Зпр при слепоте

Особенности развития личности у детей и подростков с психическим недоразвитием

Многие отечественные педагоги и клиницисты давно обращали внимание на дисгармонию в развитии личности у некоторых детей, страдающих умственной отсталостью (Н. И. Озерецкий, Л. В. Занков, С. С. Мнухин, С. Я. Рубинштейн, М. С. Певзнер и др.). В старшем подростковом возрасте на первый план выступает незрелость личности, неспособность самостоятельно решать житейские ситуации, некритичность.

При анализе сложной структуры дефекта у детей с умственной отсталостью нельзя не учитывать и такие социальные факторы, как раннюю психическую депривацию, неправильное семейное воспитание, социальную депривацию умственно отсталых в более старшем возрасте и др. Все это в значительной степени тормозит развитие личности ребенка с психическим недоразвитием, искажает его самооценку, способствует формированию эмоциональноволевой неустойчивости.

При относительной сохранности элементарных эмоций у детей с психическим недоразвитием наблюдаются выраженные недоразвития более сложных эмоциональных проявлений, формирование которых тесно связано с интеллектуальным развитием.Чувства умственно отсталого ребенка долгое время недостаточно дифференцированы,часто бывают неадекватны, непропорциональны воздействиям внешнего мира.

Проявлением незрелости личности умственно отсталого ребенка является также и большое влияние эгоцентрических эмоций на оценочные суждения. Слабость интеллектуальной регуляции чувств обнаруживается в том, что дети ничем не корригируют своих чувств сообразно ситуации, не могут найти удовлетворение какой-либо своей потребности в ином действии, замещающем первоначально задуманное.

Несамостоятельность, безынициативность, неумение руководить своими действиями, однако, с признаками противоположного свойства. Так, например, оказывается, что, если умственно отсталому ребенку очень захотелось получить вопреки порядку какую-либо дополнительную порцию особенно вкусного сладкого блюда, он проявляет достаточную настойчивость и целеустремленность, обнаруживает умение преодолеть известные трудности и даже некоторую опосредованность, обдуманность поведения

Умственно отсталый ребенок часто не в состоянии отказаться от чего-либо непосредственно желаемого даже ради более важного и привлекательного, но далекого. (эксперимент с зефиром)

Зпр при слепоте

Клинические характеристики задержки психического развития

В клинической и психолого-педагогической литературе представлено несколько классификаций ЗПР.

Выдающийся детский психиатр Г. Е. Сухарева, изучая детей, страдающих стойкой школьной неуспеваемостью, подчеркивала, что диагностируемые у них нарушения необходимо отличать от легких форм умственной отсталости. Кроме того, как отмечала автор, задержку психического развития не следует отождествлять с задержкой темпа психического развития. Задержка психического развития — это более стойкая интеллектуальная недостаточность, в то время как задержка темпа психического развития представляет собой обратимое состояние. Основываясь на этиологическом критерии, то есть причинах возникновения ЗПР, Г. Е. Сухарева выделяла следующие ее формы (28, 112):

интеллектуальная недостаточность в связи с неблагоприятными условиями среды, воспитания или патологией поведения;

интеллектуальные нарушения при длительных астенических состояниях, обусловленных соматическими заболеваниями;

интеллектуальные нарушения при различных формах инфантилизма;

вторичная интеллектуальная недостаточность в связи с поражениями слуха, зрения, дефектами речи, чтения и письма;

функционально-динамические интеллектуальные нарушения у детей в резидуальной стадии и отдаленном периоде инфекций и травм центральной нервной системы. (28, 186)

Исследования М. С. Певзнер и Т.А.Власовой позволили выделить две основные формы задержки психического развития задержку психического развития, обусловленную психическим и психофизическим инфантилизмом (неосложненным и осложненным недоразвитием познавательной деятельности и речи, где основное место занимает недоразвитие эмоционально- волевой сферы) задержку психического развития, обусловленную длительными астеническими и церебрастеническими состояниями. (18)

В. В. Ковалев выделяет четыре основных формы ЗПР. (21, 295)

дизонтогенетическая форма ЗПР, при которой недостаточность обусловлена механизмами задержанного или искаженного психического развития ребенка;

энцефалопатическая форма ЗПР, в основе которой лежит органическое повреждение мозговых механизмов на ранних этапах онтогенеза;

ЗПР в связи с недоразвитием анализаторов (слепота, глухота, недоразвитие речи и пр.), обусловленная действием механизма сенсорной депривации;

ЗПР, вызванная дефектами воспитания и информационным дефицитом с раннего детства (педагогической запущенностью).

Внутри каждой формы автор выделяет различные варианты (см. табл.).

Таблица. Классификация форм пограничных форм интеллектуальной недостаточности по В.В. Ковалеву

К вопросу лечения детей с задержкой психического развития

Для цитирования: Зотов А.Г. К вопросу лечения детей с задержкой психического развития // РМЖ. 2010. №20. С. 1257

Проблема лечения и коррекции детей с задержкой психического развития (ЗПР) на сегодняшний день актуальна в детской психоневрологии. Проблема комплексная и обусловлена не только недостатком дошкольных коррекционных учреждений, дефицитом в регионах детских психиатров и неврологов, но и отсутствием федеральных стандартов в детско–подростковой психиатрии.

Проблема ЗПР актуальна и в образовательном процессе, т.к. теснейшим образом связана с уровнем школьной неуспеваемости. Число учеников начальных классов, испытывающих стойкие затруднения в обучении, составляет от 5 до 11% [М.С. Певзнер, 1972; В.И. Лубовский, 1972 и др.].
Актуальность проблемы обусловлена необходимостью междисциплинарного взаимодействия, по­скольку ЗПР неоднородна как по причинам, так и по характеру коррекционных подходов [В.В. Лебединский, 1985; В.В. Ковалев, 1995; Н.Я. Семаго, М.М. Семаго, 2001].
На сегодняшний день можно выделить следующие классификационные критерии. Первичность и вторичность нарушений, дизонтогенетическая (аномалии развития) или энцефалопатическая форма, в патогенезе преобладание мотивационных нарушений или нейродинамических – когнитивных.
Первичные формы ЗПР
1. ЗПР конституционального происхождения (психический инфантилизм):
1.1. Гармоничный инфантилизм
1.2. Дисгармоничный инфантилизм
2. Врожденная субдебильность:
2.1. Малоодаренные дети
2.2. Конституционально глупые
2.3. Салонное слабоумие
Вторичные формы
3. ЗПР психогенного происхождения
4. ЗПР соматогенного происхождения
4.1. Соматогеный инфантилизм
4.2. Соматогенная астения
5. ЗПР церебрально–органического происхождения
5.1. Органический инфантилизм
5.1.1. Тормозимый тип
5.1.2. Неустойчивый тип
5.2. Энцефалопатическая форма
5.2.1. Церебрастенический вариант
5.2.2. Неврозоподобный вариант
5.2.3. Гиперкинетический (психомоторный) вариант
5.2.4. Аффективный вариант
5.2.5. Психопатоподобный вариант
5.2.6. Эпилептиформный вариант
5.2.7. Апатико–адинамический вариант
6. ЗПР при сенсорной депривации (слепота, глухота, глухонемота).

Разность патогенетических механизмов обусловливает и различие прогноза. ЗПР в виде неосложненного психического инфантилизма расценивается, как прогностически более благоприятная, большей частью не требующая специальных методов обучения. При преобладании выраженных нейродинамических, стойких церебрастенических расстройств ЗПР оказывается более стойкой и нередко нуждающейся не только в психолого–педагогической коррекции, но и длительных лечебных мероприятиях. При этом отмечается определенная парциальность, мозаичность нарушений отдельных корковых функций. Очевидно, в связи с этим некоторые из этих детей испытывают преимущественные трудности в овладении чтением, другие – письмом, третьи – счетом, четвертые обнаруживают наибольшую недостаточность двигательной координации, пятые – памяти.
Независимо от этиологии, патогенеза поражения мозга в структуре недостаточности не только эмоционально–волевой сферы, но и познавательной деятельности присутствуют компоненты именно задержки психического развития: дефицит общего запаса знаний и навыков, а также запаздывание формирования мышления в целом – способности к обобщению, абстрагированию, логическим построениям.
ЗПР церебрально–органического генеза занимает основное место в данной полиморфной аномалии развития. Он встречается чаще других вышеописанных типов, нередко обладает большей стойкостью и выраженностью нарушений как в эмоционально–волевой сфере, так и в познавательной деятельности.
Изучение анамнеза этих детей в большинстве случаев показывает наличие негрубой органической недостаточности нервной системы, чаще – резидуального характера: патологию беременности (тяжелые токсикозы, инфекции, интоксикации и травмы, несовместимость крови матери и плода по резус–, АВО– и др. факторам), недоношенность, асфиксию и травму в родах, постнатальные нейроинфекции, токсико–дистрофирующие заболевания первых лет жизни [В.В. Лебе­дин­ский, О.С. Никольская, 1977].
При церебрально–органической недостаточности в первую очередь страдает энергетическая система (под действием патогенного воздействия), которая вносит в психическое состояние различные астенические состояния: проявляющиеся в виде повышенной нервно–психической истощаемости, чувствительности к интенсивности внешних воздействий [В.В. Лебедин­ский, 2003].
Это позволило предположить эффективность действия препарата Кортексин и возможность назначения его детям с ЗПР церебрально–органического генеза. Особенностью настоящего исследования было то, что дети с ЗПР проживали в сельской местности и получали медикаментозное лечение только в условиях психоневрологического стационара.
В дизайне открытого исследования 46 детей от 2 до 7 лет с ЗПР церебрально–органического генеза, которые находились двукратно на стационарном лечении в течение 1–2–х лет, где им проводилось лечение курсами препаратом Кортексин. В интервалах между госпитализациями коррекционная работа и медикаментозная терапия не проводилась.
В исследовании участвовали 28 мальчиков и 18 де­вочек (табл. 1). Доказательство органического поражения ЦНС определялись сбором анамнеза и методами диагностики, представленными в виде клинического психиатрического осмотра, патопсихологического, неврологического и нейрофизиологического исследования. Из дизайна исключены дети с грубой задержкой развития, эндогенной патологией, умственной отсталостью и пароксизмальными расстройствами.
При исследовании анамнеза беременности и родов выявилось, что 11 детей родились недоношенными, 7 детей имели 1 фактор риска перинатальной патологии, остальные имели, как правило, 2–3 фактора риска развития органической патологии (табл. 2).
В группе недоношенных у 1 ребенка не выявлены дополнительные факторы риска. Боль­шин­ство недоношенных детей имело не менее 3 факторов риска.
Проявления церебрально–органической патологии в 100% случаев подтверждались только при клиническом психиатрическом осмотре и патопсихологическом тестировании (исследовались внимание, память, работоспособность и мышление). В стандарт исследования обязательно входили таблицы Шульте, 6–11 субтест методики Векслера, детский вариант и др. Все дети осмотрены логопедом–дефектологом.
Для определения уровня интеллектуального развития с 2–летнего возраста (использовался тест «ГНОМ» (график нервно–психического развития младенцев) проф. Г.В. Козловская с соавт. в НЦПЗ РАМН Москва). Тест состоит из 12 возрастных субтестов по 20 заданий–вопросов каждый и позволяет распределить детей по 3 группам: здоровые, группа риска и группа нарушения развития, где коэффициент психического развития был менее 80. Особенностью этой методики явилось то, что ее выполнение было полностью компьютеризировано.
Параллельно применялся разработанный в 2002 году клиническим психологом А.В. Чунихиной в «Алтай­ском краевом психоневрологическом диспансере для детей» тест «Количественная оценка возрастного психического развития ребенка». Метод предполагает оценку психического развития по балльной системе от 1 года до 11 лет. В технологию оценки входят следующие критерии: коммуникабельность, речь, крупная моторика, мелкая моторика, адаптация (сенсомоторное поведение), индивидуально–социальное поведение. Оценка осуществляется из суммы баллов: здоровые дети 15–18 баллов, группа риска 11–14 баллов, патология–задержка развития менее 11 баллов. Тест был апробирован при массовых исследованиях в 2002–2004 годах по целевой программе «Охрана психического здоровья жителей Алтайского края» и подтвердил свою простоту и валидность (табл. 3).
С 5–летнего возраста дополнительно для диагностики ЗПР использовалась классическая батарея тестов Векслера для детей до 16 лет. При проведении исследования у детей с ЗПР от 5 лет мы выбирали индекс интеллектуального развития (IQ) в диапазоне от 71 до 79 баллов.
Проводилась стандартная ЭЭГ с функциональными пробами (гипервентиляция, звуковая и зрительная стимуляция) на аппарате «Нейрософт–4ВП». Изменения на ЭЭГ выявлены у 29 детей. При этом у детей с ЗПР в большинстве случаев характерными были слабая выраженность или отсутствие регулярного альфа–ритма, изменение формы альфа–колебаний, билатераль­но–син­хрон­ные разряды острых волн бета и тета–диапазонов или группы медленноволновых колебаний, усиливающиеся при функциональных нагрузках. ЭЭГ–из­менения были либо генерализованными, либо отмечались в лобных и центрально–теменных областях, что позволило расценивать их, как дисфункцию ствола мозга, либо как дисфункцию верхнестволовых (диэнцефальных) структур. Чаще локальные изменения выявлялись преимущественно в структурах левого полушария. У 17 детей ЭЭГ нарушений не обнаружила.
Неврологическое исследование подтвердило микроочаговые симптомы у 27 человек. В неврологическом статусе у детей с ЗПР часто встречаются признаки гидроцефального синдрома, легкие нарушения череп­но–мозговой иннервации, симптомы стертого гемисиндрома, вегето–сосудистой дистонии. В 82% выявлены нарушения мелкой и крупной моторики. По результатам исследований отечественных специалистов, стойкая неврологическая симптоматика остаточного характера выяв­ляется у 50–92% таких детей [М.Н. Фишман, А.О. Дробинская, 2001]. Нарушения сосудистого характера на глазном дне диагностированы у 7 детей.
Дети с ЗПР были отобраны по обращаемости случайной выборкой. Однако привлекает внимание распределение сопутствующей патологии по возрастам и распределение на одного ребенка. В возрастном периоде 2–3 года – 1,37 коморбидных состояния на одного ребенка, 3–5 лет – 1,43, 5–7 лет уже – 1,77. Нами диагностированы нарушения речевого развития у 39 человек, гиперкинетический синдром – 11 человек, первичный энурез – 7 детей, расстройств поведения – 9 человек, церебрастенический синдром – 8 человек. В младенческой группе детей преобладают жалобы на задержку речевого развития и гиперподвижность, впоследствии перерастающие в группе 5–7 лет в расстройства поведения и недоразвитие речи (табл. 4).
Терапия Кортексином проводилась в стационарных условиях в течение 14–20 дней инъекциями Кортексина по 10 мг в/м №10. Затем повторно через 6–12 месяцев. Не отмечено случаев аллергической реакции или непереносимости. Все инъекции проводились на 0,5%–м растворе новокаина.
Оценка эффективности проводилась при последующей госпитализации. Родители отмечали улучшение памяти, внимания, усиление мотивационных составляющих, улучшался праксис и речевые проявления.
После лечения проводилось ЭЭГ исследование, в котором регистрировались положительные неспецифические изменения: уменьшение количества низкочастотных колебаний, возрастание представленности альфа–активности в затылочных областях, увеличение количества групп альфа–волн и снижение количества полифазных потенциалов в затылочных отведениях.
Динамику проведенного лечения оценивали как по характеру улучшения когнитивно–мнестических проявлений, работоспособности, так и по общим интеллектуальным проявлениям. Увеличение количества баллов по шкале количественной оценки или по шкале Векслера на 2–4 балла позволяло говорить об улучшении состояния, отсутствие динамики – сохранение интеллектуальных проявлений и церебрально–органической симптоматики на уровне прежнего осмотра, и отрицательная динамика при ухудшении клинических проявлений. Общий положительный эффект проведенного лечения отмечался у 56% больных детей с задержкой психического развития.
Наибольшая эффективность лечения выявилась в группе детей 2–3 лет. Родители отмечали улучшение симптомов в первые 6–8 недель после проведенного лечения у 7 детей из 8 (особенно у трех с гиперкинетическим синдромом). Отмечено улучшение речевой активности, увеличение словаря, дети охотней использовали речь в общении, улучшилось понимание обращенной к ним речи, отмечалось значительное улучшение внимания, памяти и работоспособности.
Признаки церебрастении, выявленные у 8 детей (7 из них – это дети в группе 5–7 лет) получили положительную динамику уже в стационарных условиях, однако 4 стали жаловаться через 4–6 месяцев, что потребовало повторной терапии.
Интересен опыт работы с детьми с расстройствами поведения и ЗПР. Эти дети страдают крайней импульсивностью, неустойчивостью в эмоциональной сфере, выраженным аффективным компонентом, несдержанностью, неподчиняемостью и проявлениями агрессии. Все дети в группе 5–7 лет. Они страдают мотивационными нарушениями и проблемами коммуникативных навыков. Учитывая необходимую длительную семейную коррекцию, эффективность действия препарата у этой группы оказалась не более 40% и требовала сочетания с другими психотропными препаратами.
Эффективность лечения при церебрастенических нарушениях была наиболее длительной по времени. До четырех месяцев отмечались эффекты у 44% процентов больных. Однако такие нарушения, как расстройство поведения, гиперкинетическое расстройство имели положительную динамику и сохранялись не более 6–10 недель, что говорит о необходимости психокоррекционных мероприятий и формирования стратегий поведения в семье.
Речевые нарушения получили положительный отзыв у 52% детей. Учитывая, что логопедические занятия в стационере проводились со всеми детьми, отсроченные эффекты сохранились у половины больных. Возросла способность повторять фразы, улучшился активный словарный запас, дети меньше стали прибегать к жестам и знакам, улучшились коммуникативные навыки и социализация. Однако улучшения звукопроизношения без занятий не отмечено.
Результаты проведенных исследований позволяют однозначно говорить о том, что препарат Кортексин оказывает положительное влияние на механизмы церебрально–органической патологии.

Ознакомьтесь так же:  М-холиномиметики для лечения глаукомы




Литература
1. Власова Т.А., Певзнер М.С. О детях с отклонениями в развитии. М.,1973.
2. Власова Т.А. Дети с задержкой психического развития. – Москва. 1985.
3.Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. – М.: Медицина, 1995.
4.Лебединский, В.В. Нарушения психического развития в детском возрасте – М., 2003.
5. Лебединский В.В., Марковская И.Ф., Лебединская КС, Фишман ММ, Труш В.Д. Клинико–нейропсихологический и нейрофизиологический ана¬лиз аномалий психического развития детей с явлениями минимальной мозговой дисфункции // А.Р.Лурия и современная психология.— М.,1982.
6. Актуальные проблемы диагностики задержки психического развития детей./ Под ред. К.С. Лебединской. – Москва. Педагогика, 1982
7. К.С. Лебединская Основные вопросы клиники и систематики задержки психического развития Альманах Института Коррекционной Педагогики РАО.9/2005
8. Лубовский В.И. Высшая нервная деятельность и психические особенности детей с задержкой психического развития // Дефектология. – 1972. – № 4.
9. Лубовский В.И., Переслени Л.И. Дети с задержкой психического развития. – М., 1983.
10. Лубовский В.И. Задержка психического развития // Специальная психология / Под ред. В.И. Лубовского. – М., 2003.
11. Лукашевич И.П. и соав. Исследование нейрофизиологических механизмов задержки психического развития у детей. Структурный анализ ЭЭГ 1998 г.
12. Марковская И. Ф., Лебединский В. В., Никольская О. С. Нейропсихологическая характеристика детей с задержкой психического развития. — Журн. невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова, 1977, № 12.
13. Марковская И. Ф. Задержка психического развития церебрально–органического генеза. Канд. дис. Л., 1982.
14. Пекелис Э.Я. Педагогическая характеристика детей с ЗПР и работа с ними.// Дети с временными задержками развития./ Под ред. Власовой Т.А., Певзнер М.С. – Москва. Педагогика,1971. – 208 с.
15. Певзнер М.С. Клиническая характеристика детей с задержкой психического развития // Дефектология. – 1980. – № 3.
16. Певзнер М.С. Клиническая характеристика детей с нарушением темпа психофизического развития: Сборник статей Под ред. Т.А. Власовой, М.С.Певзнер. –М.:Из–во АПН РСФСР.1983
17. Певзнер М.С. Клиническая характеристика детей с нарушением темпа развития./ Хрестоматия. Дети с нарушениями развития. Сост. Астапов В.М. – Москва. Международная педагогическая академия, 1993.
18. Семаго Н.Я., Семаго М.М. Задержка психического развития: основные современные показатели. //Школьный психолог, 1999, №32.
19. Семаго Н.Я., Семаго М.М. Проблемные дети: Основы диагностической и коррекционной работы психолога. 2–е изд., – М.: АРКТИ, 2001.
20. Фарбер ДА, Дубровинская Н.В. Функциональная организация развивающегося мозга // ж. Физиология человека. – 1991. – Т 17. – № 5. 1
21. Чутко Л.С., Фролова Н.Л. Психовегетативные расстройства в клинической практике.– СПб:. Наука,2005.
22. Чутко Л.С., Ливинская А.М. –Специфические расстройства речевого развития у детей: Учебно–метод. пособие / СПб., 2006.

Одно из первых мест в структуре детской заболеваемости занимает патология верхнего отдела .

Дети с задержкой психического развития

Задержка психического развития — это особый вид нарушенного развития, характеризующийся замедленным темпом формирования психических функций и личности ребенка. У многих таких детей отставание носит временный характер и успешно преодолевается со временем под влиянием лечения и коррекционно-развивающего обучения.

Задержка психического развития может вызываться различными причинами: минимальным органическим поражением головного мозга, хроническими соматическими заболеваниями, конституциональными факторами, длительными неблагоприятными условиями воспитания, а также сочетанием нескольких факторов.

Особенности детей разного возраста с задержкой психического развития описаны в трудах Т.А.Власовой, В. И. Лубовского, Г. И. Жаренковой, С. Г. Шевченко, У. В. Ульенковой.

В зависимости от причины задержки психического развития могут формироваться различные особенности детей.

В случаях конституционального происхождения нарушений особенно страдает эмоционально-волевая сфера ребенка, она как бы находится на более ранней ступени развития, во многом напоминая нормальную структуру эмоционального склада детей младшего возраста. Детей характеризует личностная незрелость, повышенная внушаемость, непроизвольность психических функций.

Другие особенности психического развития отмечаются у детей с соматогенной задержкой, вызванной хроническими соматиче-

скими заболеваниями. В замедлении темпа психического развития этих детей значительная роль принадлежит стойкой астении, снижающей не только общий, но и психический тонус. Нередко имеет место соматогенный инфантилизм — задержка эмоционального развития с рядом невротических наслоений — неуверенностью, боязливостью, капризностью, связанных с ощущением своей физической неполноценности, а иногда вызванных режимом запретов и ограничений, в котором находится соматически ослабленный ребенок.

При неправильном воспитании по типу гипоопеки у ребенка не стимулируется развитие интеллектуальных интересов и установок, психической деятельности в целом. Поэтому черты незрелости эмоционально-волевой сферы в виде аффективной лабильности, импульсивности, повышенной внушаемости у этих детей часто сочетаются с недостаточным уровнем знаний и представлений, необходимых для усвоения школьных предметов. Вариант развития по типу «кумира семьи» обусловлен, наоборот, гиперопекой — изнеживающим воспитанием, при котором ребенку не прививаются черты самостоятельности, инициативности, ответственности. Для таких детей характерны черты эгоцентризма, нелюбовь к труду, установка на постоянную помощь и опеку.

Вариант патологического развития личности по невротическому типу чаще всего наблюдается у детей, родители которых проявляют грубость, жестокость, агрессию к ребенку и другим членам семьи. В такой обстановке нередко формируется личность робкая, боязливая, эмоциональная незрелость которой проявляется в недостаточной самостоятельности, нерешительности, малой активности и инициативе.

Задержка психического развития церебрально-органического генеза встречается чаще других описанных типов и обладает большей стойкостью и выраженностью нарушений как в эмоционально-волевой сфере, так и в познавательной деятельности.

Эмоционально-волевая незрелость характеризуется тем, что у детей отсутствует типичная для здорового ребенка живость и яркость эмоций, характерны слабая заинтересованность в оценке, низкий уровень притязаний, повышенная внушаемость, отсутствие критики. Игровую деятельность характеризуют бедность воображения и творчества и однообразие. Само стремление к игре нередко выглядит как способ ухода от затруднений в занятиях. Желание играть часто возникает именно в ситуациях необходимости целенаправленной интеллектуальной деятельности.

Значительный вклад в изучение игровой деятельности дошкольников с задержкой психического развития внесла Е. С. Слепович (1990), которая изучила закономерности становления сюжетно-ро-левой игры у дошкольников с задержкой психического развития, выделив при этом ряд особенностей. У всех детей с задержкой пси-

хического развития различной степени выраженности вычленяются особенности мотивационно-цел свой основы игровой деятельности. Это проявляется в первую очередь в резком снижении активности игрового поведения. Для игры дошкольников с задержкой психического развития характерен предметно-действенный способ ее построения. Эти дети затрудняются в осознании воображаемой ситуации и принятии на себя роли.

Существуют и особенности операциональной стороны игровой деятельности; это, в первую очередь, недостаточность внешних действий замещения. В области предметного мира замещение носит узкий, конкретный, недостаточно произвольный характер. Та же тенденция отмечается при овладении ролью. Роль, один раз сыгранная ребенком, как бы закрепляется за ним, исполняется постоянно.

Эмоционально-волевые нарушения сочетаются у детей с органической задержкой психического развития с недостаточной сформи-рованностью отдельных психических функций — восприятия, мышления, речи и других; с трудностями регуляции высших форм произвольной деятельности.

Таким образом, в силу разнообразия и множественности нарушений коррекционная работа с детьми требует привлечения разнообразных приемов и методов. Воздействие на ребенка с задержкой психического развития с помощью искусства может сыграть положительную роль в развитии речи, познавательной деятельности в целом, совершенствовании его саморегуляции, игровой деятельности, преодолении личностной незрелости, нарушений эмоционально-волевой сферы, в развитии моторики. Организуя коррекцион-ное воздействие средствами искусства на детей с задержкой психического развития, а также с речевыми нарушениями, следует помнить, что отклонения в развитии этих детей часто вызваны органическим поражением центральной нервной системы.

При тщательном неврологическом обследовании у многих детей с церебрально-органической задержкой психического развития, с речевой патологией выявляется ярко выраженная неврологическая симптоматика. Среди неврологических синдромов у детей наиболее частыми являются следующие: гипертензионно-гидроцефаль-ный, церебрастенический, судорожный, синдром двигательных расстройств.

Могут наблюдаться также неврозоподобные синдромы в виде тиков мышц лица, преходящего или стойкого энуреза, а также судорожные реакции на высоте температуры, вязкость и инертность эмоциональных реакций и поведения.

Наличие этих клинических проявлений необходимо учитывать при организации педагогической и психологической коррекции и проведении занятий с использованием арттерапевтических методик.

Умственно отсталые дети

Многочисленную группу детей с отклонениями в развитии составляют умственно отсталые дети, у которых имеется диффузное органическое поражение коры головного мозга, проявляющееся в недоразвитии всей познавательной деятельности и эмоционально-волевой сферы ребенка. Морфологические изменения, хотя и с неодинаковой интенсивностью, захватывают многие участки коры головного мозга этих детей, нарушая их строение и функции. Психолого-педагогические особенности умственно отсталых детей описаны в работах М. С. Певзнер, С. Я. Рубинштейн, Ж. И. Шиф, С. Д. Забрамной, В. Г. Петровой, Е. А. Стребелевой и др.

Для этих детей характерны инертность нервных процессов, отсутствие интереса к окружающему, поэтому эмоциональный контакт со взрослыми, потребность общения с ними у ребенка в дошкольном возрасте часто не возникают. Дети не умеют общаться и со своими сверстниками. Дети не умеют правильно действовать ни по словесной инструкции, ни даже по подражанию и образцу. У умственно отсталых дошкольников ситуативное понимание речи может сохраняться вплоть до поступления в школу.

Ознакомьтесь так же:  Эмоксипин дистрофия сетчатки

Для усвоения способов ориентировки в окружающем мире, выделения и фиксирования свойств и простейших отношений между предметами, понимания важности того или иного действия умственно отсталому дошкольнику требуется гораздо больше вариатив-ных повторений, чем для нормально развивающегося ребенка. Большинство умственно отсталых детей в раннем и дошкольном возрасте имеют недоразвитие моторики и зрительно-двигательной координации. Движения рук у них неловкие, недостаточно согласованные, часто ведущая рука не выделяется. Многие дети не могут действовать двумя руками сразу.

Умственно отсталый ребенок проявляет крайне слабый интерес к окружающему, долго не тянется к игрушкам, не приближает их к себе и не пытается манипулировать. Первые предметно-игровые действия появляются у них без специального обучения лишь к середине дошкольного возраста.

Очень сложными для таких детей являются простые тексты, содержащие причинные или временные зависимости, требующие определенного уровня развития словесно-логического мышления. Осуществляя обобщение предметов или явлений, умственно отсталые чаще всего основываются на несущественных, случайных признаках. Их обобщения бывают слишком широкими по объему. Особенно затрудняет этих детей изменение однажды выделенного принципа обобщения, объединение объектов по-новому. В этом проявляется свойственная умственно отсталым патологическая инертность, тугоподвижность и стереотипность мышления.

Их память характеризуется малым объемом, малой точностью и прочностью запоминаемого словесного и наглядного материала. Умственно отсталые дети обычно пользуются непроизвольным запоминанием, т. е. запоминают яркое, необычное, то, что их привлекает. Произвольное запоминание формируется у них значительно позднее — в конце дошкольного, начале школьного возраста.

Существенные отклонения имеются не только в познавательной деятельности, но и в личностных проявлениях умственно отсталых детей. У них отмечается слабость развития волевых процессов. Эти дети часто бывают безынициативны, несамостоятельны, импульсивны, им трудно противостоять воле другого человека. Вместе с тем некоторые дети могут проявить настойчивость и целеустремленность, прибегая к элементарным хитростям в стремлении добиться нужного результата.

Им свойственна эмоциональная незрелость, недостаточная дифференцированность и нестабильность чувств, ограниченность диапазона переживаний, крайний характер проявлений радости, огорчения и пр. Умственно отсталых дошкольников и детей младшего школьного возраста затрудняет понимание мимики и жестов, выразительных движений людей, изображенных на картинке. У этой категории детей с отклонениями в развитии прослеживаются слабая выраженность и кратковременность побуждений к деятельности. Самооценка и уровень притязаний умственно отсталых чаще всего неадекватны. Дети склонны переоценивать свои возможности.

Следует отметить, что группа умственно отсталых детей характеризуется многообразием нарушений умственной и речевой деятельности в зависимости от степени умственной отсталости и от времени ее появления.

Из этой характеристики мы видим все многообразие и сложность задач, которые стоят перед коррекционно-развивающим обучением умственно отсталых детей. Для решения этих задач с успехом могут использоваться методы воздействия средствами искусства. Например, система Вальдорфской педагогики традиционно и успешно применяет артметоды (хоровое пение, игра на музыкальных инструментах, драматизации, музыкально-ритмические упражнения) для работы с умственно отсталыми детьми.

Дети с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата

Дети с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата представлены следующими категориями:

— дети с церебральным параличом (ДЦП);

— с последствиями полиомиелита в восстановительной или ре-зидуальной стадии;

— с врожденными и приобретенными недоразвитиями и деформациями опорно-двигательного аппарата.

Понятие нарушения функций опорно-двигательного аппарата носит собирательный характер и включает в себя двигательные расстройства, имеющие органическое центральное или периферическое происхождение. Причины этих расстройств могут быть генетическими, а также эти нарушения могут возникнуть вследствие органического повреждения головного мозга и травм опорно-двигательного аппарата.

Клинике-психолого-педагогические особенности этой группы детей описаны в трудах М. В. Ипполитовой, Э. С. Калижнюк, Н. В. Симоновой, И. И. Мамайчук, И. Ю. Левченко и др. Большой вклад в изучение таких детей и разработку методов их реабилитации внесли также клиницисты К. А. Семенова, Е. М. Мастюкова.

По степени тяжести нарушений двигательных функций и по сформированности двигательных навыков дети разделяются на три группы.

В первую группу входят дети с тяжелыми нарушениями. У некоторых из них не сформированы ходьба, захват и удержание предметов, навыки самообслуживания; другие с трудом передвигаются с помощью ортопедических приспособлений, навыки самообслуживания у них сформированы частично.

Во вторую группу входят дети, имеющие среднюю степень выраженности двигательных нарушений. Большая часть этих детей может самостоятельно передвигаться, хотя и на ограниченное расстояние. Они владеют навыками самообслуживания, которые недостаточно автоматизированы.

Тр етью группу составляют дети, имеющие легкие двигательные нарушения — они передвигаются самостоятельно, владеют навыками самообслуживания, однако некоторые движения выполняют неправильно.

Помимо двигательных расстройств у детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата могут отмечаться недостатки интеллектуального развития: 40-50 % детей имеют задержку психического развития, около 10 % всех детей — умственную отсталость разной степени выраженности. В большинстве случаев эти недостатки имеют сложную природу. Они обусловлены как непосредственно поражением головного мозга, так и являются следствием депривации, возникающей в результате ограничения двигательной активности и социальных контактов. Задержка психического развития проявляется в отставании формирования мыслительных операций, неравномерности развития различных психических функций, выраженных астенических проявлениях.

Самую многочисленную группу среди детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата составляют дети с ДЦП.

При детском церебральном параличе, как правило, сочетаются двигательные расстройства, речевые нарушения и задержка форми-

рования отдельных психических функций. Следует подчеркнуть, что нет соответствия между выраженностью двигательных нарушений и степенью недостаточности других функций. Например, тяжелые двигательные нарушения могут сочетаться с легкой задержкой психического развития, а остаточные явления ДЦП — с тяжелым недоразвитием отдельных психических функций.

Двигательные нарушения при ДЦП выражаются в поражении верхних и нижних конечностей (нарушение мышечного тонуса, патологические рефлексы, наличие насильственных движений, не-сформированность актов равновесия и координации, недостатки мелкой моторики). Тяжесть двигательных нарушений различна: некоторые дети не удерживают вертикального положения сидя и стоя, могут передвигаться только в коляске; у большинства детей дефектная походка, а многие используют ортопедические приспособления — костыли, трости и т. д.; и только немногие дети способны к передвижению без вспомогательных средств на значительные расстояния. Больные дети, у которых поражены правые конечности, вынуждены пользоваться левой рукой как ведущей, что затрудняет овладение навыками самообслуживания и графическими навыками. Тонкие движения пальцев неразвиты практически у всех детей.

Речевые нарушения выявляются у большинства больных ДЦП, чаще всего — различные формы дизартрии. Выраженность дизарт-рических нарушений может быть разной — от легких (стертых) форм до совершенно неразборчивой речи. В самых тяжелых случаях может наблюдаться анартрия (отсутствие речи вследствие тяжелого поражения артикуляционного аппарата).

Нарушения звукопроизношения в большинстве случаев сочетаются с общим недоразвитием речи.

Наличие речевых нарушений часто снижает мотивацию к речевому общению, ведет к трудностям речевого контакта. У части детей, преимущественно с гиперкинетической формой ДЦП, выраженные дизартрические расстройства сочетаются с нарушениями слуха. У 20 — 25 % детей имеются и нарушения зрения: сходящееся и расходящееся косоглазие, нистагм, ограничение полей зрения.

Формирование познавательных процессов при ДЦП характеризуется задержкой и неравномерным развитием отдельных психических функций. У многих детей отмечаются трудности в развитии восприятия и формировании пространственных и временных представлений, схемы тела.

Практически у всех детей имеют место астенические проявления: пониженная работоспособность, истощаемость всех психических процессов, замедленное восприятие, трудности переключения внимания, малый объем памяти.

Следует отметить, что у большинства этих детей имеются значительные потенциальные возможности развития высших психиче-

ских функций, однако физические недостатки (нарушения двигательных функций, слуха, зрения), нередко множественные, рече-двигательные трудности, астенические проявления и ограниченный запас знаний вследствие социально-культурной депривации маскируют эти возможности.

Для детей с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата характерны особенности в формировании личности: пониженный фон настроения, тенденция к ограничению социальных контактов, заниженная самооценка, уход в болезнь, ипохондрические черты характера. Развитие таких качеств у данной группы детей связано с двумя причинами — ранним осознанием физического дефекта и переживаниями своей неполноценности, а также с неправильным воспитанием, часто встречающимся в тех семьях, где растут дети с двигательными нарушениями. Особенностью этого воспитания является гиперопека, ограничивающая активность и самостоятельность ребенка.

Еще одной важной особенностью личностного развития детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата является наличие страхов, связанных с двигательными ограничениями — дети и подростки боятся падения, высоты. На основе этих психологически понятных страхов возникает страх новой обстановки, боязнь остаться в одиночестве, постоянная тревога за свое здоровье.

Все эти особенности, характеризующие нарушения развития у детей данной группы, требуют целенаправленной коррекции и профилактики. Основными направлениями коррекционной работы, в частности коррекционной работы средствами искусства, являются:

— стимуляция двигательной активности, коррекция нарушений общей и мелкой моторики, коррекция нарушений звукопроизношения, формирование темпоритмической и интонационной сторон речи, развитие связной речи;

— формирование познавательной, личностной активности, самостоятельности, расширение социальных контактов;

— профилактика и коррекция тормозимых и ипохондрических черт характера, страхов, эгоистических тенденций в формировании личности;

— профилактика и коррекция коммуникативных нарушений, возникающих как из-за речевых нарушений, так и вследствие социальных ограничений;

— развитие всех видов восприятия, временных, пространственных представлений, представлений о схеме тела, подготовка руки к письму, развитие графических навыков и изодеятельности.

В работах Г. В. Кузнецовой (1990, 2000) показано, что у детей, двигательные нарушения которых вызваны ДЦП, изобразительная деятельность не формируется без специального обучения. Это затрудняет школьное обучение детей, ведет к ограничению эмоцио-

нального опыта. Специальная коррекционная работа средствами изобразительной деятельности может сыграть огромную роль в профилактике у таких детей не только нарушений школьных навыков, но и в преодолении нарушений личностного развития.

Еще одним направлением в коррекционной работе средствами искусства при двигательных нарушениях является музыкальное воспитание и музыкальная терапия. Особую важность это направление имеет в тех случаях, когда патология связана с нарушениями мышечного тонуса — специально подобранное музыкальное воздействие способствует нормализации нарушенного тонуса.

Но самым важным направлением в работе с этим контингентом, несомненно, является кинезиотерапия, способствующая развитию и нормализации нарушений двигательной сферы.

Дети с нарушениями эмоционально-волевой сферы

Дети с расстройствами эмоционально-волевой сферы представляют собой полиморфную группу, характеризующуюся разнообразными клиническими симптомами и психолого-педагогическими особенностями. У части этих детей превалируют эмоциональные нарушения, у других на первый план выступают нарушения поведения, и, наконец, состояние ребенка может характеризоваться сочетанием этих нарушений. Наиболее тяжелые проявления эмоциональных нарушений встречаются при синдроме раннего детского аутизма (РДА), в некоторых случаях эмоциональные нарушения могут сочетаться с умственной отсталостью или с задержкой психического развития. Эмоциональные нарушения характерны также для подростков, больных шизофренией.

Ярко это проявляется у детей с ранним детским аутизмом. Особенности аутичных детей описаны в работах К. С. Лебединской, В. Е. Когана, О. С. Никольской и др. Этих детей характеризует нарушение всех видов контакта, отгороженность от окружающих и уход в свой внутренний мир. Характерны трудности установления контакта, особенно визуального. Дети испытывают сложности в выражении своих эмоциональных состояний, в понимании состояний других людей.

Трудности проявляются в отношениях со всеми окружающими людьми, в том числе и с близкими, но в наибольшей степени нарушаются взаимоотношения со сверстниками. У многих детей отмечаются немотивированные страхи. Эти проявления сочетаются со стойким негативизмом и особыми нарушениями интеллектуального и речевого развития. Отмечаются специфические отклонения в психомоторном развитии, склонность к стереотипным действиям.

Стереотипность проявляется в сопротивлении любым изменениям в окружающей обстановке, наличии суженных интересов, а

также в темах разговоров, игре, рисовании. Отмечаются задержки в формировании коммуникативной функции речи — это проявляется в отсутствии целенаправленного использования речи для общения, при котором сохраняется возможность произнесения слов, фраз.

Психическое развитие аутичных детей характеризуется выраженной асинхронностью формирования отдельных функций — у части из них мыслительные операции формируются, опережая возрастные нормы, и это сочетается с несостоятельностью в освоении бытовых навыков, задержкой в развитии речи и всех видов коммуникации. Среди аутичных детей встречаются и одаренные дети. Но во всех случаях имеет место неравномерность развития.

Ознакомьтесь так же:  Глаукома у ребенка 1 год

При начале школьного обучения обнаруживается, что у этих детей затруднено формирование учебных навыков, большие трудности представляет произвольная регуляция деятельности, направленной на взаимодействие с окружающими. Адаптацию затрудняет стремление детей к постоянству, сопротивление изменениям, наличие неопределенных страхов. Для детей характерна иная логика получения знаний — они ориентированы на те знания, которые отвечают их индивидуальным интересам.

Эмоциональные нарушения, выражающиеся в нарушении всех видов коммуникации, отгороженности от окружающего мира, склонности к стереотипным действиям, отмечаются и у некоторых умственно отсталых детей (в частности, возможно сочетание аутизма с болезнью Дауна, с фенилкетонурией, с синдромами ломкой Х-хромосомы и Ретта). Наличие этих нарушений еще более затрудняет работу по социальной адаптации таких детей.

Аутичный ребенок нуждается в психологической и педагогической коррекции, которая должна решить следующие задачи:

— преодоление трудностей в развитии форм взаимодействия аутичного ребенка с окружающим миром;

— формирование целенаправленного поведения;

— стимуляция психической активности, направленной на взаимодействие со взрослыми и сверстниками;

— смягчение сенсорного и эмоционального дискомфорта, чувства тревоги и страха.

Решение этих задач в условиях образовательного учреждения осуществляется в двух направлениях:

— развитие внутренних способностей ребенка осмысленно структурировать свои отношения с окружающими;

— внешняя помощь ребенку через специально организованную среду жизнедеятельности.

Эти задачи реализуются подготовленными специалистами — де-фектологами и психологами, владеющими методами коррекционной работы с аутичными детьми. Существенную помощь в коррекции оказывает медикаментозная терапия, которая повышает общий

и психический тонус, смягчает тревогу, страхи и психомоторное возбуждение.

В работах О. С. Никольской, Р. К. Ульяновой, С. А. Морозова и др. указывается на важность использования сказок, стихов, праздников, музыкальных произведений для организации поведения ребенка, страдающего ранним детским аутизмом.

Для преодоления коммуникативных нарушений, стереотипности в поведении, страхов может использоваться психодрама (особый вид драматизации), коррекционный театр, кукольный театр.

Р. К. Ульянова описала особенности и нарушения изобразительной деятельности аутичных детей и показала, как через овладение рисованием происходит коррекция пространственных и моторных нарушений у этих детей, организуется поведение, преодолеваются графические стереотипы.

Дети с нарушением поведения

Группа детей с нарушениями поведения многообразна по причинам, вызывающим эти нарушения, по динамике возрастных изменений и по психолого-педагогическим характеристикам, которые описаны в основном клиницистами (В. В. Ковалев, А. Е. Лич-ко и др.).

Под нарушениями поведения понимают отклонение от принятых в данном обществе социально-психологических и нравственных норм поведения. Для обозначения нарушений поведения широкое распространение получили термины: отклоняющееся поведение, де-виантное поведение.

Нарушения поведения отмечаются при психопатиях, патологических формированиях личности, резидуальной церебрально-органической недостаточности, некоторых психических заболеваниях.

Основной особенностью детей данной категории является нарушения социального взаимодействия с окружающими.

Различают патологические и непатологические формы отклоняющегося (девиантного) поведения.

К непатологическим формам относятся трудности организации поведения при акцентуациях характера, невротических состояниях, большинство преходящих ситуативных реакций. Дети и подростки с непатологическими нарушениями поведения не нуждаются в специально созданных условиях обучения и воспитания; но при неблагоприятных микросоциальных условиях, при патологическом протекании пубертатного периода эти формы отклоняющегося поведения могут трансформироваться в патологические.

Выделяются следующие критерии отнесения нарушений поведения к патологическим: устойчивость отклонений в структуре характера, темперамента, влечений, а также полиморфность проявлений нарушений поведения.

Дети и подростки с выраженными патологическими нарушениями поведения нуждаются в специальных условиях обучения и воспитания, так как их поведение нарушает педагогический процесс, может представлять опасность для окружающих.

Выделяется несколько основных типов девиантного поведения: антисоциальный, агрессивный, делинквентный (характеризующийся хулиганскими действиями, не попадающими под уголовную ответственность) и криминальный (характеризующийся преступными действиями).

Группа детей с нарушениями поведения имеет разнообразные психолого-педагогические особенности, но можно выделить ряд характеристик, общих для всех детей. Дети легко возбудимы, раздражительны, неусидчивы, вступают в конфликты с другими детьми и педагогами, уходят с уроков, отмечаются и иные нарушения дисциплины. У них наблюдаются повышенная аффективность и агрессивность. Все это нарушает взаимодействие ребенка или подростка с окружающей средой, ведет к школьной дезадаптации. Часть таких подростков в конечном итоге оказывается за пределами школы, что создает особенно благоприятную почву для хулиганских и преступных действий.

Нарушения поведения могут наблюдаться у детей с разными отклонениями в развитии, при психопатии, неврозах, психических заболеваниях, но большую группу составляют здоровые дети и подростки, у которых поведенческие нарушения обусловлены неблагоприятными микросоциальными условиями.

Вне зависимости от того, какими причинами вызвано нарушение поведения, есть несколько задач, которые необходимо решить для того, чтобы смягчить выраженность нарушений: формирование саморегуляции и контроля за своим поведением, критичного отношения к своему состоянию, умение сдерживать аффективные проявления, а также профилактика агрессивных действий и повышенной конфликтности.

Именно эти задачи могут решаться с использованием арттерапев-тических методик (имаготерапия, куклотерапия, библиотерапия). Большую роль могут сыграть также изотерапия и художественный труд.

Нередки случаи, когда «трудные» подростки увлекались художественным творчеством, что изменяло круг общения и корригировало негативные поведенческие проявления.

К сожалению, в последние годы эти направления психолого-педагогической помощи подросткам с нарушениями поведения реализуются недостаточно. Большое внимание уделяется направлению, связанному с занятиями спортом, особенно с различными видами единоборств. Вряд ли это позволит решить задачи коррекции в полной мере, так как именно эти виды спорта часто способствуют агрессивному поведению.

Дети с нарушениями зрения и слуха

Многочисленные исследования отечественных дефектологов и психологов (Р. М. Боскис, М. Ю. Pay, Т. В. Розановой, Л. И. Тиграно-вой, И. М. Соловьева, М. И. Земцовой, Ю. А. Кулагина, Л. И. Солнцевой и др.) выявили особенности формирования клинико-психо-логической структуры нарушений у детей с патологией сенсорной сферы.

Это особая категория детей с нарушениями развития. Вследствие врожденных или приобретенных дефектов слухового анализатора у них изменяется весь ход психического Дети с нарушени- развития, особенно страдает речевое развитие, ем слуха так как слух играет решающую роль в развитии и функционировании речи.

Степень вторичных отклонений в развитии ребенка зависит от целого ряда условий: от степени снижения слуха, времени возникновения нарушения, педагогических условий обучения и воспитания ребенка.

Ребенок с врожденной или рано появившейся глухотой не может самостоятельно овладеть речью, и это негативно сказывается не только на формировании такой сложной функции, как словесно-логическое мышление, но и на развитии наглядно-образного мышления, внимания, памяти, восприятия и т. п. Чем позже возник дефект слуха, чем лучше успела сформироваться речь, тем меньше пострадает дальнейшее психическое развитие ребенка.

Огромное значение имеет степень выраженности сенсорного нарушения. Так, небольшое поражение слуха дает некоторые возможности для самостоятельного овладения речью, а, следовательно, и для развития высших психических функций. При минимальном остаточном слухе самостоятельное овладение речью невозможно, и развитие психических функций своеобразно. В этом случае без специального обучения и воспитания внешняя картина дефекта будет очень сходна с картиной нарушения при умственной отсталости, хотя структура его совершенно иная.

Таким образом, особенности детей данной категории характеризуются исключительным своеобразием не только по степени первичного нарушения, но и по уровню речевого развития. В свою очередь разный уровень речевого развития определяет своеобразие мышления, памяти, внимания, обусловливая таким образом наличие возможных отклонений последующего порядка. Если ребенок не сразу попадает в специальные условия воспитания, сглаживающие тяжесть этих последствий, могут наблюдаться глубокие нарушения развития.

На основе оценки слуха и данных речевого развития в педагогической типологии вычленены четыре группы детей с нарушением слуха:

— неслышащие без речи ( ранооглохшие);

— неслышащие, сохранившие речь (позднооглохшие);

— слабослышащие, обладающие относительно развитой речью с небольшими ее недостатками;

— слабослышащие с глубоким речевым недоразвитием.

Педагогический процесс ориентируется на развитие всех сторон личности ребенка с нарушением слуха. Благодаря специальному обучению формируется речь и отвлеченное мышление, словесная память, создаются условия для компенсации нарушения как за счет развития и использования функций слухового анализатора, так и сохранных анализаторов.

Включение инсценировок, драматизации, пантомимы в педагогический процесс побуждает детей с нарушением слуха к учению, что способствует формированию, в частности, их речевых навыков.

Эта категория детей также отличается большим своеобразием клинических и психолого-педагогических проявлений в зависимости от выраженности и времени возникнове-Дети с нарушени- ния нарушений зрительного анализатора. ем зрения Принято выделять незрячих детей (тех, у кого отмечается медицинская или практическая слепота) и слабовидящих (тех, кто имеет частичную потерю зрения).

При медицинской слепоте полностью отсутствует возможность воспринимать окружающий мир при помощи зрения, при практической слепоте сохраняется либо светоощущение, либо возможность частично воспринимать свет, цвет, контуры предметов.

К слабовидящим относятся дети, имеющие остроту центрального зрения на лучше видящем глазу с коррекцией (очки, линзы) от 0,05 до 0,3.

Утрата зрения обусловливает особенности развития таких детей. Они испытывают трудности в восприятии предметов и явлений визуального характера — свет, цвет и т. п., которые не воспринимаются незрячими детьми непосредственно. Большие трудности возникают у них в оценке пространственных признаков: положения, направления, расстояния, величины, формы объектов и т. д. Все это обедняет чувственный опыт незрячих детей, затрудняет их ориентировку в пространстве, особенно при передвижении; гармоничность развития их сенсорных и интеллектуальных функций нарушается. У них страдает формирование понятий, знания их нередко формальны. Для них характерен так называемый вербализм — отсутствие представления, образа за произносимым или воспринимаемым словом, поэтому значения слов часто обеднены.

Поскольку зрительный анализатор также участвует в формировании фонетической стороны речи, у незрячих детей часты такие нарушения, как неправильное произношение звуков.

Страдают и более элементарные функции — например, почти до школьного возраста остаются малодифференцированными столь важные для детей с нарушениями зрения осязательные ощущения. Многие отклонения в развитии психических функций у детей с нарушениями зрения преодолеваются только в ходе специального обучения и воспитания.

При слабовидении зрительное восприятие серьезно нарушено, но все же сохранено, следовательно, имеется возможность получения информации об окружающем через зрительный анализатор. Поэтому при слабовидении имеется гораздо больше потенциальных возможностей развития, чем при слепоте. Однако значительное снижение зрения отрицательно сказывается, прежде всего, на процессе восприятия, которое у них отличается большой замедленностью, узостью обзора, снижением точности. Формирующиеся у слабовидящих детей зрительные представления менее четки и ярки, чем у нормально видящих, а иногда искажены. У них нередко наблюдаются трудности в пространственной ориентировке. При зрительной работе такие дети сильно утомляются, что приводит к дальнейшему ухудшению зрения при отсутствии мероприятий по его охране и развитию. Зрительное утомление, в свою очередь, вызывает снижение умственной и физической работоспособности.

В процессе формирования личности ребенка с сенсорными нарушениями ведущее значение имеет реакция на осознание дефекта. Большую роль играют также социальная и сен-Особенностисорная депривация, неправильное воспитание, формированиясвоеобразное отношение окружающих. Психоличности у детейлогическая атмосфера вокруг ребенка с сенсор-с нарушениямиными нарушениями способствует закреплению зрения и слухатормозимых, а иногда истероидных черт личности. Чаще всего наблюдаются трудности в установлении контактов со здоровыми сверстниками, боязнь привлечь внимание к своему недостатку, ранимость, обидчивость, уход в мир фантазий. Но иногда встречается и другой вариант личностного развития — стремление к демонстративности, эгоцентризм, тенденции к манипулированию окружающими.

Такие варианты личностного развития во многом связаны с неправильным воспитанием и ведут к трудностям в дальнейшей социальной адаптации ребенка. Таким образом, необходима профилактика нарушений личностного развития у детей с сенсорными нарушениями, а в некоторых случаях и преодоление уже сформировавшихся негативных черт.

Важнейшую роль в этом могут сыграть все виды художественной деятельности, расширяющие возможности коммуникации, повышающие самооценку, уверенность в своих возможностях. Велико значение различных средств искусства и в развитии у детей этой категории речи, воображения и творческих способностей.