Вегетативная иннервация жкт

ИННЕРВАЦИЯ ОРГАНОВ ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНОГО ТРАКТА (ДО СИГМОВИДНОЙ КИШКИ)

Афферентные пути от этих органов идут в составе блуждающего нерва (n. vagus), больших и малых внутренностных нервов (n. splanchnicus major et minor), печеночного сплетения (pl. hepaticus), чревного сплетения (pl. coeliacus), грудных и поясничных спинномозговых нервов и диафрагмального нерва шейного сплетения (n. phrenicus).

Рис. 1. Вегетативная иннервация внутренних органов: а — парасимпатическая часть, б — симпатическая часть; 1 — верхний шейный узел; 2 — латеральное промежуточное ядро; 3 — верхний шейный сердечный нерв; 4 — грудные сердечные и легочные нервы, 5 — большой чревный нерв; 6 — чревное сплетение; 7 — нижнее брыжеечное сплетение; 8 — верхний и нижний подчревные сплетения; 9 — малый чревный нерв; 10 — поясничные чревные нервы; 11 — крестцовые чревные нервы; 12 — парасимпатические ядра крестцовых сегментов; 13 — тазовые чревные нервы; 14 — тазовые узлы; 15 — парасимпатические узлы; 16 — блуждающий нерв; 17 — ушной узел, 18 — поднижнечелюстной узел; 19 — крылонебный узел; 20 — ресничный узел, 21 — парасимпатическое ядро блуждающего нерва; 22 — парасимпатическое ядро языкоглоточного нерва, 23 — парасимпатическое ядро лицевого нерва; 24 — парасимпатическое ядро глазодвигательного нерва (по М.Р. Сапину).

Эфферентная парасимпатическая иннервация. Преганглионарные волокна начинаются в дорсальном вегетативном ядре блуждающего нерва и идут в составе последнего, его ветвей (rami coeliaci) до терминальных узлов в толще органов.

Функция: усиление перистальтики полых органов, усиление секреции желез.

Эфферентная симпатическая иннервация. Преганглионарные волокна выходят из боковых рогов спинного мозга верхних грудных сегментов и проходят через соответствующие белые соединительные ветви (rami communicantes albi) и симпатический ствол без перерыва в составе больших и малых внутренностных нервов (n. splanchnicus major et minor) до промежуточных узлов (ganglia coeliaca et ganglion mesentericum superius et inferius). От них начинаются постганглионарные волокна, которые проходят в составе брюшноаортального сплетения (pl. aorticus abdominalis), чревного сплетения (pl. coeliacus), печеночного сплетения (pl. hepaticus) — к печени; брюшноаортального сплетения (pl. aorticus abdominalis), чревного сплетения (pl. coeliacus), pl. gastricus — к желудку; брюшноаортального сплетения (pl. aorticus abdominalis), верхнего брыжеечного сплетения (pl. mesentericus superior) — к кишечнику (до середины colon transversum); брюшноаортального сплетения (pl. aorticus abdominalis), верхнее и нижнее подчревное сплетение (pl. hypogastricus superior et inferior) — к кишечнику до сигмовидной кишки.

Функция: замедление перистальтики, угнетение секреции желез.

Нервная регуляция пищеварительного тракта

Иннервация ЖКТ отличается высокой степенью автономности. Эту автономность обеспечивает наличие собственной нервной сети, которая способна функционировать независимо от симпатических ганглиев и ЦНС. Эта сеть включает многочисленные сенсорные, вставочные (интернейроны) и эффекторные нейроны, и называется энтеральной нервной системой.

Энтеральная нервная система локализована в стенке кишечной трубки и простирается от пищевода до ануса. Она состоит из двух связанных нервных сплетений: межмышечного (ауэрбахово сплетение) и подслизистого (мейсснерово сплетение). Общее количество нейронов в энтеральной НС — около 100 млн, что близко к числу нейронов в составе СМ. Между двумя сплетениями имеются многочисленные связи. Кроме того, к каждому из сплетений подходят волокна ВНС (симпатические и парасимпатические). В эпителии и в глубине стенки кишечника лежат окончания чувствительных нейронов, афференты которых заканчиваются в межмышечном и подслизистом сплетениях, а также идут к симпатическим ганглиям, к СМ и стволу ГМ (рис. 5.29).

Рис. 5.29. Схема строения энтеральной нервной систем

Межмышечное (ауэрбахово) нервное сплетение располагается между продольными и поперечными слоями гладкомышечных клеток и включает систему возбуждающих и тормозных нейронов. Межмышечное сплетение усиливает тонус гладких мышц, увеличивает интенсивность и частоту ритмических сокращений, ускоряет перистальтические волны.

Подслизистое (.мейсснерово) нервное сплетение контролирует деятельность определенного короткого сегмента кишки. В нем замыкаются короткие рефлекторные дуги, рецепторная часть которых берет начало в эпителии этого сегмента. Рефлекторно регулируются секреция, всасывание и сократительная активность подслизистого гладкомышечного слоя.

Медиаторы энтеральной нервной системы выполняют разнообразные функции:

  • — обеспечивают межнейронные синаптические взаимодействия внутри сплетений и между ними;
  • — регулируют сократительную активность гладкой мускулатуры стенки кишечника;
  • — влияют на секреторную и всасывающую активность эпителиальных клеток;
  • — влияют на тонус кровеносных сосудов, обеспечивающих кровоснабжение стенки.

Симпатическая иннервация обеспечивается волокнами, берущими начало в СМ между сегментами Г5 и Ь2. Часть преганглионарных симпатических волокон переключается в симпатической цепочке, а часть — пронизывает цепочку и переключается в чревных и брыжеечных ганглиях (рис. 5.30).

Рис. 5.30. Симпатическая иннервация желудочно-кишечного тракта

Постганглионарные симпатические волокна иннервируют все отделы ЖКТ, выбрасывая в качестве медиатора из варикозных нервных окончаний НА. Эффектом симпатической стимуляции является торможение всех функций пищеварительного тракта. Это достигается за счет прямого тормозного действия на гладкую мускулатуру и за счет торможения нейронов энтеральной НС. Исключение составляет подслизистый гладкомышечный слой, на который симпатическая стимуляция действует возбуждающе.

Парасимпатическая иннервация обеспечивается преганглионарными волокнами блуждающего нерва, идущими к пищеводу, желудку, поджелудочной железе, тонкому кишечнику и первой половине толстого кишечника, а также волокнами, идущими от 2, 3 и 4-го крестцовых сегментов СМ к дистальной части толстого кишечника и анальной области (рис. 5.31).

Эффектом парасимпатической стимуляции является активация энтеральной НС, стимулирующая большинство функций пищеварительной системы. Медиатором парасимпатических нервных окончаний является АХ.

Рефлексы ЖКТ могут быть разделены на три группы:

  • 1) рефлексы, замыкающиеся на уровне сплетений энтеральной НС;
  • 2) рефлексы, замыкающиеся в симпатических ганглиях;
  • 3) рефлексы, замыкающиеся в ЦНС.

Сенсорные нейроны, запускающие рефлексы, располагаются либо в сплетениях энтеральной НС, либо в задних корешках СМ. Сигналами к их активации являются:

  • — раздражение слизистой оболочки кишечника;
  • — растяжение стенок пищеварительной трубки;
  • — действие специфических веществ.

Рис. 531. Парасимпатическая иннервация желудочно-кишечного тракта

Рефлексы, замыкающиеся в энтеральной НС, контролируют перистальтику, секрецию и оказывают локальные тормозные влияния.

Рефлексы, замыкающиеся в симпатических ганглиях, передают информацию на большие расстояния к другим отделам ЖКТ:

  • — гастроколонический рефлекс запускается в желудке, реализуется в ободочной кишке и проявляется в виде ее опорожнения;
  • — энтерогастральные рефлексы запускаются в ободочной кишке и тонком кишечнике, приводят к торможению моторики и секреции в желудке;
  • — колоно-илеальный рефлекс запускается в ободочной кишке, тормозит передвижение содержимого в подвздошную кишку.

Рефлексы, замыкающиеся в ЦНС, тормозят деятельность ЖКТ в ответ на болевое раздражение, вызывают дефекацию в ответ на сигналы из ободочной и прямой кишки, усиливают моторику и секрецию желудка в ответ на растяжение его стенок или стенки двенадцатиперстной кишки.

Вегетативная иннервация жкт

клетки коры больших полушарий.

Периферические отростки (дендриты) нейронов спинномозговых узлов из ствола спинномозгового нерва переходят в составе белых соединительных ветвей в симпатический ствол и проходят транзитно через его узлы. К органам головы, шеи и груди афферентные волокна следуют в составе ветвей симпатического ствола — сердечных нервов, легочных, пищеводных, гортанно-глоточных и других ветвей. К внутренним органам брюшной полости и таза основная масса афферентных волокон проходит в составе внутренностных нервов и далее, пройдя “транзитом” через ганглии вегетативных сплетений, и по вторичным сплетениям достигает внутренних органов.

К кровеносным сосудам конечностей и стенок туловища афферентные сосудистые волокна — периферические отростки чувствительных клеток спинномозговых узлов — проходят в составе спинномозговых нервов.

Таким образом, афферентные волокна для внутренних органов не образуют самостоятельных стволов, а проходят в составе вегетативных нервов.

Органы головы и сосуды головы получают афферентную иннервацию, главным образом, из тройничного и языкоглоточного нервов. В иннервации глотки и сосудов шеи принимает участие своими афферентными волокнами языкоглоточный нерв. Внутренние органы шеи, грудной полости и верхнего “этажа” брюшной полости имеют и вагусную и спинальную афферентную иннервацию. Большинство внутренних органов живота и все органы таза имеют только спинальную чувствительную иннервацию, т.е. их рецепторы образованы дендритами клеток спинномозговых узлов.

Центральные отростки (аксоны) псевдоуниполярных клеток вступают в составе чувствительных корешков в головной и спинной мозг.

Третьим источником афферентной иннервации некоторых внутренних органов являются вегетативные клетки второго типа Догеля, расположенные во внутриорганных и внеорганных сплетениях. Дендриты этих клеток образуют рецепторы во внутренних органах, аксоны некоторых из них достигают спинного и даже головного мозга (И.А.Булыгин, А.Г.Коротков, Н.Г.Гориков), следуя или в составе блуждающего нерва или через симпатические стволы в задние корешки спинномозговых нервов.

В головном мозгу тела вторых нейронов располагаются в чувствительных ядрах черепных нервов (nucl. spinalis n. trigemini, nucl. solitarius IX, X нервов).

В спинном мозге интероцептивная информация передается по нескольким каналам: по переднему и латеральному спинно-таламическим путям, по спинно-мозжечковым путям и по задним канатикам — тонкому и клиновидному пучкам. Участие мозжечка в адаптационно-трофических функциях нервной системы объясняет существование широких интероцептивных путей, следующих к мозжечку. Таким образом, тела вторых нейронов располагаются и в спинном мозге — в ядрах задних рогов и промежуточной зоны, а также в тонком и клиновидном ядрах продолговатого мозга.

Аксоны вторых нейронов направляются на противоположную сторону и в составе медиальной петли достигают ядер таламуса, а также ядер ретикулярной формации и гипоталамуса. Следовательно, в стволе мозга, во-первых, прослеживается концентрированный пучок интероцептивных проводников, следующих в медиальной петле к ядрам таламуса (III нейрон), во-вторых, происходит дивергенция вегетативных путей, направляющихся ко многим ядрам ретикулярной формации и к гипоталамусу. Эти связи обеспечивают координацию деятельности многочисленных центров, участвующих в регуляции разнообразных вегетативных функций.

Отростки третьих нейронов идут через заднюю ножку внутренней капсулы и заканчиваются на клетках коры головного мозга, где и происходит осознование болевых ощущений. Обычно эти ощущения носят разлитой характер, не имеют точной локализации. И.П.Павлов объяснял это тем, что корковое представительство интероцепторов имеет малую жизненную практику. Так, больные с повторными приступами болей, связанных с заболеваниями внутренних органов, определяют их локализацию и характер гораздо точнее, чем в начале заболевания.

В коре вегетативные функции представлены в моторной, премоторной зонах. Информация о работе гипоталамуса поступает в кору лобной доли. Афферентные сигналы от органов дыхания и кровообращения — в кору островка, от органов брюшной полости — в постцентральную извилину. Кора центральной части медиальной поверхности полушарий мозга (лимбическая доля) также является частью висцерального анализатора, участвуя в регуляции дыхательной, пищеварительной, мочеполовой систем, обменных процессов.

Ознакомьтесь так же:  Трубку в пищевод

Афферентная иннервация внутренних органов не носит сегментарного характера. Внутренние органы и сосуды отличаются множественностью путей чувствительной иннервации, среди них большинство составляют волокна, происходящие из ближайших сегментов спинного мозга. Это основные пути иннервации. Волокна же дополнительных (окольных) путей иннервации внутренних органов проходят из отдаленных сегментов спинного мозга.

Значительная часть импульсов от внутренних органов достигает вегетативных центров головного и спинного мозга через афферентные волокна соматической нервной системы благодаря многочисленным связям между структурами соматического и вегетативного отделов единой нервной системы. Афферентные импульсы от внутренних органов и аппарата движения могут поступать к одному и тому же нейрону, который в зависимости от сложившейся ситуации обеспечивает выполнение вегетативных или анимальных функций. Наличие связей между нервными элементами соматических и вегетативных рефлекторных дуг обусловливает появление отраженных болей, что необходимо учитывать при постановке диагноза и лечении. Так, при холецистите бывают зубные боли и отмечается френикус-симптом, при анурии одной почки бывает задержка выделения мочи другой почкой. При заболеваниях внутренних органов возникают кожные зоны повышенной чувствительности — гиперестезии (зоны Захарьина-Геда). Например, при стенокардии отраженные боли локализуются в левой руке, при язве желудка — между лопатками, при поражении поджелудочной железы — опоясывающие боли слева на уровне нижних ребер вплоть до позвоночника и т.д. Зная особенности строения сегментарных рефлекторных дуг, можно воздействовать на внутренние органы, нанося раздражения в области соответствующего кожного сегмента. На этом основана иглотерапия и применение местных физиопроцедур.

Эфферентная иннервация различных внутренних органов неоднозначна. Органы, в состав которых входит гладкая непроизвольная мускулатура, а также органы обладающие секреторной функцией, как правило, получают эфферентную иннервацию из обоих отделов вегетативной нервной системы: симпатического и парасимпатического, оказывающие на функцию органа противоположный эффект.

Возбуждение симпатического отдела вегетативной нервной системы вызывает учащение и усиление сердечных сокращений, повышение артериального давления и уровня глюкозы в крови, повышение выброса гормонов мозгового слоя надпочечников, расширение зрачков и просвета бронхов, снижение секреции желез (кроме потовых), угнетение перистальтики кишечника, вызывает спазм сфинктеров.

Возбуждение парасимпатического отдела вегетативной нервной системы снижает артериальное давление и уровень глюкозы в крови (повышает секрецию инсулина), урежает и ослабляет сокращения сердца, суживает зрачки и просвет бронхов, повышает секрецию желез, усиливает перистальтику и сокращает мускулатуру мочевого пузыря, расслабляет сфинктеры.

В зависимости от морфофункциональных особенностей того или иного органа в его эфферентной иннервации может преобладать симпатический или парасимпатический компонент вегетативной нервной системы. Морфологически это проявляется в количестве соответствующих проводников в структуре и выраженности внутриорганного нервного аппарата. В частности, в иннервации мочевого пузыря и влагалища решающая роль принадлежит парасимпатическому отделу, в иннервации печени — симпатическому.

Некоторые органы получают только симпатическую иннервацию, например, дилятатор зрачка, потовые и сальные железы кожи, волосковые мышцы кожи, селезенка, а сфинктер зрачка и ресничная мышца -парасимпатическую иннервацию. Только симпатическую иннервацию имеет подавляющее большинство кровеносных сосудов. При этом повышение тонуса симпатической нервной системы, как правило, вызывает сосудосуживающий эффект. Однако есть органы (сердце) в которых повышение тонуса симпатической нервной системы сопровождается сосудорасширяющим эффектом.

Внутренние органы, содержащие поперечно-полосатую мускулатуру (язык, глотка, пищевод, гортань, прямая кишка, уретра) получают эфферентную соматическую иннервацию из двигательных ядер черепных или спинномозговых нервов.

Важное значение для определения источников нервного снабжения внутренних органов является знание его происхождения, его перемещений в процессе эволюции и онтогенезе. Только с этих позиций будет понятна иннервация, например, сердца из шейных симпатических узлов, а половых желез — из аортального сплетения.

Отличительной особенностью нервного аппарата внутренних органов является многосегментарность источников его формирования, множественность путей, соединяющих орган с ЦНС и наличие местных центров иннервации. Этим можно объяснить невозможность полной денервации любого внутреннего органа хирургическим путем.

Эфферентные вегетативные проводящие пути к внутренним органам и сосудам двухнейронные. Тела первых нейронов располагаются в ядрах головного и спинного мозга. Тела вторых — в вегетативных узлах, где происходит переключение импульса с преганглионарных на постганглионарные волокна.

ИСТОЧНИКИ ЭФФЕРЕНТНОЙ ВЕГЕТАТИВНОЙ ИННЕРВАЦИИ ВНУТРЕННИХ ОРГАНОВ

Органы головы и шеи

Парасимпатическая иннервация. Первые нейроны: 1) добавочное и срединное ядро III пары черепных нервов; 2) верхнее слюноотделительное ядро VII пары; 3) нижнее слюноотделительное ядро IX пары; 4) дорсальное ядро X пары черепных нервов.

Вторые нейроны: околоорганные узлы головы (ресничный, крылонебный, поднижнечелюстной, ушной), внутриорганные узлы X пары нервов.

Симпатическая иннервация. Первые нейроны — промежуточнобоковые ядра спинного мозга (С8, Th1-4).

Вторые нейроны — шейные узлы симпатического ствола.

Органы грудной полости

Парасимпатическая иннервация. Первые нейроны — дорсальное ядро блуждающего нерва (X пара).

Вторые нейроны — околоорганные и внутриорганные узлы.

Симпатическая иннервация. Первые нейроны — промежуточнобоковые ядра спинного мозга ( Th 1-6).

Вторые нейроны — нижний шейный и 5-6 верхних грудных узлов симпатического ствола. Вторые нейроны для сердца располагаются во всех шейных и верхних грудных узлах.

Органы брюшной полости

Парасимпатическая иннервация. Первые нейроны — дорсальное ядро блуждающего нерва.

Вторые нейроны — околоорганные и внутриорганные узлы. Исключение составляет сигмовидная кишка, которая иннервируется как органы таза.

Симпатическая иннервация. Первые нейроны — промежуточнобоковые ядра спинного мозга ( Th 6-12).

Вторые нейроны — узлы чревного, аортального и нижнего брыжеечного сплетений (II порядка). Хромофинные клетки мозгового вещества надпочечников иннервируются преганглионарными волокнами.

Органы полости таза

Парасимпатическая иннервация. Первые нейроны — промежуточнобоковые ядра сакрального отдела спинного мозга ( S 2-4).

Вторые нейроны — околоорганные и внутриорганные узлы.

Симпатическая иннервация. Первые нейроны — промежуточнобоковые ядра спинного мозга ( L1-3).

Вторые нейроны — нижний брыжеечный узел и узлы верхнего и нижнего подчревных сплетений (II порядка).

ИННЕРВАЦИЯ КРОВЕНОСНЫХ СОСУДОВ

Нервный аппарат кровеносных сосудов представлен интероцепторами и периваскулярными сплетениями, распространяющимися по ходу сосуда в его адвентиции или вдоль границы наружной и средней его оболочек.

Афферентная (чувствительная) иннервация осуществляется за счет нервных клеток спинномозговых узлов и узлов черепных нервов.

Эфферентная иннервация кровеносных сосудов осуществляется за счет симпатических волокон, причем артерии и артериолы испытывают сосудосуживающее влияние непрерывно.

К сосудам конечностей и туловища симпатические волокна идут в составе спинномозговых нервов.

Основная масса эфферентных симпатических волокон к сосудам брюшной полости и таза проходит в составе чревных нервов. Раздражение чревных нервов вызывает сужение кровеносных сосудов, перерезка — резкое расширение сосудов.

Рядом исследователей были обнаружены сосудорасширяющие волокна, входящие в состав некоторых соматических и вегетативных нервов. Возможно только волокна некоторых из них (chorda tympani, nn. splanchnici pelvini) имеют парасимпатическое происхождение. Природа большинства сосудорасширяющих волокон остается неясной.

Т.А.Григорьева (1954) обосновала предположение о том, что сосудорасширяющий эффект достигается в результате сокращения не кольцевых, а продольно или косо ориентированных мышечных волокон сосудистой стенки. Таким образом, одни и те же импульсы, приносимые симпатическими нервными волокнами, вызывают различный эффект — сосудосуживающий или сосудорасширяющий, в зависимости от ориентировки самих гладкомышечных клеток по отношению к продольной оси сосуда.

Допускается и еще один механизм вазодилятации: расслабление гладкой мускулатуры сосудистой стенки как результат возникновения торможения в вегетативных нейронах, иннервирующих сосуды.

Наконец, нельзя исключить и расширения просвета сосудов в результате гуморальных влияний, поскольку гуморальные факторы могут органически входить в рефлекторную дугу, в частности как ее эффекторное звено.

Иннервация органов жкт

грубая пища (чёрн. хлеб, овощи) секретин

серотонин вазоактивн. пептид

гистамин гастроингибирующий пептид

Пищеварение в толстой кишке.

В толстом кишечнике подвергается гидролизу оставшаяся часть непереваренных в тонком киш-ке в-в, в первую очередь растит. клетчатка. Пищеварение осущ. ферментами сока, поступившего из тонкого киш-ка, а также соком толстой кишки и ферментами микроорганизмов толстого кишечника. Вне пищеварения в толстом к-ке происходит отделение незначительного кол-ва сока, при механическом раздражении слизистой оно увелич. в 8-10 раз.

Сок толстой кишки состоит из жидкого и плотного компонентов. Ферменты кишечного сока образуются и накапливаются в кишечных эпителиоцитах. После слущивания и разрушения эпителия ферменты попадают в жидкую часть сока, рН к-рой составляет 8,5-9,0.

Плотный компонент сост. из слущенных эпителиоцитов, лимфоидных клеток и слизи.

активность ферментов сока толстой кишки значительно ниже, чем тонкой. В соке содержатся небольшие количества катепсинов, пептидаз, липаз, амилаз, нуклеаз, щелочной фосфатазы (в 15-20 раз меньше, чем в тонком к-ке).

Регуляция сокоотделения осуществляется преимущественно местными механизмами.

В толстом кишечнике активно всасывается вода (1-1,5 л/сут), что способствует формированию каловых масс (150 – 250 г/сут).

Роль микрофлоры толстой кишки.

Одна из особенностей толстого киш-ка – наличие микрофлоры. Преобладающими микробами явл. бифидобактерии и бактероиды – почти 90% от всех микробов. Остальные 10% — молочнокислые бактерии, стрептококки, стафилококки, кишечная палочка и др.

Кишечная микрофлора выполняет ряд важнейших функций для организма:

Механическая защита слизистой оболочки (за счёт комплементарности гликолипидов стенки бактерий гликопротеинам мембран энтероцитов);

Ингибирование патогенных и условно-патогенных микроорганизмов;

Расщепление остатков пищев. в-в, в результате чего образуются кислые продукты (молочная и уксусная к-ты), токсические в-ва (индол, скатол, фенол, крезол), к-рые обезвреживаются печенью, БАВ (гистамин, тирамин), а также водород, сернистый газ, метан;

Поддерживает равновесие м/у процессами брожения и гниения;

Ферменты бактерий расщепляют целлюлозу, пектины, лигнины;

Инактивирует ферменты пищеварительных соков;

Стимулирует естественный иммунитет (осущ. продукцию интерферонов, стимулирует образование Ig А);

Участвует в обмене белков, фосфолипидов, желчных кислот;

Инактивирует ферменты пищеварительных соков.

Моторная функция толстого кишечника.

Содержимое тонкого киш-ка ч/з илеоцекальный сфинктер переходит в толстый. В обратном направлении переход химуса невозможен. Илеоцекальный сфинктер работает согласованно с пилорическим, т.е. их расслабление происходит одновременно. Это обеспечивается бисфинктерным рефлексом. Значительное повышение давления в толстой кишке повышает тонус илеоцекального сфинктера и тормозит поступление содержимого из тонкой кишки в толстую.

Ознакомьтесь так же:  Что лучше принимать при язве желудка

Для толстой кишки характерны следующие типы сокращений:

Маятникообразные (гаустральные сокращения): В результате сокращения отдельных участков циркулярного мышечного слоя стенка толстой кишки образует складки и вздутия (гаустры), движущиеся вдоль кишки за счет сокращения продольных мышечных лент (волны гаустрации). Они обеспечивают перемешивание химуса, что ускоряет всасывание воды;

Перистальтические – способствуют продвижению химуса в дистальном направлении;

Антиперистальтические – перемещают содержимое кишки в ретроградном направлении, что также ускоряет всасывание воды;

Пропульсивные – обеспечивают продвижение химуса на большие расстояния – из поперечной в сигмовидную и прямую кишку; приём пищи ускоряет возникновение пропульсивных сокращений (масс-сокращения);

Тонические – на них накладываются другие сокращения.

Основными механизмами регуляции моторной активности толстой кишки являются рефлекторные, реализуемые преимущественно за счет интрамуральной нервной системы. В её основе лежит способность мембран гладкомышечных клеток к спонтанной деполяризации при раздражении механорецепторов толстой кишки.

Экстрамуральная иннервация осуществляется парасимпатическими волокнами блуждающего и тазового нервов; симпатические волокна выходят из верхнего и нижнего брыжеечных узлов. Так же, как и на другие отделы желудочно-кишечного тракта, парасимпатические волокна на толстую кишку оказывают стимулирующее, а симпатические – тормозное действие.

Моторика толстой кишки возбуждается во время еды, прохождения пищи по пищеводу, раздражения хемо- и механорецепторов желудка и тонкой кишки. Стимулирует моторику раздражение рецепторов толстой кишки. Гуморально стимулируют моторику толстой кишки серотонин, глюкокортикоиды, ацетилхолин, тормозят адреналин, глюкагон.

Опорожнение нижних отделов толстой кишки от экскрементов осуществляется с помощью акта дефекации. Раздражение рецепторов прямой кишки при ее заполнении каловыми массами и повышении давления в ней до 40 – 50 мм. рт. ст. вызывает позыв к дефекации. Регуляция осуществляется интрамуральной нервной системой, парасимпатическими и соматическими нервами из центра дефекации, расположенного в крестцовых сегментах S1 – S4. Афферентные импульсы от слизистой толстой кишки передаются по срамным и тазовым нервам в спинальный центр, откуда через парасимпатические волокна, идущие в составе этих же нервов, поступают к мышечной оболочке и сфинктерам толстой кишки. При реализации акта дефекации тонус внутреннего сфинктера ослабляется, возбуждается моторика. Тонус наружного сфинктера вначале повышается, а при достижении надпороговой силы раздражения тормозится, и происходит акт дефекации. Произвольный акт дефекации осуществляется при участии центров продолговатого мозга, гипоталамуса и коры больших полушарий, рефлекс вырабатывается в течение первого года жизни. Естественный акт дефекации является отчасти волевым, отчасти непроизвольным. При значительном раздражении прямой кишки происходит ее сокращение и расслабление внутреннего анального сфинктера. Произвольная часть заключается в расслаблении наружного сфинктера, сокращении диафрагмы и брюшных мышц. Это повышает внутрибрюшное давление до 220 см вод. ст. Рефлекс дефекации полностью исчезает после разрушения крестцовых сегментов спинного мозга. Разрушение спинного мозга выше этих сегментов сопровождается сохранением спинальных рефлексов дефекации, произвольный компонент рефлекса не осуществляется.

Иннервация желудочно-кишечного тракта, поджелудочной железы и печени

Афферентные пути от указанных органов идут в составе блуждающего нерва.

Эфферентная парасимпатическая иннервация. Преганглионарные волокна начинаются из дорсального вегетативного ядра блуждающего нерва (nucleus dorsalis n. vagi) и проходят в его составе (n. vagus) до терминальных узлов, находящихся в толще органов.
Функция: усиление перистальтики желудка, кишок, жёлчного пузыря и расслабление сфинктера привратника двенадцатиперстной кишки, расширение сосудов. В отношении секреции желёз кишечника, то можно сказать, что в составе блуждающего нерва есть волокна и возбуждающие, и тормозящие её.

Эфферентная симпатическая иннервация. Преганглионарные волокна берут начало в боковых рогах спинного мозга Th V – Th XII (грудные сегменты) и идут по соответственным ветвям до симпатического ствола и далее без перерыва до промежуточных узлов…
Функция: замедление перистальтики желудка, кишок, жёлчного пузыря, сужение сосудов и угнетение секреции желёз.

При возникновении смещений позвонков в нижнегрудном отделе позвоночника и уменьшении влияния симпатической иннервации, получим усиление перистальтики. Ситуация может вылиться в диарею (понос), и часто трактуется как «невроз кишечника». В некоторых случаях может быть резкая боль в животе из-за спазма отдельных участков кишок. Причём, боль может быть настолько выраженной, что приводит к постановке ошибочного диагноза – «острый живот», и, соответственно, к решению проблемы посредством оперативного вмешательства!
Лично я, ещё будучи студентом медицинского института, ассистировал хирургу (оператору) при аппендэктомии (удалении червеобразного отростка), и, к сожалению, только на операционном столе, уже после того, как был открыт доступ в брюшную полость, стал очевидным тот факт, что аппендикс не был воспалён! Хотя положительным был симптом Щёткина-Блюмберга, а в крови увеличенное до 12•10 9 в литре количество лейкоцитов и повышенная СОЭ (скорость оседания эритроцитов). И таких примеров, увы, думаю, можно привести превеликое множество.
Кроме того, смею предположить, что длительный спазм автоматически ведёт непосредственно к возникновению конкретной острой патологии в брюшной полости – тем же аппендицитам, холециститам, панкреатитам, аднекситам и т.д., и т.п.!
Резко сократившаяся мускулатура кишечника может сдавливать мезэтериальные сосуды, обескровливая тем самым участки кишок, на что мгновенно отреагируют нервные окончания болью и возникновением локальной воспалительной реакции.
Кстати, от резких болей в животе можно избавиться, приняв позу потягивающейся кошки (опираясь на согнутые в локтях руки и в коленях ноги), когда тазовый конец туловища располагается выше головного.
Данное статическое упражнение, направленное на растягивание (вытягивание) позвоночного столба, способствует увеличению расстояния между сочленёнными позвонками, благодаря чему прекращается компрессия спинномозговых нервов, и, как следствие, восстановление проведения биоэлектрических импульсов по симпатической нервной системе к кишкам. В результате – замедляется перистальтика кишок (т.е. снижается тонус их гладких мышц), улучшается кровообращение (нет сдавливания мезэтериальных сосудов) и, как следствие, уменьшается боль, и воспаление сходит на нет.
В одно время, правда, очень непродолжительное, медики предпринимали попытки лечить язвенную болезнь желудка путём денервации страдающего органа, т.е. при помощи, так называемой, стволовой или селективной ваготомии, когда перерезался ствол блуждающего нерва или одна из его ветвей, иннервирующих желудок. Благодаря такой операции, удавалось избегать сложной и тяжёлой операции по резекции желудка. Но от этой щадящей операции (ваготомии) пришлось впоследствии отказаться, т.к. у части больных отмечалось обострение заболевания (рецидив). Однако именно этот метод лечения дал толчок к тому, чтобы задуматься о первостепенном значении, нервной регуляции, и о причинах рецидивирования заболевания, а чуть позже и о главенстве вегетативной её части, в функционирование которой вносят коррективы, проблемы (смещения или блоки) в позвоночном столбе!
В связи с этим, я и решил попробовать лечить больных с данной патологией при помощи манипуляций на позвоночнике, т.е. с использованием мануальной терапии. У меня было четверо таких пациентов – язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки – и у всех четверых с отличным результатом!

В 2000 году, на моём территориальном участке был случай, когда больной, изредка злоупотреблявший алкоголем, после очередного алкогольного эксцесса создал себе проблему в животе: при осмотре у него были признаки «эрозивного гастрита», клиникой несколько напоминающего острый живот. Т.е., имело место спонтанное кровотечение, кстати, также самопроизвольно и прекратившееся! Диагноз при ургентной (срочной) госпитализации, впоследствии был подтверждён гастроскопическим исследованием.
И такое же кровотечение в желудке имело место у больного, страдавшего язвенной болезнью 12-перстной кишки, возникшее у него после подъёма тяжести. И также прекратившегося спонтанно! (1996год, август).
За год до этого (1995), именно у этого молодого человека язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки в периоды обострений, проявлялась жестокими болями и резко выраженными диспепсическими нарушениями. По моему предложению я работал с его позвоночником как раз в периоды обострений (весной и осенью) – и мы с ним получили прекрасный результат – на следующий год у него не было сезонных обострений заболевания!
А вот после подъёма тяжести – у него был, с его слов, чёрный кал (мелена), и на следующий день его привезли с работы в поликлинику и ввели на крыльцо здания под руки (молодой человек был очень бледен!). Больной был немедленно госпитализирован в хирургическое отделение Городской больницы скорой медицинской помощи, где ему, при поступлении, сразу же произвели эндоскопическое исследование желудка и двенадцатиперстной кишки. Но старый зарубцевавшийся язвенный дефект не кровоточил – обострения хронического заболевания не было! Однако мелена подтверждала кровотечение из вышележащих отделов кишечника, т.е. из желудка. (Кровь, подвергшаяся в желудке воздействию соляной кислоты, приобретает именно чёрный цвет). Видимо, имело место кратковременное кровотечение всей внутренней поверхностью желудка, из-за временной денервации прекапиллярных сосудов – артериол, которые, разорвавшись, и излили кровь в просвет полого органа.
Подъём значительной тяжести «сплющил» межпозвонковые диски и они, вместо двояковыпуклых, стали плоскими – из-за чего уменьшились межпозвонковые отверстия, что повлекло за собой компрессию спинномозговых нервов. Как мы помним, при сдавливании нервного волокна в нём нарушается проведение биоэлектрического импульса. Вследствие этого тонус гладких мышц внутри стенок артериол резко снизился, и сосуды не выдержали давления крови и попросту стали рваться! Более подробно этот механизм описан мною ниже – во второй части «Концепции». Поэтому здесь я не буду на этом останавливаться.
Через два дня наблюдения за поступившим пациентом и консервативных лечебных мероприятий, молодой человек был выписан из клиники.

Воздействие звуковых колебаний
Одним из очень ярких примеров, нарушений в позвоночном столбе, на участке, отвечающем за работу желудочно-кишечного тракта, может послужить случай, имевший место в жизни близких мне людей, да и моей тоже!
Вся наша семья (мы с женой, сын и младшая дочь, моя мать) после нескольких часов, проведенных сидя спиной к мощным звуковоспроизводящим колонкам, – это было на свадьбе, т.е., ещё и при употреблении алкоголя, получили расстройство работы кишечника, длившееся трое суток! Причиной, надо полагать, явились удары звуковых колебаний воздуха, и, в особенности, низкочастотных. Мало того, что произошли механические смещения позвонков, но и возникли переключения (короткие замыкания) в самом спинном мозгу. Блокирование проведения биоэлектрических импульсов по симпатической вегетативной нервной системе (она, как мы помним, замедляет перистальтику кишечника, сужает сосуды и угнетает секрецию желёз) – ведёт к преобладанию парасимпатической иннервации, усиливающей перистальтику кишечника, расширяющей сосуды кишечника (а это дополнительный приток крови, т.е. жидкости). Следствием такого дисбаланса в вегетативной иннервации кишечника и стала диарея (понос) у нескольких человек. Самое смешное это то, что многие расценили данную ситуацию, как связанную с употреблением в пищу жареной речной рыбы, жирной к тому же. Но наша младшая дочь, Даша, не ела той рыбы! Однако и у неё было, так называемое, расстройство кишечника.
Приведу ещё один пример патогенных воздействий звуковых колебаний на живой организм.
Во время подготовки к Параду Победы, в ноябре 1945 года в Москве сводный оркестр Московского гарнизона проводил репетиции в манеже, в Хамовниках. Опытный всадник-кавалерист, Николай Ситько, решил воспользоваться случаем и попытаться приручить коня по кличке Полюс, который должен был участвовать в параде на Красной площади, к музыке духового оркестра.
В манеж офицер въехал на Полюсе в то время, когда оркестр ещё не играл. А вот далее… Громкая, неожиданно зазвучавшая музыка в ограниченном пространстве, к сожалению, стала губительной для коня. Полюс очень сильно испугался, весь задрожал и взмок, а затем заметался на месте и… упал! Оркестр тотчас же прекратил играть. Коня с трудом подняли на ноги и успокоили. В последующем, усилия ветеринаров, к сожалению, оказались безрезультатными – они ничем не смогли помочь пострадавшему животному. У него произошло сильное нервное расстройство. И Полюса отправили на его родной конный завод.

Ознакомьтесь так же:  От чего болит правый бок внизу живота при беременности

И ещё о воздействии колебаний звуковой частоты
В городе Регенсбург, Германия, в 1996 году у семнадцатилетней Кристиан Киттел произошла тромбоэмболия (закупорка тромбом) легочной артерии, но врачам удалось спасти девушку – её прооперировали. Однако вывести Кристиан Киттел из комы не удалось ни в ближайшие часы после операции, ни в последующие семь лет!
В 2003 году в город на гастроли прибыл популярный исполнитель Брайан Адамс, поклонницей которого, до несчастья, была Кристиан Киттел. Мама больной, Адельхейд Киттел, решила привезти находящуюся в коме девушку на концерт любимого её дочерью исполнителя прямо в зал, где должно было состояться шоу. С последней надеждой на исцеление. И – чудо произошло! При первых же звуках музыки и голоса певца – девушка пошевелилась и открыла глаза!
«От радости мне хотелось обнять весь мир. Когда мы вернулись в клинику, она трижды позвала меня, сказав «мама», – сказала счастливая фрау Киттел.
Надо полагать, что кора головного мозга несчастной девушки, словно коротким замыканием, была отключена семь лет назад. А электромагнитные колебания звукового диапазона, от 20 Гц до 20 КГц, да ещё и большой мощности, привели к разрыву патологических связей в головном мозге, и вернули человека к активной, полноценной жизни. И, кроме того, звуковые колебания большой мощности, наподобие ударной волны, могли смещать позвонки у лежащей в коме девушки. И тем самым, создавать новые комбинации смещений в позвоночнике, и, соответственно, связей в центральной нервной системе. (Так как имело место максимальное расслабление всех мышц, и позвоночника в том числе).

Во время авиационного шоу в городе Скнылив под Львовом, ещё до трагедии, связанной с катастрофой СУ-29, во время пролёта боевой машины над людьми (самолёт пронёсся на очень низкой высоте), у шестилетнего мальчика случился инфаркт миокарда, и он умер на руках своего дедушки.

В повести Антона Павловича Чехова «Смерть чиновника» генерал рявкнул на чиновника Червякова: «Пошёл вон!!». А у того тотчас же в животе «что-то оторвалось». И далее по тексту. «Ничего не видя, ничего не слыша, он попятился к двери, вышел на улицу и поплёлся… Придя машинально домой, не снимая вицмундира, он лёг на диван и… помер «(52).

Вирусный гепатит А (желтуха), или болезнь Боткина
Это произошло со мной в 1958 году, когда мне было четыре года, и я посещал детский садик.
Стояла ранняя весна, и было ещё прохладно – мы были в пальтишках. Дело шло к вечеру – нас скоро должны были забирать родители. И мы, дети вместе с воспитательницей, находились на улице, в дворике детского сада, когда мне захотелось в туалет, причём именно оправиться. Мальчик я был стеснительный и поэтому, ничего не говоря воспитательнице, побежал к зданию в помещение нашей группы, где был туалет. Дверь в здание оказалась запертой, и я, также бегом, вернулся под навес беседки. Пробежка чуть сняла напряжение, но не надолго, потому что уже через 10 – 15 секунд позыв к дефекации возник вновь, причём императивный, требовавший немедленного решения проблемы.
И я его нашёл – это решение – я скрестил ноги и сильно сжал их, изо всех сил напрягая и бедренные мышцы, и мышцы дна таза. И в мгновение ока всё изменилось.
Я до сих пор отчётливо помню тот вечер, беседку и ту лавочку… и свои ощущения: позыв к дефекации исчез мгновенно, ноги подкосились – тело словно обмякло, и я почувствовал необходимость тут же лечь. Я лёг на лавочку, и мне стало очень холодно. Сильно захотелось спать. Я закрыл глаза и помню, что практически мгновенно уснул … (Кстати, о памяти: вообще, самым первым моим воспоминанием был отъезд из города на Украине в деревню в России, когда мне исполнился ровно 1 год).
Но не уснул, я – потерял сознание. Это была кома. Позже, уже находясь в больнице, я пожелтел. И в последующем, во всех анкетах указывал, что перенёс вирусный гепатит А, т.е. болезнь Боткина, или желтуху.
Четверо суток я был без сознания – лечение эффекта не давало. Пока моя тётя, по отцовской линии, Лидия Сергеевна, не нашла бабку-шептуху. И бабка та читала молитвы, шепча мне их на ухо – и я пришёл в себя.
Первым воспоминанием после того, как я вышел из комы, был неудачный укол в ягодицу слева – было очень больно, словно меня обожгли, и я сильно плакал. И сейчас, как раз, по центру левой ягодицы, остался шрам, размером 3?4 см, что подтверждает полную разбалансировку всей нервной системы. Хотя и инъекция, действительно, была произведена неграмотно (в этой области ягодицы очень много нервных окончаний, а меньше всего их – в наружном верхнем квадранте).
И помню, как я первый раз вышел на свежий воздух и мы с выздоравливающими детьми водили хоровод. Светило солнышко. И уже начала пробиваться первая трава. Причём, я очень хорошо это помню – всё вокруг было словно пронизано белым светом – мне было больно смотреть даже на кроны деревьев с их негустой ещё листвой. Мы ходили по кругу, держась за руки друг друга, и радовались выздоровлению. А я, слабо улыбаясь, шатался, еле удерживаясь на ногах.
Что же произошло тогда со мной?
Мозг (кора) мощнейшим напряжением вмешался в естественный ход процессов, что и было равносильно взрыву или короткому замыканию.
Видимо, частично были блокированы и гипоталамус (при разрушении дорсолатеральных ядер заднего гипоталамуса наступает полная потеря терморегуляции – нормальная температура не может поддерживаться, и тело охлаждается до 35?C!); и мозжечок (сосудодвигательные рефлексы, трофика кожи, скорость заживления ран); и ретикулярная формация (сосудодвигательный, температурный и дыхательный центры).
Анатомического разрушения не было, но было, своего рода, короткое замыкание в центральной нервной системе, на уровне подкорковых образований (ретикулярная формация, гипоталамус, мозжечок). И уж конечно во всех этих процессах не обошлось без смещений в позвоночном столбе.
Подтверждением тому была и резкая слабость, и тот факт, что стало мне холодно (наступало резкое охлаждение организма!), и, почти мгновенная, потеря сознания. Да, и та же инъекция, следствием чего стал довольно большой и грубый дефект кожи, действительно напоминающий послеожоговый рубец.
И, безусловно, вербальные колебания (молитвы бабки-шептухи), вероятно-таки разорвавшие патологические связи в мозге, как и в случае с девушкой из Германии, пролежавшей в коме целых семь лет.
И лежать бы мне в коме неизвестно сколько… А, скорее всего, помер бы я – и вся недолга.
А пожелтел я из-за спазма и жёлчных выводных протоков печени, и сфинктера Одди. То есть, жёлчь, вырабатываемая печенью, не могла попасть ни в жёлчный пузырь, ни в двенадцатиперстную кишку, а попадала, непосредственно в кровь, что и привело к окрашиванию кожи.

Неспецифический язвенный колит (НЯК)
Среди великого множества заболеваний человека есть одно и сложное и весьма деликатное, при котором образуются кровоточащие язвы на стенках толстого кишечника и сопровождающееся поносами (стул до 10-15 раз в сутки) – неспецифический язвенный колит (НЯК). Патология может распространяться как на восходящий и нисходящий отделы толстой кишки, так и на поперечно-ободочную кишку, а, кроме того, встречается также и тотальный НЯК, когда поражаются все упомянутые отделы толстого кишечника.
Так вот, на рентгенологических снимках, поражённый отдел кишечника, как правило, раза в два шире, чем не изменённый! А это просто частичная (или полная) симпатическая денервация какого-либо участка толстой кишки. Всеобъемлющее влияние парасимпатической иннервации (из-за отсутствия симпатической) ведёт к усилению перистальтики, расширению сосудов и усилению секреции желёз – а отсюда и кровоточащие язвы и, значит, излишняя жидкость в просвет кишечника. И достаточно восстановить иннервацию, как патология, в течение недели, практически сойдёт на нет. Только-то и всего. Но сейчас это заболевание ведёт к инвалидности больных людей и большим материальным затратам на лекарственные препараты.
Кстати, в 2005 году я столкнулся с больным, страдавшим этим заболеванием в течение ряда лет и вышедшим из-за этого по инвалидности на пенсию. Однако интересно другое. Через некоторое время у этого страдальца (шутка сказать – жидкий стул, т.е. понос до 15 раз в сутки), НЯК самопроизвольно сменился другим заболеванием – возник облитерирующий эндартериит. (Артерии нижних конечностей, в этом случае, постепенно закупориваются циркулярно откладывающимися на внутренних стенках атеросклеротическими наслоениями).