала, что это переводится так: «Завтра, завтра, только не сегодня, говорят все ленивые люди». Как я не любила эту фразу — еще больше, чем мыть посуду! Но, надо признаться, что немцы правы, именно так все ленивцы говорят!

Знаком ли вам синдром понедельника?

Всем привет! Вы заметили, какой сегодня день? Понедельник… И даже если вы читаете эту статью не в понедельник, помните о том, что он был вчера или позавчера и будет через несколько дней снова. Как вы чувствуете себя в этот день? Встречаете его нехотя? Мечтаете, чтобы он прошёл? Хотите, чтобы он никогда не наступал?

Есть категория людей, для которых всё именно так. А есть люди, для которых каждый понедельник начинается новая жизнь. Точнее, они хотят её начать каждый раз, но у них постоянно что-то не получается. И они переносят начало «новой» жизни на следующий понедельник.

Этот случай можно охарактеризовать просто — синдром понедельника. Это когда первому дню недели придаётся особое значение. Когда существует уверенность, что именно понедельник — лучшее время для начала (нового дела, новых привычек, новой жизни).

Многие хотят изменений в жизни, потому что всегда что-то не устраивает. Для того, чтобы изменить что-то, нужен стимул. Может ли понедельник быть стимулом? Возможно… Но что такое стимул?

Ознакомьтесь так же:  Болезнь лайма этиология эпидемиология

Хотите научиться играть на музыкальном инструменте? Есть инструмент, есть самоучитель, скачанный из Интернета, и пара свободных часов в неделю тоже вроде бы есть. Но вот никак не начнёте заниматься…

«Со следующего понедельника обязательно!» Как же… Через неделю всё повторяется. Разве понедельник в этом случае является стимулом? Так проявляется синдром понедельника.

На полке пылится книга, которую вы купили давным давно, поддавшись советам друзей, рекомендовавших вам её. Книга небольшая. Прочесть её можно за несколько часов. А если уделять ей по 30 минут в день, то уложитесь за неделю. Прочитать вроде бы хотите, но что-то никак… «В понедельник начну!» Не тут-то было.

Чтобы что-то начать, нужен стимул. А понедельник — это не стимул, поэтому вы так ничего и не начинаете. А что тогда является стимулом?

Вы будете в центре внимания, исполняя красивейшие композиции на музыкальном инструменте. Вы сможете обучить своих детей. Вы испытываете удовлетворение от одной мысли, что можете это делать.

Вы знаете, что книга, лежащая у вас на полке, пробудит в вас новые мысли. И вам знакома фраза: «За одну минуту вы не сможете изменить свою жизнь, но вы можете изменить мысли, которые изменят вашу жизнь». И вы знаете, что такая мысль обязательно к вам придёт из этой книги. Ну чем не стимул?

Откладывание до понедельника — это оправдание ничего не делать. Это откладывание своей жизни на потом. Это нежелание взять ситуацию под контроль. Это простое безволие.

Ведь не так уж важно, какой сегодня день недели — понедельник, вторник, пятница или суббота. Важно лишь желание действовать и меняться. С достаточным стимулом это возможно сделать в любой день недели.

Если вы болеете синдромом первого дня недели, то советую вспомнить, что в давние времена вообще не было деления на недели и не существовало понедельников. Перенесите себя мысленно в то время! Как вы будете действовать.

Вы испытываете «Синдром понедельника»?

Наш читатель Alex Beep прислал перевод интересной статьи о том, как правильно начать своё утро. Спасибо, Алекс!

Давно известно, что то, как вы начинаете свой день задаёт тон для всего дня. Если вы начинаете его вялым и поникшим – таким вы и проведётё его весь. Но стоит провести небольшие приготовления, как вы ощутите, что каждый новый день приносит вам только радость, в какую бы сложную жизненную ситуацию вы не попали.

Вот они, несколько полезных советов, которые помогут вам плавно влиться в новый день, независимо от происходящего:

Просыпайтесь заблаговременно. Для многих это звучит, как приговор, но для организма будет гораздо лучше, если вы несколько минут полежите в постели (но не стоит преувеличивать это время), а затем спокойно подниметесь. При резком подъёме ото сна в кровь выделается большое количество адреналина, провоцирующего агрессию и повышенную нервозность, но он быстро испаряется, рискуя на целый день оставить вас вялым и нетрудоспособным. Прикиньте, сколько времени вам нужно, чтобы быть готовым без излишней торопливости и прибавьте 20-30 минут. Если вы чувствуете себя более уставшим к концу дня – научите себя ложиться чуть раньше, это поможет набрать дополнительные баллы в борьбе с «синдромом понедельника».

Определите особый порядок действий, которые вам нужно сделать каждым утром, чтобы не перенагружать мозг ненужными мыслями – легко научиться делать обязательные утренние процедуры на автомате, тем более если вы не «жаворонок». Таким образом вы гарантируете себе, что минимальный набор действий по приготовлению себя к новому дню будет всегда готов.

Всегда завтракайте. Не рекомендуется переедать за завтраком, не ешьте сладкое и жирное, завтрак должен быть плотным, но не обжорским.

Ещё раз повторяю: завтрак не должен содержать много сладкого или полностью состоять из него. Сладости влияют на организм как наркотики, но являясь углеводами, начинают распадаться уже во рту и через пару часов вы уже будете хотеть есть

Планируйте ваш путь с небольшим запасом, чтобы внезапно образовавшийся затор не мог вас поставить в неприятное положение, особенно, когда это происходит в день важной встречи и пр.

На самом деле, если вы передвигаетесь по городу утром и вечером на машине, рекомендую иметь при себе GPS навигатор для расчетов дополнительных путей передвижения, а также знать дополнительные остановки и маршруты транспорта, если вы передвигаетесь не на своём транспортном средстве

По прибытии на работу выполните некоторый ритуал, который мягко переключит вас на нужную частоту – поприветствуйте коллег, выпейте чашку чая, уберите ненужные бумаги со стола, нечто, не относящееся непосредственно к работе, но вокруг неё.

Уделите 10 минут расстановке приоритетов в списке дел на текущий день. Самое плохое – когда день уже закончен, а вместо ключевых дел весь день вы занимались второстепенными.

Следуйте плану чем жёстче, тем лучше, новые задания кладите в стек или переключайтесь на них при их небольшой трудозатратности МЕЖДУ текущими заданиями.

Никогда не откладывайте самые сложные и срочные дела «на потом». Если вы не можете организовать приоритеты заданий, выполняйте самые трудозатратные в первую очередь.

Запомните, самое главное – это мягкий старт. Не подразумевайте и не думайте, что новый день – это как падение с корабля в открытый океан и вам сразу необходимо грести чем сильнее тем лучше. Представьте, что вы спускаетесь в бассейн по поручням лестницы – это будет более грамотным сравнением. Распределение ваших усилий поможет вам двигаться в течение дня с постоянной скоростью.

Дайте себе две недели для того, чтобы выработать наилучшие схемы и ритуалы для начала вашего дня. Попробуйте различные сочетания и порядок действий и найдите наиболее подходящее для вас. После того, как лучшие способы были найдены закрепите его в течение нескольких дней и забудьте о том хаосе, который преследовал вас по утрам. Вы будете удивлены и обрадованы тем, что вы делаете.

Синдром понедельника что это

Как часто мы хотим что-то сделать, но не можем! Или наоборот: не хотим чего-то делать, но должны. «Синдром понедельника» – это индикатор нашего неумения приспособить побудительные стимулы к нуждам компании. Как

Как часто мы хотим что-то сделать, но не можем! Или наоборот: не хотим чего-то делать, но должны. «Синдром понедельника» – это индикатор нашего неумения приспособить побудительные стимулы к нуждам компании. Как адаптироваться к нашим стимулам? Вопрос исследует Йюп Сгрийверс, автор бестселлера «Как быть крысой», в своей новой книге «Понедельник – день тяжелый».

Обратите внимание на то, как редко в наших размышлениях об организации и менеджменте присутствует биология, хотя именно в ней следует искать определенные откровения по поводу организаций вообще и нашего синдрома понедельника в частности. Приятное исключение представляет собой книга «Побуждение: как человеческая природа формирует наш выбор», написанная Лоренсом и Нориа (1) , в которой предлагается взглянуть на наши элементарные биологические стимулы или побуждения и рассказывается о том, какую роль они играют в организациях.

Я часто спрашивал себя, почему биологи, занимающиеся вопросами эволюции, редко дают уроки в бизнес-школах для будущих руководителей и профессионалов. В конце концов, если мы, простые миряне, хотим понять что-то о человеческом поведении, то нужно учиться именно у этих специалистов.

Это распространенное явление я объясняю животным страхом мыслителей от менеджмента к процессам и событиям в организациях, не поддающимся влиянию. К таким процессам, несомненно, принадлежит страсть, таящаяся в нашей плоти. Дело также заключается в соблюдении их собственных интересов: менеджеры и профессионалы не любят слышать о том, что все может происходить без их влияния. Они не за этим посещают непомерно дорогостоящие семинары. Представьте, как отреагирует аудитория, если ей скажут: «Мы ничего не можем с этим поделать. Вам нужно научиться понимать это как есть. Просто это часть нашей природы». Тренеры, духовные наставники и гуру знают об этом, и это для них весьма болезненно.

Как уже говорилось, книга «Побуждение…» является исключением, потому что в качестве отправной точки использует эволюционные психологические принципы.

Авторы выделяют четыре элементарных побудительных стимула:

Объяснение существования этих побудительных стимулов очень просто: в ходе эволюции смогли выжить и дать потомство лишь те люди, у которых имелись наиболее подходящие побудительные стимулы. Очевидно, что эти четыре стимула были самыми необходимыми, и мы их унаследовали (подсознательно, бесцельно и без какого-либо определенного плана) у наших успешных прародителей. Во время лекции директор одного из крупнейших зоопарков Голландии усмехнулся и сказал мне: «Вы понимаете, что за нами стоят сотни тысяч предков с их излюбленными характеристиками, которые все еще работают. Десять тысяч лет цивилизации с их городами и сельским хозяйством не выбили этого из нас». Другими словами, даже в нашем высокотехнологичном и рациональном обществе мы находимся во власти тех же побудительных стимулов, которые действовали на наших предков, когда те пересекали саванну.

Четыре побудительных стимула

А теперь давайте рассмотрим те побудительные стимулы, которые все еще живут в нас.

Желание приобретать что-либо уходит корнями в самую глубь нашего естества. Идет ли речь о пище, питье, ресурсах, половых партнерах, всегда в этом присутствует побудительный стимул, толкающий нас вперед. Будучи людьми рациональными, вы можете сказать, что в попытках приобрести что-то отсутствует стимул, побуждающий к работе. Хочу вас разочаровать: вам не удастся уйти далеко без побудительных стимулов и эмоций, которые нужны для достижения чего-либо. Люди с травмой головного мозга, приведшей к утрате побудительных стимулов и эмоций, не могут принять решение, хотя и способны тщательно взвешивать все альтернативы.

Стимул заключать союзы

Если стимул приобретать касается выживания и личных интересов, то стимул заключать союзы совершенно противоположный. Из своего опыта мы знаем, что сможем достичь лучших результатов, сотрудничая с другими людьми, чем если бы мы работали одни. Где-то внутри нас таится стимул, побуждающий образовывать сообщества и группы. Объяснение простое: тот, кто поддается этому стимулу, имеет больше шансов выжить во враждебной окружающей среде, чем тот, кто этого не делает. Даже сегодня большинство людей не могут жить в одиночестве, а те, которые надолго изолируют себя от общества, страдают от весьма странных идей. Это прекрасно иллюстрирует история отшельника Антония – он жил один в центре египетской пустыни, и его посещали самые разнообразные бредовые видения и идеи.

Внутри нас этот стимул всегда отыскивает голос, нашептывающий о том, что мы получим больше, чем потратим, если заключим соглашение. Знаменитый философ Спиноза (1632—1677) замечательно выразил это в одном из своих постулатов об этике: «Только у людей, живущих под началом разума, возникает постоянная необходимость приспосабливаться друг к другу»(2) . Вероятно, он имел в виду всего лишь то, что стимул заключать союзы — это разумный стимул, так как он побуждает нас приспосабливаться друг к другу, чтобы вместе мы могли достичь большего.

Третий побудительный стимул касается выживания. Он знаком нам всем. Когда кто-то приближается к нам или вторгается на нашу территорию, мы испытываем агрессию и протест, побуждающие нас защищать то, что принадлежит нам. Конечно, мы могли бы навесить на этот процесс какой-нибудь броский ярлык, но он всего лишь рационализация древнего инстинкта. В организациях мы тоже чувствуем этот территориальный стимул, например, когда происходит слияние двух отделов, в которых сотрудники не выносят друг друга, или когда два работника четко разграничивают свои обязанности и области ответственности и начинают внимательно следить друг за другом. Говоря другими словами, волк в овчарне.

Однако странно, что мы не можем прожить без врагов. Что было бы, не будь у нас врагов — отдельных людей, групп или компаний? Мы не смогли бы провести различие между своими и чужими, между нашим и их. А если бы у нас не было врагов, мы бы их придумали, что и происходит в мировой политике, а также в каждом отдельно взятом сообществе. Защитный потенциал нужно время от времени мобилизовать, вне зависимости от того, нужен он или нет.

Наши основные побудительные стимулы должны включать в себя желание узнавать и изменять. Причина этого заключается в том, что изобретательные организации, способные отделять зерна от плевел и накапливать знания, пользуясь внешними или внутренними источниками, преуспевают лучше. Мне кажется, что этот стимул тесно связан с «любознательностью» и даже, может быть, с ее эмоциональным эквивалентом. Мы все проявляем любознательность, когда сталкиваемся с чем-то, от чего у нас брови ползут вверх. При этом мы ведем себя сдержанно и приближаемся к любопытному предмету с осторожностью. У способных к обучению людей больше шансов выжить, особенно когда они оказываются в различных и непривычных для них ситуациях. Значение этого стимула не снизилось после того, как мы прошли период детства. Он постоянно присутствует в нашей рабочей жизни.

Организационный стимул в эргономике

Наш синдром понедельника есть не что иное, как индикатор нашего неумения приспособить побудительные стимулы к нуждам компании. Мы хотим что-то сделать, но не можем. Или наоборот: не хотим чего-то делать, но должны. Этого достаточно, чтобы испортить нам настроение! Наблюдается трагическое несовпадение нашей плоти и организации. Разве жалоба на то, что «я сегодня не в настроении», не является словесным выражением какого-то ощущения в нашем теле, частичного подчинения нашему стимулу, желания заняться чем-то другим? В любом случае каждый страдающий от синдрома понедельника может прийти к выводу, что его побудительные стимулы находятся в полном порядке. Проблема в том, что мы ничего не можем с этим поделать.

В чем же заключается несовпадение работы с каждым из четырех побудительных стимулов?

Теперь мы можем предложить основанное на стимулах объяснение нашего дискомфорта на работе. Многие страдают на работе, потому что «я всегда на вторых ролях», или «это ни к чему не приведет», или «это просто исчезнет в нижем ящике стола». Они впадают в депрессию, их стимул приобретать не находит удовлетворения ни в чем из того, что они делают. Вы хотите сделать что-то стоящее и полезное, вкладываете в это массу времени и сил, отдаете всего себя только для того, чтобы узнать, что все превратилось в пшик. Это случается с вами один раз, другой, третий, а потом вы задумываетесь: «Забудь об этом. Пошли всех. ». Многие идут на работу, испытывая это ощущение, и каждое утро в их горле застревает комок…

Иногда компании игнорируют стимул заключать союзы. Вы прекрасно знаете такие компании, в которых люди связаны друг с другом не более, чем песчинки. Вы входите в офис и идете по пустым коридорам. Все двери закрыты, люди сидят, изолированные друг от друга, как монахи в кельях. В условиях такой изоляции работники начинают жаловаться на одиночество, скуку и враждебность окружения. Это также объясняет то, что программы очеловечивания, внедряемые свихнувшимися менеджерами, не работают. Ведь они предлагают такие союзы, которые требуют слишком многого или просто не в состоянии выполнить свои обещания.

Очень многие компании, с гордостью провозгласившие себя надежными, заботливыми и человечными, были вынуждены в течение последних нескольких лет спада уволить большое число служащих. И тогда они кардинально изменили свой стиль управления и бизнес-ориентацию. Но осталось много служащих, которые помнят, как было раньше, и они спрашивают себя: «Как такое возможно? Мы были теплой компанией, в которой все шло хорошо, а теперь ничего невозможно сделать? Он ушел, она тоже ушла. Все разрушено, я отдал этой компании все, что имел. ». В таких компаниях витает дух предательства. В мире менеджмента небезосновательно много размышлений посвящено тому, как воссоединить служащих. Я думаю, ответ будет таким: это нужно делать весьма сдержанно.

Те служащие, которые в значительной степени поглощены своей компанией, у которых мало стимулов или которые идут не в том направлении, рискуют оказаться отвергнутыми своей работой.

Есть и другая причина недомогания на работе. Многих утомляет не само содержание их работы: ведь они сами ее выбрали, а закулисные оборонительные и наступательные игры, ставшие ее неотъемлемой частью. Если вы поговорите с человеком старше 55 лет, первое, что он скажет вам о своей работе: «Когда я смогу остановиться?» А если вы пристанете к нему с расспросами, то никогда не услышите от него жалоб, что работа очень тяжелая. Все его претензии будут крутиться вокруг ежедневных схваток и стычек с «пограничниками», ворчливых комитетов, союзов «пресмыкающихся» и «громил», которые постоянно приходится обходить и обезоруживать. Большая часть работы профессионалов — это нападение и защита. Очень часто больше всего требуется побудительный стимул выжить.

А принимается ли во внимание способность людей учиться и изменяться? Мы полагаем, что стимул учиться и трансформироваться бесконечен. Именно это вы и наблюдаете во всех этих консультационных фирмах по вопросам изменений, которые побуждают работников крутиться, как белка в колесе. У нас действительно есть стимул к учебе и переменам, но и у него есть предел. Мы умеем бегать, но никто не вправе требовать от нас, чтобы мы бежали со скоростью выше 50 миль в час. Неужели нашу способность к обучению нужно проверять таким неприятным образом?

В равной степени справедливо и обратное. Кто не думал (или не думает в данный момент) о том, что его работа — это повторение одних и тех же действий? Вы уже делали это в вашей компании и хотите чего-то еще. Создается впечатление, что ваш стимул к учебе и изменениям ведет в никуда.

Как адаптироваться к нашим стимулам

Средство, позволяющее получать удовольствие от работы, вытекает из всего вышесказанного. Вам нужно организовать работу так, чтобы она соответствовала вашим естественным побудительным стимулам. Можно сказать, что следует попытаться использовать форму организационной эргономики. В конце концов, мы же регулируем высоту нашего кресла и покупаем ботинки по ноге. Почему бы не принять во внимание наши стимулы? Тогда мы будем более счастливы и получим удовлетворение от работы.

Эргономика стимулов – вещь не новая и вполне естественно применяется в определенной степени и с некоторыми ограничениями в наших организациях. Служащие могут действовать так, как им удобно, если это дает результаты. Последнее особенно важно: как ни посмотри, в конце концов вам приходится брать на себя ответственность не достигать результатов. Однако авторы книги «Побуждение. » полагают, что наши организации могли бы лучше приспосабливаться к имеющимся у нас четырем побудительным стимулам.

Как это может выглядеть? Почему бы не дать борцам побороться за власть? Почему бы не отправить в отдел кадров тех, кто стремится заключать союзы и устанавливать связи? Почему бы не дать работу любопытным в отделе исследований? И почему бы не послать мачо вести переговоры? Фактически мы используем золотое правило правильной кадровой политики: нужный человек в нужном месте. Если вы справитесь с этим, то все смогут применить свои стимулы с пользой и все будет цвести и пахнуть.

Неужели решение (оставим в стороне технические подробности) действительно такое простое, элегантное и заключается лишь в том, чтобы расставить всех по своим местам?

Главное возражение скрыто в следующем предположении: удовлетворив стимулы и потребности, мы испытаем высшее удовольствие. Если бы это было так! Но разве широко известный стимул многих руководителей высшего звена «хапать все, что возможно» не демонстрирует то, что если жадность удовлетворяется, она не уменьшается, а только растет? Фрейд ошибался, когда говорил, что неспособность удовлетворить побудительный стимул приводит к его усилению. Если бы только мы могли видеть, как теория умеренности Фрейда работает в среде тех, кто наделен властью! Однако они на практике дискредитировали эту теорию: вознаграждение подогревает аппетит и желание получить еще большее вознаграждение, власть — желание получить больше власти, слава – больше славы. Когда стимулы удовлетворяют, они становятся еще сильнее.

Второе возражение заключается в большом разрыве между плотью и организацией, который нельзя преодолеть методами эргономики. Причины этого вы найдете в следующей и последней главе, в которой обсуждается неизбежность недомогания.

Глава «Побудительная эргономика» из книги Йюпа Сгрийверса «Понедельник – день тяжелый. Книга-утешение для всех работающих». «Олимп-бизнес», 2006.

(1) Paul Lawrence, Nitin Nohria. Driven: How Human Nature Shapes Our Choices.

(2) Спиноза. Этика, постулат 35, часть IV